Пользовательский поиск

Книга Выбравший бездну. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

— Хорошо, — согласился он. — Я сейчас же возьмусь за это.

Он засел за изучение Плана Мироздания, а вернее, той его части, что касалась плотных миров. Как и все творцы, Маг не нуждался в пище промежуточных миров, хотя мог есть ее. Для поддержания сил ему было достаточно воздуха тонких миров — вездесущей энергии — и дыхание полностью заменяло ему питание. Периодом сна творцов были ночи Единого — промежутки небытия между днями Единого, — поэтому Маг не нуждался и в сне, хотя порой ему нравилось прилечь на свое любимое ложе и погрузиться в расслабленность. Но расслабленность была способом провести свободное время, а сейчас он с увлечением вникал в новое знание, дни и ночи не отрываясь от Плана и делая лишь короткие передышки для обдумывания и систематизации вновь приобретенных сведений.

Ему и прежде было известно, что плотные миры включают в себя вещество промежуточных и тонких миров, хотя оно присутствует там в скрытом состоянии и проявляет себя косвенно, через законы плотных миров. Сам Маг не был существом плотного мира, поэтому непосредственный доступ оттуда к промежуточным и тонким энергиям был для него возможен, пусть и не без трудностей. Воин предпочитал возвращаться для этого в тонкие миры, но Маг никогда не унизился бы до подобного признания своей слабости. Едва получив начальные сведения о плотных мирах, он досконально изучил методы обращения оттуда к высшим материям и энергиям, и только после этого взялся за остальное.

Составляющие элементы этой категории плотных миров и особенности их взаимодействия он узнал, когда готовился к модификации. Однако оставалась неизученной масса сведений о растительной и животной углеродной жизни. После нескольких консультаций с Императрицей Маг справился с освоением сведений о растительности, но животный мир ему пришлось изучать самостоятельно, потому что Воин пропадал где-то в плотных мирах. Покончив с исходными данными, Маг полез в хроники Акаши, чтобы ознакомиться с историей проживания людей в плотном мире и узнать, что делал для них Гелас.

Для поселения людей была выбрана обширная долина с теплым климатом, с буйной растительностью и жирной почвой. Две широкие незамерзающие реки лениво катили воды к морю, между ними лежала пологая возвышенность, на которой жили люди. Сезонные разливы накрывали большую часть возвышенности и оставляли на людских полях плодородный ил, питающий посевы. Сами постройки размещались посреди возвышенности, куда не достигала вода.

Маг прокручивал хронику Акаши, наблюдая, как единственная вначале хатка превращалась в небольшое поселение. Гелас снабдил своих подопечных семенами и домашними животными, обучил ухаживать за ними, понемногу выучил ремеслам. Люди усваивали начальные навыки, быстро совершенствовали их и развивали новые. Многие обитатели промежуточных миров обладали прекрасной памятью и замечательной способностью к обучению, но ни одно из известных Магу творений не обладало такими способностями к собственному творчеству — сказывалось влияние божественной искры, пусть и неразвитой.

Люди построили специальное сооружение, в котором обращались к Геласу с просьбами. Из-за незнания людского языка Маг пропускал эти просьбы, лишь иногда замечая, как после обращения к творцу у людей появлялось то одно, то другое приобретение или умение. Затем селение разрослось, и Маг стал замечать, что между его обитателями участились ссоры и стычки. Все закончилось тем, что часть людей ушла оттуда и поселилась на новом месте, ниже по течению.

Если бы закончилось… По мере того как оба селения разрастались, в них повторялась та же история. Маг наблюдал за людьми, пока те понемногу не расселились вдоль всей долины. Дальше выселяться было некуда, и людские отношения между селениями и внутри селений стали быстро ухудшаться. Маг заметил, что резко участилось число случаев, о которых рассказывал Гелас.

Ему не удалось понять из наблюдения, чем они вызваны, поэтому он прервал просмотр, решив сначала изучить язык людей. В силу особенностей плотных миров люди не видели и не слышали существ промежуточных и тонких миров, поэтому они изобрели свой язык для общения. Маг надеялся, что их поведение станет понятнее, если послушать, о чем они говорят.

Язык людей несколько озадачил Мага. В нем не оказалось некоторых общеизвестных понятий, хорошо знакомых и творцам, и их творениям. Более того, в нем оказалось немало понятий, соответствия которым не было в языке тонких миров. Видимо, это было связано с особенностями их мира, пока малоизученного. Был только один способ полностью понять язык людей — спуститься в их мир и выяснить значение этих слов у них самих.

К людям нельзя было соваться неподготовленным, а Маг вполне сознавал, что его подготовка пока недостаточна, чтобы сойти там за своего. Нужно было проконсультироваться у Геласа. Маг послал вызов, но рыжий не ответил — наверное, блуждал где-то в плотном мире людей. Маг поработал еще немного, затем решил прерваться. Он убрал в небытие удобное кресло, вызвал ложе и улегся среди воздушных, полупрозрачных покрывал, заложив руки за голову.

У него под боком шевельнулась веревка, напоминая о себе. Она не умела заглядывать ни в План, ни в хроники Акаши, поэтому давным-давно скучала. Маг приоткрыл один глаз и взглянул на нее.

— Ты, случайно, не бывала в плотных мирах? — спросил он.

— Не помню, — ответила Талеста. — Наши предки произошли от вещей ваших предков, но в ту пору у нас еще не было памяти. А ты сам помнишь те времена?

— Нет, — ответил Маг. — Неразвитая искра не имеет памяти.

— Вот видишь, — буркнула веревка, давая понять хозяину, что нечего с нее спрашивать то, на что он не способен сам. Когда она успокоилась за свое достоинство, в ней взыграло любопытство. — А почему ты спросил меня про плотные миры?

Маг знал, что она всегда подсматривает и подслушивает, поэтому не стал тратить время на предисловия.

— Эти люди ведут себя слишком агрессивно по отношению друг к другу, — сказал он. — Может быть, ты знаешь почему?

— Конечно, знаю, — гордо сказала Талеста. — Их стало слишком много.

— Но мне не показалось, что им чего-то не хватает.

— Не забывай, что пока они ближе к животным, чем к высшим сущностям, — напомнила веревка, — а у животных при перенаселении возрастает уровень агрессии, даже если им всего хватает.

— Думаешь, это от перенаселения?

— Не только. В стае животных всегда есть иерархия. Чем больше стая, тем сложнее в ней взаимоотношения. А люди, как я поняла из вашего разговора с Воином, выросли в очень большую стаю.

— А почему они убили одного из своих для Геласа?

На этот раз у Талесты не нашлось готового ответа.

— Не знаю, — нехотя призналась веревка. Она очень не любила признаваться в своей неспособности. — Это, видимо, что-то такое, что свойственно только людям, а у меня нет опыта обращения с людьми.

— Его ни у кого нет, — вздохнул Маг. — Их еще придется изучать и изучать.

— Ты сейчас отправишься туда? — радостно встрепенулась она.

— Нет, рано еще. Я пока не готов.

— Так готовься! Чего ты валяешься?

— Нужно поговорить с рыжим, а он болтается неизвестно где.

— Может, пока отправимся хоть куда-нибудь? — предложила веревка. — Скучно ведь.

Маг покорно убрал ложе и отправился в Литанию к сильфидам. Там его и застал вызов Воина.

— Гелас, ты? — обрадовался Маг. — Поговорить нужно.

— Вот-вот, и мне тоже, — подхватил тот. — Давай двигай ко мне.

Маг немедленно телепортировался в жилище Геласа. Он еще не бывал у Воина, поэтому с любопытством осмотрелся вокруг. Вещей здесь было побольше, видимо, Воин не любил лишний раз пользоваться магией. Широкое ложе на полу, застланном пестрым ворсистым ковром. У самого Мага пол был гладким. Два кресла и небольшой круглый столик между ними свидетельствовали о том, что у Воина нередко бывали гости. Или гостья?

— Одна наша общая знакомая жаловалась мне, что ты совсем забыл про нее, — сказал Маг, усаживаясь в указанное Геласом кресло.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru