Пользовательский поиск

Книга Выбравший бездну. Содержание - Глава 22

Кол-во голосов: 0

Едва договорив это обещание, она телепортировалась в Аалан. В южной группе стало еще одним творцом меньше. Однако людям требовалось восполнить утрату — и они создали Исис.

Теперь уже две безжизненные оболочки напоминали оставшимся творцам об ушедших. Те пока держались, но когда пролетавший поблизости ифрит растерзал оболочку Исис, Сехна и Астара тоже бросили работу и вернулись в тонкие миры.

Это послужило толчком к окончательному распаду группы. Ее члены один за другим покидали плотный мир людей, пока всех местных богов не заменили их оболочки. Люди не заметили подмены, они так же исправно молились своим богам, соблюдали заветы, приносили подношения. Им было безразлично, кому поклоняться — живым творцам или их мертвым отображениям.

Весть о распаде южной группы облетела всех работающих с людьми творцов. К этому времени многие успели разочароваться в способности людей следовать их поучениям, поэтому известие было воспринято скорее с сочувствием, чем с осуждением. Человеческое воображение развилось достаточно, чтобы создавать все новых и новых чудовищ, и летать в этом мире поодиночке стало опасным. Кое-кто из творцов под разными предлогами оставил работу и вернулся к прежней жизни. Истинную причину отказа не называл никто, но она была понятна всем — неверие в пользу своего труда.

Маг безвылазно оставался в плотном мире. Теперь он на собственном примере знал, как много значит разговор с единомышленником. Он разыскивал яркие искры, создавал подходящее к случаю плотное тело и встречался с ними, заводя разговор по душам, а затем уходил, оставляя их вдохновленными, с горящими глазами. Этого разговора им хватало надолго. Маг наблюдал за ними и с удовлетворением отмечал, что они становятся все больше и ярче, далеко опережая в развитии основную массу искр. Если бы его спросили, почему происходит так, он затруднился бы с ответом, но его метод работал, и не так уж важно было почему.

Иногда он встречался с Нереей. Обычно она вызывала Мага, чтобы посоветоваться с ним о своей работе, хотя он без труда угадывал, что на самом деле ей хотелось поделиться своими страхами, найти утешение и поддержку. Он делал вид, что попадается на ее уловку, выслушивал ее, утешал, и она уходила от него ободренной.

Гелас давно отсутствовал — он перемещался между мирами так медленно, что в течение пары людских поколений его можно было не ждать здесь. Однако Маг предвидел, что события могут начаться гораздо раньше возвращения Воина. Император, конечно, не оставит без внимания несчастный случай с Озриком. Какие-то действия будут предприняты, и они наверняка начнутся с общего сбора Властей. Вызов в Аалан означал долгое отсутствие здесь, и Маг торопился сделать как можно больше.

Этого нельзя было сказать о других творцах. Среди них преобладала растерянность и разочарование, и только очень немногие работали с прежним усердием. Неприятные настроения среди творцов усиливались из-за изменений, происходивших с оболочками бывшей южной группы. Те люди давно не общались с подлинными творцами, и их представления о богах понемногу менялись, что отражалось на внешнем виде и характерах оболочек. Поначалу безобидные, оболочки становились все более жестокими и мстительными, их тела оставались человекоподобными, но головы приобретали признаки животных. Бывшие боги обещали со временем превратиться в тварей похуже демонов.

Маг не удивился, когда в его ушах загремел вызов Посоха Силы. Не удивились и другие творцы — Власти давно узнали о происшествии, каждый из них предвидел общий сбор, а Силы прекрасно понимали, что дела не могут оставаться в таком положении, и с нетерпением дожидались решения Властей.

Он немедленно перенесся в Аалан, к собственному жилищу. Там он шагнул в портал и оказался под куполом Вильнаррата. За столом общего сбора Властей уже сидели Император и Воин. Они были так поглощены беседой, что едва заметили появление Мага. Посох Силы, воткнутый в подставку на ручке кресла Императора, мерцал всеми оттенками красного, посылая оглушительный сигнал общего сбора.

Непонятно, как они могли разговаривать в таком шуме, подумал Маг, усаживаясь на свое место. Сам он не любил громких звуков, даже гармоничных, предпочитая любой гармонии тишину. Сигнал продолжал звучать. Видимо, его придется терпеть, пока не прибудут остальные Власти.

К счастью, их не пришлось долго ждать. Они прибыли почти одновременно — Императрица, Крон и Хриза с Юстиной — и заняли свои места за столом. Когда последний из них появился в гептаграмме портала, вызов Посоха смолк, и Маг облегченно вздохнул.

— Итак, все в сборе. — Император поднял голову и окинул собравшихся зорким взглядом из-под нависших седых бровей. — Полагаю, вы уже знаете причину этого сбора и мне не нужно объяснять ее.

— Да, — подтвердила Судья. — Преждевременный уход Озрика.

— И это тоже, — строго сказал он. — Но главное — это особенности человеческого творчества. У меня сложилось твердое впечатление, что развитие людей идет в нежелательном для нас направлении.

— Я еще когда утверждал это! — вставил слово Воин.

— Возможно, нам следовало бы прислушаться к этим утверждениям, — благосклонно кивнул Император. — Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда…

— Почему же, — вдруг потянуло за язык Мага. — Бывает и так, что хуже — поздно, чем никогда.

Император остановил на нем неодобрительный взгляд.

— Сейчас не время заниматься словесными играми, — нахмурился он. — Вопрос, ради которого мы собрались, слишком серьезен.

— Вопрос? — прозвучал голос Императрицы. — Какой вопрос? Я не слышала никакого вопроса.

Неодобрительный взгляд Императора переместился с Мага на Императрицу.

— Он выглядит так: что нам делать с людьми? Какую линию поведения нам выбрать по отношению к ним в дальнейшем? Ты поняла, Аллат?

Та утвердительно наклонила голову.

— Но по божественному закону люди имеют равные права с нами, — раздался другой голос с левой половины стола. Голос принадлежал Жрице, хотя это замечание больше подошло бы Судье. — Мы ничего не можем с ними делать.

— Правильно, — согласился Император. — Я не имею в виду непосредственные действия. Мы можем влиять на людей косвенно, руководить ими и направлять их. В этом нет нарушений закона. И я собрал вас для того, чтобы мы с вами выбрали это направление. Здесь и сейчас. Исходя из имеющегося опыта, нам нужно определиться, куда и на что нам направить дальнейшее развитие людей.

— А чего мы хотели от них прежде? — раздался глухой, хрипловатый голос Крона.

— Разве ты не знаешь? — подняла красивые брови Императрица.

— Мне хотелось бы услышать ответ каждого, — заявил Иерофант.

— Что ж. — Император одобрительно качнул головой. — Интересное предложение. Высказывайтесь по очереди — сначала левая половина стола, затем правая.

Первой должна была высказаться Императрица.

— Ну, я полагаю, — сказала она, ненадолго задумавшись, — мы хотели создать людям хорошие условия для жизни и развития. Тогда некоторые из них, возможно, вырастут в этом проявлении до творцов. Но главное — мы должны позаботиться о них до конца этого дня Единого.

— Дальше, — сказал Император, взглянув на сидевшую за ней Жрицу.

— По-моему, мы хотели воспитать их добрыми и уживчивыми. Непричинение зла — важнейшее условие для взаимоотношений творцов, — высказалась она.

— Юстина? — глянул он на дальний край стола.

— Мы хотели обучить их законам Единого, вложить в них понятия о божественной справедливости, — без запинки ответила Судья.

— Крон?

— Нам требовалось закрепить их в плотном мире, чтобы божественная искра не разлетелась по проявленным мирам и не натворила неприятностей, — отчеканил Иерофант.

Пронзительный взгляд Императора уперся в Мага.

— Ты?

— С недавнего времени я считаю, что к концу этого проявления некоторые из людей могут развиться до творцов, — сказал Маг. — Думаю, что будет правильным выбрать наиболее способных и помочь им в развитии.

— А остальные? — спросила Жрица.

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru