Пользовательский поиск

Книга Выбравший бездну. Содержание - Глава 15

Кол-во голосов: 0

Вечером за селом состоялось гулянье. Люди праздновали возвращение стада и победу над сильным врагом, который в следующий раз побоится сунуться сюда. А если и сунется — у них теперь был защитник. Теперь они были не просто толпой, живущей в одном селе и связанной отдаленным родством, они были силой, объединившейся вокруг своего героя, своего вождя.

Маг перетанцевал почти со всеми девушками села, кроме своей сестренки, которая не отходила от его друга. Шум утомил его, и с наступлением темноты он воспользовался первой же возможностью незаметно улизнуть домой. Он шел по пустынной улице, прокручивая перед мысленным взором картину зарождения грязееда. Будет чем отчитаться перед Императором.

Пора было возвращаться в тонкие миры. Пора было оставлять стариков-родителей, друга с сестренкой, всех этих людей, которые надеялись на него, верили в него. Маг поймал себя на том, что размышляет слишком уж по-человечески. Чем дольше он жил здесь, тем труднее было покинуть это место, тем труднее было порвать образующиеся привязанности и обязательства. Может, не спешить, подождать еще?

Дурной запах снова ударил ему в ноздри, безошибочно сообщая о близости завистника. Маг отыскал его высшим зрением — тот крался за ним по улице. На его спине висел грязеед, в руках был топор. Зачем? Маг заглянул в его мысли и с отвращением отвернулся. Этот человечишка задумал убить его, творца. Хотя откуда ему было знать? Он хотел убить незнакомого Магу парня, погибшего в начале лета на охоте за ланью, потому что ему был невыносим чужой успех, чужое признание и слава.

Может, это был наилучший выход? Все пойдет естественным путем, а сам Маг освободится. Он чуть было не замедлил шаг, чтобы завистник скорее приблизился, но сдержал себя — как бы не спугнуть его. Вот впереди показались ворота родительского дома… Завистник был совсем рядом, за самой спиной. Мага тошнило от его близости.

Маг не почувствовал удара — он выскользнул из тела за мгновение до того, как тяжелый топор вошел ему в затылок. Безжизненное тело мягко осело на тропинку, убийца обрушил на него еще один удар, а затем несколько раз ожесточенно пнул ногой. Прислушавшись, он росился бежать, а Маг взмыл вверх, устремляясь в тонкие миры. Он не оглядывался назад. Ему не хотелось увидеть того, что будет потом, когда найдут его тело. Даже случайно. Это было не нужно, ни к чему. Что ему до этих людей, до их короткого, эфемерного бытия?

Так он и не погулял на свадьбе своей сестренки. Не сдержал слово. Как она, наверное, будет убиваться по нему!

Он молнией несся сквозь тонкие миры, раздираемый противоречивыми чувствами. Он узнал все, ради чего спустился к людям, он удовлетворил свое любопытство и выполнил задание Императора. Пока он летит до своего мира, у людей пройдут недели и месяцы, а его сестра выйдет замуж за его друга — хорошего парня, который и ее утешит, и о стариках позаботится. Его забудут.

И все-таки — он был убит ударом топора в затылок, а его любимая сестра плакала по нем.

Маг материализовался на своем любимом месте — у большого плоского камня на берегу озера. Он присел на камень, оперся локтями на колени, а лбом на подставленные кулаки и взглянул вниз.

— Так-то, веревочка, — прошептал он. — Ты была права, люди тоже творцы. Правда, пока они творят, что могут.

Талеста махнула кисточкой, показывая, что слышит хозяина, но промолчала. Она очень хорошо чуяла, когда ей лучше промолчать.

Маг зажмурился. Сколько же всего можно было вместить в этот короткий миг — частичку человеческой жизни! Пока он сидел здесь, на камне, его сестричка взрослела и старилась, растила детей и внуков для бытия, такого же короткого, как ее собственное. Он еще мог бы успеть к ней, взглянуть на нее годы спустя, но зачем? Те мгновения, когда он сидел рядом с ней, выслушивая ее наивное щебетание, уже никогда не повторить и не вернуть — это не под силу даже творцу.

Может быть, податься к сильфидам, создать там еще одну и назвать ее именем? Нет, Маг не хотел иметь перед глазами такое напоминание. Кроме того, в мимолетности ее бытия было какое-то грустное очарование, словно оставшийся аромат давно отцветшего цветка.

В нем росло странное ощущение собственного одиночества. Вокруг ничего не изменилось, все было таким же как прежде. Изменился он сам.

— Нерея! — послал он вызов.

— Это ты? — Ему показалось, что в ее голосе прозвучала радость.

— Приходи сюда, — позвал ее Маг.

Мгновение спустя Нерея очутилась рядом с ним и присела на соседний камень. Некоторое время они молча смотрели друг на друга.

— Ты сегодня совсем не такой, как вчера, — нарушила она молчание.

Вчера? Ну да, конечно, для нее это было вчера.

— Я был в другом времени и месте, — сказал он. — Для меня прошло почти полгода. Полгода среди людей.

— Как это могло случиться? — удивилась Нерея.

— Я прожил несколько месяцев в человеческом теле.

— Но почему?

— Проще всего ответить, что по поручению Императора. — Маг оперся подбородком на сцепленные руки и взглянул на нее. Ей показалось, что он чем-то очень опечален. — На самом деле… дурная голова, наверное, все можно было бы проследить и сверху. Я попал туда внезапно, но даже если бы у меня было время подумать… я не смог бы предвидеть этого.

— Чего? — спросила она, потому что он замолчал.

— Что я приму все так близко к сердцу. — Маг начал рассказывать Нерее обо всем, что произошло с ним у людей. Он не утаил ничего — ни событий, ни своего отношения к ним. Если бы он хотел что-то утаить, он не вызвал бы ее сюда, не затеял бы этот разговор.

— Вот и все, — закончил он. — Каждый раз, когда идешь к людям, нужно быть готовым терять. Радости могут и не случиться, но потери неизбежны.

— Ты так горюешь по своей сестре?

— Нет, — встряхнул головой Маг. — Не горюю. Просто пусто как-то… словно у меня вынули кусочек сердца, словно он остался там.

Он нахмурился и перевел взгляд на спокойную, прозрачную воду. Нерея могла беспрепятственно рассматривать его лицо, на первый взгляд казавшееся спокойным, как эта вода. Но уголки его глаз устало опустились, он казался приоткрывшимся и от этого неожиданно близким.

— Хочешь, я буду твоей сестрой?

Они растерянно взглянули друг на друга, словно вопрос Нереи застал врасплох обоих.

— А у тебя получится? — шевельнул губами Маг.

— Не знаю.

Она не представляла, что такое — быть сестрой, она узнала это только с его слов. Но ей вдруг до боли захотелось стереть с его глаз эту усталость, эту печаль.

* * *

На следующий день Маг не отправился к Воину, рассудив, что имеет право отвлечься — все-таки не каждый день тебя убивают топором по затылку. Вместо этого он перенесся в Литанию навестить своих сильфид и вспомнил там, что у него осталось неоконченное дело. Маг приготовился послать вызов, но в последний миг передумал.

Он сосредоточился на переходе в Тартар — Эрида наверняка была там, — и мгновение спустя перед ним возникли черные, дышащие жаром пески этого сурового мира. Безжизненные пески. Порождения творящих в том мире Сил предназначались не для жизни — они предназначались убивать и умирать.

Маг пристукнул ногой об ногу, и братья Трапабаны понесли его над равниной, утыканной колючими выступами черных скал. В багровом небе Тартара клубились черно-лиловые тучи, в лицо бил мелкий песок, смешанный с пылью. Вскоре впереди показались остроконечные вершины гор. Перевалив через горный кряж, Маг оказался на краю огромного кратера и опустился на ближайший выступ.

Дно кратера кишело чудовищными тварями. Здесь были и бронированные, шипастые глыбы на коротких ногах, с веером рогов на тяжелых головах, и гибкие, скользкие многоногие ленты, плюющиеся едкой жидкостью, и когтистые хищники с сабельными клыками, и двуногие гиганты, верхние конечности которых заканчивались мощными клешнями. Все это грызлось, дралось, неутомимо нападало друг на друга.

Творцы этого кошмарного выводка расселись по стенам кратера и увлеченно наблюдали за побоищем. Они даже не заметили появления Мага, сияющим пятном выделявшегося на черной скале. Магу было известно, что здесь собирались Силы, предпочитающие подобные развлечения всему остальному. Они и выглядели соответственно. Большинство из них были темнокожими, словно впитавшими в себя краски этого мира, некоторые были зелеными или бледно-серыми. Широконосые, клыкастые лица, которым больше подошло бы называться мордами, отвислые животы, вздувшиеся из-за злоупотребления пищей промежуточных миров.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru