Пользовательский поиск

Книга Воин жив. Содержание - Глава 18 НА БОРТУ «ГАЗЕЛИ»

Кол-во голосов: 0

Интерлюдия

ЛАЭРАН

Если не можешь добыть львиную шкуру – сделай ее из лисьей.

Плутарх

Комнаты в гостинице Трех Деревень были чистыми, но Лаэран метался по ним, как запертый в клетку зверь. Это было место ожидания – но ожидание давалось ему с трудом.

Нападение на Салкет – лишь дело времени, решил Лаэран. Единственный вопрос: куда придется удар? Салкет остров большой; гильдия держала на нем свои отделения в четырех местах.

Игру в стаканчики Лаэран не любил. Дети играют в нее ядрышками и скорлупой грецких орехов; на улицах Пандатавэя жонглеры порой добывают с ее помощью медь, серебро или даже золото.

Принцип известен: под один из небольших совершенно одинаковых стаканчиков кладется серебряк или два медяка. Жонглер передвигает стаканчики по полированной доске, которая лежит у него на коленях, пальцы его танцуют, отводя вам глаза, пока вы не перестаете соображать. Потом вы кладете монетку – медную, серебряную или золотую – перед одним из стаканчиков, и если это окажется стаканчик с серебряком – вы выигрываете монету, равную той, что ставили. Если не угадали – жонглер забирает монету себе.

Разумеется, существует множество уловок. Порой вам кажется, что вы слышите позвякивание монетки о край стакана – и вы уверенно кладете перед ним свои деньги; но это всего лишь умница-жонглер постучал по нему надетым на палец кольцом.

Если вы присматриваетесь, если уверены, что знаете, где монетка, – вы наверняка проиграли. Если гадаете наудачу – шансы выиграть у вас один к трем. Если пытаетесь рассуждать логически – шансов практически никаких.

Лаэран устал от этой игры. Власть, которой наделил его гильдмастер Ирин, сослужила ему добрую службу: Лаэран приказал закрыть все отделения гильдии на острове, оставив одну только Палату Трех Деревень. А эту Палату велел защитить – и как следует.

Кое-какие меры были очевидны. Лаэран и две дюжины гильдейцев поселились неподалеку от Палаты и – кто явно, кто тайно – бдительно следили и за городком, и за Палатой.

Кое-какие меры были тайными – не один Куллинан умеет расставлять ловушки. Замки на тяжелых дверях рабских казематов превратились в спусковые крючки: поворот ключа влево, как и надо было его поворачивать, высвобождал балку, которая, проваливаясь сквозь потолок из верхней комнаты, должна была погрести под собой – и под вызванным ее падением камнепадом – любого, кто стоит перед дверью.

Тех, кто решил бы подобраться сзади, через закрытые ставнями окна, тоже ждали неожиданности. Самая главная охрана была выставлена для сбережения «рабов», бедолаг, запертых в казематах. Тяжко, конечно, но гильдейцам пришлось идти на жертвы.

Лаэран мерил шагами комнату. Оставалось самое трудное – ждать.

Глава 18

НА БОРТУ «ГАЗЕЛИ»

Рассвет зовет человека в путь – и на работу зовет его тоже.

Гесиод

Лучше бы эта красная хреновина над самым горизонтом была бы заходящим солнцем, братцы.

Уолтер Словотский

Когда Джейсон поднялся на палубу, Эллепорт уже скрылся за горизонтом. Под мышкой у юноши плотно сидел в кобуре пистолет, на поясе в ножнах висели с одной стороны – меч, с другой – Негеровой работы охотничий нож.

Но ничто так не выдавало его, как сшитые в Приюте куртка и голубые джинсы на пуговицах.

День был ясный, солнце только-только начало клониться к горизонту. Корабль, лениво покачиваясь, разрезал волну. Джейсонову желудку эта качка не слишком-то нравилась – но не настолько, чтобы возмутиться всерьез.

Брен Адахан загорал, растянувшись на одеяле на палубе в одной набедренной повязке. Он приподнялся на локте.

– Мы кое-чего не сказали…

Он оборвал себя. Какая разница – говорили они прежде об этом или нет. Полдюжины человек, едущие на Климос, чтобы продать клинки для принесения жертв на тамошние алтари, должны быть вооружены – учитывая, что живут на Климосе дикари, и дикари воинственные, – но вряд ли и оружие, и одежда их будут сработаны в Приюте…

… если только сами они не оттуда.

Глаза Тивара Анжера оторвались наконец от румпеля и тревожно раскрылись. Его морщинистое, орехово-загорелое лицо сморщилось в усмешке; он начал было поворачиваться к Борлану Веру – седому старому моряку, единственному члену экипажа «Газели», но передумал.

– Пришло время правды, – сказал он.

– Пришло, – подтвердил Дарайн. Скрестив ноги, он сидел на корме, рядом с капитаном. Голый до пояса, великан вытянул из-за борта полную воды бадью и опрокинул ее себе на голову, устроив что-то вроде душа. Его толстые пальцы принялись скрести исчерканную шрамами волосатую грудь.

– Дарайн! – окликнул Джейсон, бросая ему извлеченный из рюкзака кусок мыла – настоящего, пандатавэйского, пахнущего цветами и солнцем. – Лови! – Тот быстро отер о палубу левую руку, выбросил ее вперед – и мыло шлепнулось аккурат в подставленную ладонь.

Дарайн быстро, благодарно улыбнулся и начал намыливать живот и грудь.

Кетол устроился на носу, в тени кливера: дремал, сложив руки на груди.

– Куда проще, – все еще с закрытыми глазами и не шевелясь проговорил он, – обходиться без маскарада.

Почему Джейсон и переоделся. А не сделай этого он – сделала бы Тэннети.

Она тоже уже поднялась – затянутая в кожу, поглаживая пистолеты и рукояти двух мечей и ножа. Чуть покачиваясь в такт качке судна, она осмотрела горизонт, потом наклонилась помочь вылезти из люка Джейн Словотской.

– Плохо, – пробормотала она, – что в Эллепорте не оказалось Ганнеса.

– Аваира Ганнеса? – Джейни приподняла бровь. На ней была белая рубашка и обтягивающие приютские бриджи. На ногах – тяжелые башмаки. Красивые ножки, однако. Может, чуть-чуть худые. Но не слишком.

Еще одна волна разбилась о нос, обдав всех россыпью капель. Зашипела поварская жаровня. Джейн подняла руку, смахивая воду со щек, легкие золотистые кудряшки на ее лбу блестели от солнца и брызг.

– Тэннети, ты всерьез думаешь, что всякий раз, когда нам нужно куда-то плыть, Аваир Ганнес должен быть под рукой?

– Ты не плавала с Ганнесом.

– Не плавала, но слыхала о нем. Куллинаны и их друзья не раз впутывали его в неприятности, стоившие ему кораблей.

– Что было, то было. – Тэннети засмеялась. Джейсон обрадовался. Он не слышал ее смеха давно – с той самой ночи на мелском пляже, ночи, когда умер его отец. Или – не умер.

Ветер сорвал белую пену с еще одного барашка, снова обдав людей водяной пылью.

Все столпились на корме, и Тивару Анжеру это не нравилось. Он смотрел на них, пока Ботан Вер ходил на нос, где в стальном коробе жарились на углях выловленные поутру остроносые осетры.

– Значит, мы ищем Карла Куллинана. – Капитан не спрашивал – утверждал. – И что будет, когда мы его найдем?

Джейсон открыл было рот, чтобы сказать капитану, что он должен будет доставить их к месту встречи с Эллегоном, но Брен Адахан опередил юношу.

– Вы пойдете своим путем, а мы – своим, – сказал он. – Воспользуемся его транспортом.

– Если у него и его дружков он есть, – хмыкнул капитан. – Что ж, ладно. Я повезу вас – но за удвоенную плату и весь ваш товар.

– О?

– Мне довелось знать Аваира Ганнеса, капитана «Бородавочника». Так вот – он не раз рассказывал, в какие неприятности попадал, плавая с Куллинаном. Я не против рискнуть, но не за пару серебряков. И без вашей клятвы на клинках, что и я, и мой корабль останемся целы и что вы отпустите меня, если возникнет угроза драки, я тоже никуда не поплыву. – Он повел рукой вокруг. – Я не воин. А это – не военный корабль.

– Ты будешь свободен убраться. Если, конечно, не предашь нас. Или не попытаешься предать. – Тэннети усмехнулась.

– Согласен. Так что – по рукам?

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru