Пользовательский поиск

Книга Воин жив. Содержание - Глава 17 ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

Кол-во голосов: 0

Валеран, его наставник, учил его – к уходу за огнестрельным оружием надобно относиться, как к ритуалу. Привыкнуть к новому ритуалу было несложно.

Не прошло и пары минут, как пистолеты были проверены, подготовлены и убраны. Джейсон вышел на солнце.

Едва обогнув последний поворот, баржа резко метнулась на середину реки, дабы избежать столкновения с другой баржей, шедшей вверх по течению; потом экипаж согнул и шесты, и плечи, подгоняя судно поближе к берегу, чтобы его не снесло в Киррик.

За песчаной косой раскинулось сжатое поле. Судя по высохшим стеблям, пользовались им не в этом году, но и не очень давно.

– Пристань вон там. – Один из гребцов подбородком указал направление и снова налег на шест. Подвести баржу к причалу отняло куда больше труда и времени, чем должно было отнять, по мнению Джейсона, но зато береговая команда действовала мгновенно: схватила протянутые концы, притянула баржу к пирсу и крепко привязала к быкам.

Однако когда они сошли с баржи, миновали плавучий причал и ступили на берег, солнце уже садилось.

Брен Адахан принял командование.

– Первым делом, – сказал барон, – нам надо найти, где переночевать. Завтра начнем выяснять, что происходит.

– Во всяком случае, – заметила Джейни, – что происходит по мнению местных.

Глава 17

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

Доброта в нашей власти, но не нежность.

Доктор Самуэль Джонсон

Век доброты короток. Сейте ее щедро и часто, когда только можете.

Уолтер Словотский

Джейсон, Джейн и Брен Адахан шли через крестьянский рынок, к пристани и Работорговой Палате. Эллепорт ничем не походил на Пандатавэй, но рынки везде обладают своеобразным очарованием.

Думали, планировали, потратили на это уйму времени – и зачем, спрашивается? – думал Джейсон. Как выяснилось, «Воин» и два его сотоварища были у всех на устах – рынок полнился слухами о них. Даже переполнялся – в пересказе слухи обрастали подробностями.

Джейсон и его спутники переоделись и выглядели теперь по-другому. Оставив снаряжение в номере, под бдительным оком Кетола, они могли теперь позволить осматривать себя любым, даже и самым внимательным, глазам. Джейсон и Брен оделись в потертые кожаные штаны и куртки венестских гуртовщиков, а на Джейни было драное платье и грубый металлический ошейник рабыни. То, что у ошейника был потайной замок, позволяющий не только мгновенно сбросить его, но и извлечь изнутри гибкий клинок, равно хорошо режущий и кожу, и плоть, – до поры до времени никого не касалось.

А вот то, что у Джейни были весьма симпатичные ножки, – касалось всех. Стоило компании приостановиться спросить дорогу к гильдейским баракам – тут же посыпались предложения от желающих купить девчонку.

Остановившись у прилавка торговца яблоками, Брен быстро сторговал три наливных плода, каждый размером с кулак – одно подал Джейсону, другое – самое мелкое – швырнул Джейни, а в третье с удовольствием вгрызся сам.

Торговец – толстый коротышка с жабьим лицом – взглянул на Джейни и на миг оскалил желтые зубы. Джейсон отвел взгляд, а Брен Адахан ухмыльнулся в ответ.

– Давно с ней спишь? – поинтересовался купец.

Брен созерцал корзину с яблоками, будто раздумывая, не купить ли еще.

– Не слишком, – отозвался он. – Прихватил ее в Венесте, дорогу скрасить…

– Я так понимаю – скрасил.

Джейни не вспыхнула, только опустила глаза.

– … и готовить тоже, – договорил Брен. – Но у меня были и лучше. Думал продать ее здесь – но, смотрю, торговля тут как-то не очень.

– Через гильдию – это точно. Но можешь попробовать торгануть сам – может, удача и улыбнется. – Торговец пожал плечами. – Сходи-ка ты к Эммону, златокузнецу, он на улице Мертвого Пса живет – у него и лишние деньжата водятся, и до телочек он большой охотник. Хоть эта его худорожая баба и заставляет их перепродавать.

– А в гильдию не стоит?

Тот покачал головой и снова пожал плечами.

– Работорговцы нынче нервные – где уж тут торговать, когда Вояка этот поблизости ошивается с подельниками своими да глотки им режет, а после проваливается неведомо куда. – Он выбрал из кучи яблок самое сверкающее, обтер о фартук и, окликнув стоящего по другую сторону ряда булочника, швырнул яблоко ему – мастерски, по высокой дуге, прямо в подставленную ладонь.

В ответ булочник перебросил ему четвертинку большого, с голову, каравая; торговец оторвал от нее горбушку и принялся за еду.

Джейсон заставил себя неспешно кивнуть.

– Где их видели в последний раз? – Он откусил от своего яблока.

Купец задумчиво поглядел на него.

– Не скажу, юноша. Может, ты и умеешь держать меч, но ловить Карла Куллинана – не для ученика дело. В особенности – не для тех, кто вроде тебя любит хорошие яблочки. – Он коротко отмахнулся, давая понять, что больше ничего не скажет. – Приходите еще.

Троица двинулась дальше.

– Слишком много информации, – пробормотала Джейни.

Воин и его товарищи появлялись в Ландейле, на Салкете, в полудюжине мест Разодранного архипелага, в Энкиаре и Нифиэне. Мертвых работорговцев находили и в самом Пандатавэе, и на кораблях, идущих в Эвенор. Их трое, вооруженных лишь мечом да ножами; нет – их целая куча, плавают на похищенном невольничьем судне; да нет же – их сотни, и они могут напасть из-за любого угла. Они нигде и повсюду.

Слухи разливались, как река в половодье. Через пару дней, может, пару десятидневий, они устареют и сойдут на нет, но сейчас они роились и жалили, и не было никакой возможности понять, что в них правда, а что – досужий вымысел.

Если в них была хоть толика правды.

Проклятие.

Единственная за день светлая мысль пришла в голову Джейни: если они хотят узнать, кто убивает работорговцев, стоит сходить в работорговые ряды.

И вот перед ними Работорговая Палата. В железных клетках – с полдюжины пленников, хотя рассчитаны они на добрую сотню.

Брен Адахан повернулся к спутникам.

– Как вы смотрите, если мы уйдем отсюда? Мы уже узнали достаточно. Даже слишком.

Джейсон кивнул:

– Я тоже об этом подумал.

– Тогда что ж не сказал? – с раздражением прошипела Джейни.

– Еще пива, – сказал Дарайн. Никакой реакции.

Он грохнул кулаком по столу. Неровная столешница вздрогнула. Тарелки и кружки задребезжали, вилки и ложки пустились в пляс.

– Еще пива, – повторил воин почти шепотом.

– Сейчас, господин. Уже, господин, – суетливо откликнулся кабатчик, подскакивая к нему с двумя полными кружками самого худшего пива, какое Дарайну доводилось когда-либо пить. Коренастый человек за соседним столом уставился было на великана, но потом передумал и опустил взгляд: разглядывать водянистую жидкость в собственной кружке показалось ему, видимо, более интересным. – Принести вам еду сейчас или чуть позже – как пожелаете?

– С этим не спеши. – Дарайн отхлебнул пива. Жуткое пойло. Пожалуй, даже хуже того, какое им довелось пить пару лет назад в казарме, когда потом со дна бочки выудили утонувшую мышь.

Тэннети поджала губы и чуть наклонила голову в сторону трех худощавых едоков с моряцкими косицами, что сидели поодаль на той же скамье, где устроились они с Дарайном. Слух у Тэннети был очень острым; наверняка она услышала, как кто-то из моряков помянул что-то интересное для них.

Обеденная зала гостиницы, вероятно, недавно еще была улицей: длинная зала тянулась вдоль гостиничного фасада, словно забранная досками терраса. Дверь во внутренние помещения была большая, толстая и изъеденная погодой.

В дальнем конце залы пара оборванных ребятишек непонятного пола, то и дело отпихивая друг дружку, по очереди давили на педаль, поворачивая над огнем вертел. Веснушчатая, довольно симпатичная и совсем еще юная девушка, время от времени отрываясь от резки моркови и лука, поливала густой коричневой подливой баранью ногу, давала подливе образовать корочку, отрезала один-два куска и шлепала их на тарелки.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru