Пользовательский поиск

Книга Выбравший бездну. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

Если бы Маг не знал, как она умеет притворяться, то не усомнился бы, что ее недоумение искренне. Но он прекрасно это знал, поэтому не поверил ей, на всякий случай.

— Это твои творения? — махнул он рукой на андулий.

— Эти? — Зеленый щелевидный глаз покосился в их сторону. — Ну-у-у, мои.

Призналась. По правде говоря, Маг не ожидал этого.

— Еще немного, и они испакостили бы всю Литанию, — сказал он обвиняющим тоном. — Съели бы всю растительность, погубили бы других обитателей и, наконец, вымерли бы сами.

— Ну-у-у, — протянула Эрида. — Это еще почему?

— Потому что ты не присматриваешь за ними. Ты даже не взглянула на них после того, как сделала их.

— У них был свой лес. — Она шмыгнула носом. — Я все сделала как надо.

— Ты нарушила одно из соглашений этого мира, — напомнил ей Маг. — Ты сделала их самовоспроизводящимися. Для исследования выживаемости есть другие миры, а Литания для этого не предназначена.

— Да не делала я, — заныла Эрида. — Я взяла типовой проект.

— Ну разумеется, — иронически глянул на нее Маг. — Только не говори мне, что ты не знала, что большинство типовых проектов — самовоспроизводящиеся.

— Я за-абыла. — Эрида снова покосилась на андулий. — Просто я случайно попала сюда, а тут было так кра-асиво, что мне тоже захотелось тут чего-нибудь сделать. Этот лес был свободным, и я взяла типовой проект, переделала немножко, но тут меня позвали, и я все оставила. Я бы все поправила, но меня позвали развлекаться в Тартар, а там было так весело, и я совсем за-абыла…

Она развлекалась в Тартаре! А он-то взялся напоминать ей о том, что в проявленном бытии есть миры-арены, миры-бойни. Наверняка она многое знала про эти миры гораздо лучше него.

— В Тартаре… — брезгливо повторил Маг.

— Да-а-а, — протянула Эрида. — Между прочим, мои волколаки оказались вторыми, после змееголовов Хтона.

— Поздравляю, — выдавил он сквозь зубы. — Но прежде чем вернуться к развлечениям, тебе придется поработать. Твои творения несовместимы с условиями Литании…

— Я ща-ас же уберу их из проявления. — Зеленые глаза Эриды деловито блеснули. — Не говори ничего Императрице, скрытный. Всякое, конечно, бывает, но здесь я не хотела подшутить. Просто недосмотрела.

— Никаких «уберу из проявления», — резко сказал Маг. — Ты немедленно переселишь их в подходящий мир и обеспечишь им все условия для существования.

— Но па-ачему…

— Чтобы ты не была забывчивой. Считай это наказанием.

Эрида недовольно нахмурилась, но не посмела спорить с одним из Властей.

— Ла-адно, переселю. — Она уставилась вниз и начала ковырять землю носком босой ноги.

— Я сам проверю это, чтобы ты опять ничего не забыла, — сказал Маг для надежности. — Или твоя забывчивость станет предметом общего сбора Властей.

— Ла-адно, ща-ас сделаю, — сверкнули на него исподлобья зеленые глаза.

— Тогда приступай, — потребовал Маг.

Эрида исчезла. Андульи, подслушивавшие их разговор, обступили его, протягивая к нему выпачканные ягодой лапки.

— Теперь она не убьет вас, — успокоил их Маг. — Вы еще поживете, и хорошо поживете.

Теперь можно было заняться исправлением последствий творчества Эриды. Одним движением мысли он вернул лесок в исходное состояние. Получилось, пожалуй, не хуже, чем у Императрицы. Андульи замелькали среди ветвей, обрывая фрукты, а он вернулся в свою рощицу, к сильфидам.

Те встретили его радостным писком, расселись на его руках и плечах, а кому не хватило места, повисли перед ним в воздухе.

— Они больше не нападут на нас? — спросила усевшаяся к нему на ладонь Флавия. — Ты сказал им, что мы им всыплем, если они опять полезут?

— Они больше не полезут. Не сердитесь на них, они нападали на вас — потому что у них не было еды.

Маг приблизил ее к лицу.

— Не было еды? — На личике Флавии появилось недоумение — она не знала, что это такое. — Разве так бывает? Тогда почему они не попросили у нас ягод? Мы бы дали им, у нас много. Почему они сразу полезли драться?

— Они не догадались попросить, — объяснил Маг.

— У-у, глупые…

— Но ведь и вы не догадались спросить, что им нужно. Может, тогда вам и драться не пришлось бы.

— В следующий раз мы спросим, — виновато потупилась сильфида. — Мы не забудем. Мы никогда ничего не забываем.

— В следующий раз они не появятся, — сказал ей Маг. — Все уладилось, андулий переселят в более подходящее для них место. Среди вас есть раненые?

— Мы все раненые! — наперебой запищали сильфиды. — У нас у всех порваны крылья!

Он начал лечить сильфид, одну за другой, стирая с них укусы и царапины и восстанавливая потрепанные крылья. Последним перед ним завис сиреневый дракончик, трепеща прозрачными сетчатыми крылышками. Одно из задних крыльев дракончика было оборвано на треть, но он лихо лавировал в воздухе, бодро задирая кверху узкое флейтообразное рыльце.

— Ягоды, Создатель! — Вылеченные сильфиды взмыли в воздух пестрой стайкой и понеслись по деревьям угощать своего создателя. — Мы сейчас принесем!

Ягод оказалось немного — почти весь урожай уже был собран в корзину Мага и отнесен андульям. Сильфиды одна за другой подлетали к ладони Мага и высыпали туда собранные ягоды, а затем вся стайка собралась перед его лицом.

— Больше их нет, — пискнула Анат. — Это и называется — «нет еды»?

— Вроде того, — подтвердил Маг, ссыпая подношение в рот. — Но это ненадолго. Сейчас мы с вами споем песню ягод, и у вас на глазах появятся новые.

— Споем! — защебетали сильфиды, рассаживаясь на нем. — Споем! Споем!

И Маг запел песню, песню-мечту о растущем саде, цветущем саде, плодоносящем саде. Хор тонких голосков подхватил протяжный, незатейливый напев. Сидевшие на его плечах сильфиды запустили проворные пальчики в снежно-белые волосы Мага и стали плести множество мелких косичек, занимаясь любимым делом — украшением головы своего создателя. Их вкусы не вполне совпадали со вкусом самого Мага, но он всегда позволял им эту маленькую радость.

Поскольку в промежуточных мирах слово творца равнялось действию, окружающие веселую компанию деревья проросли молодыми побегами, на которых прорезались бутоны, тут же покрывшиеся цветами. Дождь опадающих лепестков посыпался Магу на голову, сильфиды подхватили их и стали вплетать ему в волосы. Вместо них на ветвях появились зеленые завязи, набухающие и краснеющие с каждым новым словом песни. Когда напев закончился, вся голова Мага была полностью заплетена в косички, а все деревья в округе были увешаны гроздьями свежих, спелых ягод.

Это был мирок, в котором Маг был счастлив.

Сильфиды притащили ему свои изделия, чтобы похвастаться, — искусно сплетенные травяные корзиночки, паутинные покрывальца, башмачки из ореховой скорлупы. Он все посмотрел, все похвалил и одобрил, а затем стал прощаться. Как бы он ни был здесь счастлив, он не мог подолгу оставаться на одном месте.

Глава 5

Когда Маг вернулся к себе в купол, его взгляд наткнулся на скомканные покрывала ложа, не убранного в небытие перед уходом. По забывчивости.

Мага передернуло на этом слове. Нет, конечно, его забывчивость не имеет ничего общего с забывчивостью Эриды. Однако он немедленно удалил ложе, хотя можно было бы просто растянуться на нем, а затем снова вызвал в проявление со свежими, ровно разостланными покрывалами.

Он не улегся на ложе. Постояв немного рядом, он пошел на берег озера. Не переместился привычным движением мысли, а пошел ногами, медленно, не спеша, словно умышленно тянул время. Там, на берегу, он уселся на любимый камень и стал смотреть в воду.

Вода тонких миров была такой прозрачной, что дно под ней можно было видеть на бесконечную глубину, насколько позволяло зрение высшей сущности. Озеро Мага было неглубоким, его берега и дно были усеяны дивной красоты кристаллами, преимущественно светлых оттенков. В отличие от промежуточных миров, в его спокойной воде не суетилась никакая живность — неразвитые формы жизни не приживались в легком веществе тонких миров. Мало кому из творцов удавалось создавать здесь сколько-нибудь долговечные творения.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru