Пользовательский поиск

Книга Выбравший бездну. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

Он постучался в только что закрывшуюся дверь.

— Не найдется ли глоток воды, добрая женщина? — сказал он, когда дверь снова открылась.

Женщина смерила его недоверчивым взглядом.

— Отчего не найтись, найдется, — сказала наконец она. — Подожди здесь, я вынесу.

Вскоре она вернулась с кружкой воды. Маг на всякий случай приглушил все имеющиеся органы чувств, но вода оказалась достаточно чистой. Женщина выглядела доброжелательной, и Маг решил воспользоваться возможностью пополнить сведения о языке и обычаях людей.

— Добрая женщина, я не понял, за что они обижают этого мальчика, — сказал он, внимательно прислушиваясь к звуку своих слов, впервые произносимых им на человеческом языке. Кажется, звучало удовлетворительно. — Неужели за то, что он слепой?

Женщина удивленно взглянула на него.

— Ты что — глухой? — спросила она. — Неужто не слышал, как его звали?

— Слышал. — Маг нерешительно продолжил, опасаясь что брякнет глупость: — Но я не понял, что означает первое слово.

Теперь женщина глядела на него с откровенным изумлением.

— Да откуда ты эдакой свалился? — подозрительно спросила она. — Ишь ты, не знает, кто такие шлюхи!

— Там, где я живу, нет этих «шлюх», — поспешно сказал Маг.

— Нет? — не поверила ему женщина. — Да где их нет!

Маг тем временем заглянул ей в мысли и узнал все о родственных и неродственных отношениях людей. Шлюхой называлась женщина, вступавшая с мужчинами в интимные отношения, не разрешенные остальными людьми. Ему было непонятно, почему в таком личном деле требовалось разрешение остальных людей и почему не разрешенные отношения осуждались, но сейчас у него не было времени размышлять над этим.

— Мои родители живут отдельно, не в селении, — выкрутился он.

— Хорошо тебя воспитали, в строгости, — одобрила женщина. — Была у нас тут одна гулена, всех мужиков к себе переводила, — стала рассказывать она. — Дурной болезнью болела, поэтому мальчишка родился слепым. А в том году ее любовник пришиб, вот мальчишка один и остался. Теперь ходит по селу — что подадут, то и ест.

— Но почему все-таки они его обижают? — Маг начал понимать. — Неужели за то, что она была его матерью?

— А как же, — подтвердила женщина. — Дети в ответе за грехи своих родителей. Так завещал нам наш господь всемилостивый.

Нет, Гелас не мог сказать им такое. Маг ей так и ответил.

— Да ты безбожник! — возмутилась женщина, выхватывая у него из рук кружку. — А ну, проваливай отсюда, пока я своих не позвала!

Маг не заставил себя ждать. Его собеседница пришла в такое настроение, что разговаривать с ней все равно стало невозможно. Она гневно хлопнула дверью, а он пошел дальше по улице.

«Безбожник». Еще одно слово, соответствия которому не было в общем языке, потому что никто из высших сущностей не сомневался в существовании Единого. Теперь Маг узнал, что так называется человек, не признающий существование творца. Нужно будет рассказать об этом рыжему — пусть посмеется.

Он зашел за поворот и лицом к лицу столкнулся с толпой молодых самцов… то есть парней — поправил себя Маг. Рядом с ними вертелось животное, в котором Маг узнал самца собаки, или пса. Увидев чужого человека их возраста, парни на мгновение растерялись, но в следующее мгновение настроились враждебно. Ошибиться было невозможно — их враждебность ударила по всем органам чувств Мага.

Они стояли напротив — Маг и толпа — и напряженно рассматривали друг друга. Маг тщетно пытался разглядеть в этих человеческих существах облик первого из людей, как две капли воды похожего на Воина. Истекшее время не пошло им на пользу — отдаленные потомки богоподобного предка были приземистыми и коротконогими, корявыми и неряшливыми, с нахмуренными, неприятно искаженными лицами, на которых не читалось никаких высоких чувств, зато махровым цветом цвели низменные. Дурной признак.

Один из парней, местный заводила, отделился от замершей толпы и шагнул к Магу.

— Ну, ты… — сказал он.

— Что — я? — спросил Маг.

— Ты че…

Фраза оборвалась, но парень явно ждал ответа. Насколько Маг знал человеческий язык, «че» было искаженным «что», значит, за ним должно было следовать слово, обозначающее действие. Но за ним не следовало ничего.

— Я — что? — спросил Маг.

— Ты че выпендриваешься? — послышалось разъяснение.

Это слово не переводилось на общий язык. Маг никогда бы не подумал, что оно означает всего-навсего «попасться навстречу». Он недоуменно взглянул на парня.

— Ты че здесь шляешься, дерьмо? — продолжил парень.

Маг понял, что его обвиняют в том, что он ходит по чужой земле. Это подпадало под один из перечисленных Геласом пунктов. Последнее слово входило в список слов, переводившихся на общий язык как «нехороший». Еще один пункт. Маг заглянул в мысли парня, чтобы уточнить значение слова, и обнаружил, что так называются человеческие испражнения. Видимо, это сравнение считалось здесь обидным.

— Я не шляюсь, я просто иду, — сказал он.

— Да ты… — дальше последовали слова, имеющие общее значение «нехороший».

Маг едва успевал улавливать их смысл, мелькающий в голове парня. Половые органы и интимные отношения. Человеческие выделения и объедки. Названия домашних животных, среди которых мелькнуло и название животного, вертевшегося под ногами у парня. Маг одним разом ознакомился с доброй половиной слов человеческого лексикона. Люди были мастерами нападений на тонких планах, и ему не поздоровилось бы, если бы он своевременно не установил защиту.

— Да мы щас на тебя собаку спустим! — это было уже действие.

Маг оставил исследование и перенес внимание на плотный план. Парень пихнул на Мага жавшегося к его ноге пса. В отличие от людей, животное явно чувствовало присутствие творца. Пес нерешительно тявкнул, Маг бросил на него рассерженный взгляд.

Пес взвизгнул, словно его ударили, и бросился улепетывать вдоль по улице.

— Собака умнее вас, — хмуро сказал Маг.

Парни испуганно зашушукались. Не желая терять авторитет, заводила шагнул к нему и ткнул рукой в плечо. Вернее, ткнул бы, если бы его рука не натолкнулась на невидимую преграду, поставленную Магом от комаров, и не отлетела бы прочь. Лицо парня перекосилось, глаза выпучились от ужаса.

— Нечистый! — взвизгнул он не хуже пса. — Нечистый!

Забыв об остальных, парень бросился бежать по улице вслед за псом. Вся компания пустилась вдогонку за ним:

— Нечистый! Нечистый!

Нашли нечистого, раздраженно подумал Маг, самим не помешало бы не только помыться как следует, но и обобрать с себя паразитов. Однако вопли парней произвели разительное действие — все селение насторожилось в испуге. Маг шел по улице и чувствовал за дверьми, за окнами подглядывающих людей, замерших от непонятного ему ужаса. Насмотревшись на улицы поселения, он ни за что бы не предположил, что местные обитатели так любят чистоту.

Здесь ему больше нечего было делать. Люди так страшились его присутствия, что было просто невозможно разговаривать с ними. Маг прошел селение насквозь и ушел по дороге с другой стороны. Там, впереди, был еще один поселок.

Вечер близился к ночи, когда Маг вошел в следующее скопление людских жилищ, ничем не отличавшееся от первого. Магу было противно находиться в этой помойной яме, называемой человеческим поселением. Грязные мысли. Грязные слова. Грязные действия. Маг напомнил себе, что он здесь по делу, но пока было не похоже, что дело удастся выполнить удовлетворительно.

На идущей сквозь поселок улице никого не было. Центральное светило ушло за горизонт, и люди разошлись по домам. Маг вспомнил, как они проводят время по ночам — они ложились и погружались в небытие, сходное со сном высших сущностей во время ночей Единого. Сам он не нуждался в сне, но не знал, как поведет себя его плотное тело. В хрониках Акаши Маг видел, что путники по вечерам либо останавливаются ночевать, либо ищут ночлег в чужих домах. Он решил попробовать второе — возможно, ему заодно удастся найти подходящих людей.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru