Пользовательский поиск

Книга Волшебники Сенчурии. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

Вал ответила невпопад:

— Эти твари... они все еще следуют за нами.

Тараканы пересекли дорогу из гравия и проползли мимо кустов с желтыми цветами. Ни одна звездчатая чашечка даже не шелохнулась.

— Одно зло поладило с другим, — буркнул Редферн. Он пошел быстрее. Ускорил ли он шаги, чтобы побыстрее попасть в город, или же для того, чтобы оторваться от тараканов, осталось под вопросом.

Из ворот вышли рядком четыре кладбищенских упыря. Каждый из них держал по самострелу и первые двое сразу спустили тетиву.

Редферн, вжавшись всем телом в траву, взял на прицел каждого упыря по очереди. На сей раз ему потребовалось всего пять выстрелов, чтобы избавиться от четверки выходцев из могил, хотя стрелы вонзались в землю совсем рядом со Скоби. На мгновение он задумался об этом, прежде чем встать самому и помочь подняться Вал. «Избавиться». Славный, чистенький эвфемизм, означающий на самом деле, что он их застрелил, всадил в брюхо по пуле, превратив внутренности в месиво костей и крови.

Когда они проходили мимо тел, Редферн посмотрел вниз. Твари были долговязыми, неуклюжими. Они лежали, лениво раскинув мертвые конечности и, вынужден был признать Редферн, несмотря на гротескную смесь черт людей и насекомых, были, вероятно, все-таки живыми существами. Макабрическое сходство с ожившими покойниками было простой случайностью. Эта мысль не доставила Редферну радости. Перед ними поднимались ворота, причудливое нагромождение арабесок, зубчиков, завитушек, до блеска отполированных и усыпанных драгоценностями. Сама арка была исполнена в мавританском стиле и пронизана с обеих сторон многочисленными отверстиями звездчатой формы. В десятке ярдов перед воротами трава пропадала и ее место занимала плотно слежавшаяся земля. Когда шел дождь, земля под водостоком у ворот, должно быть, превращалась в трясину.

Кровопотеря становилась уже серьезной. Редферн чувствовал себя приподнятым над землей, словно тело полегчало и грозило оторваться от почвы и улететь. В ушах непрерывно звучал равномерный шорох, будто прибой, перекатывающий гальку на берегу.

Вал вяло повисла у него на руке, прикрыв глаза и едва дыша.

Какой-то звук заставил Редферна обернуться. Двигался он очень медленно даже для его собственных притупленных чувств. Три таракана — два черно-белых и один, тот что в центре, черно-желтый — стояли там и смотрели на него, пощелкивая жуткими челюстями. Редферн отступал, пока не оказался на линии ворот. Он попытался поднять винтовку, но почему-то не справился с ее весом. Раздражение в нем боролось с каким-то другим чувством, которого он не мог опознать. Ему подумалось, что это, может быть, страх, но уверен он не был. Кажется, некоторое время назад он решил не иметь больше ничего общего со страхом, не так ли? Как-то это еще было связано с тем, чтобы натянуть нос волшебникам Сенчурии. Во всяком случае, это чувство ему нисколько не нравилось. Бедняжка Вал, она так плохо выглядит, все тело у нее сплошь покрыто кровавыми точечками. Собственно, и его тело тоже. Винтовка выпала из его руки прямо в пыль. К тому же затвором вниз. Ах, как плохо. Темнеет. Туман. Голова кружится. Лучше бы присесть. Вал уже спит. Спать. Неплохая мысль — он так устал, так устал...

Глава 9

Одинокие и отчужденные, завершенные и заброшенные, управляли Волшебники Сенчурии своим городом на границе леса, у пересечения измерений.

Многогранные странствующие кристаллы, вооруженные изумрудными разрушительными лучами и испускающие потоки ненависти прочесывали для них море трав. Полунасекомые-полулюди — упыри — охраняли их леса, а охотничьи тараканы бесшумно крались сквозь заросли, чтобы загнать, завалить и переварить бессильную жертву. Усыпанные желтыми звездочками кусты росли стройными рядами, чтобы обрушивать на незваного гостя вихрь вращающихся снарядов.

Одинокие и отчужденные, завершенные и заброшенные, жили Волшебники Сенчурии в своем городе драгоценностей. Одинокие, отчужденные и заброшенные — да. И напуганные. Смертельно напуганные. Напуганные и изолированные, Волшебники Сенчурии прозябали в своем удивительном драгоценном городе на краю леса, защищенном чудесами науки и колдовством, и дрожали при каждом сотрясении туго натянутой ткани измерений.

— Но они никогда не признаются, что боятся, — сказал Галт в своей обычной непререкаемо-авторитетной манере. Они прогуливались между клумбами цветов — обычных цветов — в саду Хризобериллового Крыла и вокруг плыл аромат диковинных разновидностей хризантем. Волшебники Сенчурии любили, чтобы во всем был порядок.

Редферн, до сих пор ходивший с некоторой осторожностью, кивнул. Вал опиралась на его руку. Скоби мысленно присвоил слову «Волшебники» прописную "В" с тех пор, как узнал побольше об их истории.

— Я нашел подход к их разновидности идеализма, — продолжал Галт. — Арлан учит сходной форме абстрагирования от мира...

— Но его учение куда теплей, Галт! Куда человечней! — вскричала Вал. Тот с улыбкой кивнул.

— В этих мирах ничто не достается задаром. Что ж, это довольно честное уравнение. Ты просто сам обернул его против себя, Скоби.

Редферн ничего не забыл. Выздоровление, после того, как его подлатали и влили ему новую кровь, потребовало некоторого времени. Лицо Вал тоже выглядело очень бледным, особенно вокруг губ. Им обоим не забыть испытаний, через которые они прошли с прикрепленными к головам передатчиками эмоций. Аппараты с них уже сняли, но Редферну казалось, будто он по-прежнему чувствует их на голове, будто к ней приклеился липкий моллюск.

— Это так. Но я по природе неспособен уважать власть, которая очевидно некомпетентна, чрезмерно жестока или просто тупа.

— К данной разновидности власти — Волшебникам — ни одно из этих определений не относится. Теперь ты знаешь, почему им необходимо всегда иметь полный заряд в своих аккумуляторах. Они смотрят на это исключительно как на честную сделку.

— Честную! — резковато фыркнула Вал.

Галт осуждающе улыбнулся. В дальнем конце залитого солнцем сада Мина, Тони и Нили свернули на дорожку из каменных плит, возвращаясь обратно. Их белые платья, такие же, как и те, что носили Галт, Вал и Редферн, шелковисто переливались от чистоты.

— Я считаю, что да, Вал. Волшебники хранят свою независимость в весьма деликатной ситуации. Теперь они защищают и всех нас.

— Однако эти их чертовы упыри пытались нас убить, — упрямо проворчал Редферн. Галт покачал массивной головой.

— Вовсе нет. Они стреляли анестезирующими дротиками.

Конечно, для людей эти дротики великоваты, но обычно Волшебникам приходится иметь дело с куда более чудовищными и опасными формами жизни, чем люди.

— А тараканы?

— Это животные исключительно для охоты. У нас в Монтрадо есть формы жизни, выведенные специально для охотничьих целей, так же, как и у вас на Земле. К тому же, Скоби, Волшебники простили тебе убийство суслинков, которых ты называешь тараканами. Что касается гара'хеков — ну, они действительно близки к зомби, так что твое определение их как кладбищенских упырей поражает своей проницательностью. Они...

— Ты хочешь сказать, они в самом деле... — Вал не договорила.

— Да, Вал. Волшебники изолированы здесь, на междумерной узловой точке огромного размера и потенциальной важности. Они вынуждены пользоваться всеми возможными уловками, чтобы сохранить свою целостность и независимость. Гара'хеки — действительно мертвецы, отреставрированные с помощью ментальных технологий, а также искусного электронного и механического колдовства таким образом, чтобы приносить определенную пользу. Они снабжены поддерживающим экзоскелетом и батареей на изотопах в качестве источника энергии и обладают своего рода псевдожизнью. С виду они не красавцы, само собой; зато превосходные лесорубы и водоносы. У Редферна эта мысль вызвала омерзение. Он задрожал.

— Но ведь я стрелял в них! Если они живые покойники, они бы не могли умереть, ведь они уже были бы мертвы.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru