Пользовательский поиск

Книга Воин жив. Содержание - Глава 13 «ВСЕ ЛЮДИ СОТВОРЕНЫ РАВНЫМИ…»

Кол-во голосов: 0

– Оставь, – сказала она. И мысленно пробормотала: «Унеси нас отсюда. Быстрей».

«Не делайте глупостей, – отозвался далекий голос. – Лечу».

Ватор стоял перед ним.

– Не велика слава победить здесь, Джейсон Куллинан, если только для вас не почетна победа шестерых воинов над одним безоружным. – Он плюнул на землю меж ними.

– Быть может, мы не причиним этому безоружному никакого вреда, – сказал Брен Адахан. – Быть может, ты освободишь Гашета сам – добровольно.

На миг – только на миг – Джейсон подумал, что Ватор уступит. Это было бы самым разумным, самым логичным. Сопротивление не имело смысла: их больше, а Ватор – не воин.

– Вам не отобрать у меня моей собственности, Джейсон Куллинан, – прошипел Ватор. На поясе у него был нож: когда работаешь в конюшне и с лошадьми – ножу находится применение по сто раз на дню. Рука конюшего опустилась на его рукоять.

Насмешливо щелкнул курок пистолета Тэннети.

– Даже и не думай. – Она вытащила пистолет и взвесила на руке.

– Опусти оружие, Тэннети, – велел Джейсон. Он был причиной всему этому – но не мог управлять ситуацией. Все рушилось, и он не мог ничего с этим поделать.

Кроме как попытаться найти выход.

«Прилетай и вытащи нас. Торопись».

«Потяни время, – отозвался далекий голос. – Еще пару минут».

– Разумеется, я опущу оружие. Как только ты обнажишь меч. Мне вовсе не улыбается рассказывать твоей матери, что он заколол тебя, когда ты стоял с мечом в ножнах.

– Она права, господин, – заметил Дарайн. – Вынь меч. Очень тебя прошу.

Компромисс. Должен быть компромисс. Джейсон обнажил меч.

– Перемени решение, Ватор. Освободи его – сам.

– Ступай в конюшню, Гашет, – негромко сказал Ватор, не отводя взгляда от Джейсона.

– Как скажешь, – откликнулся Брен Адахан, беря его за руку; Эйя ухватила Гашета за другую руку и раб, не сопротивляясь, позволил им увлечь себя прочь.

– Дар – в обход! – рявкнул Кетол, бегом пускаясь к конюшне. Через минуту он вышел, одной рукой волоча Ваторову жену, другой сжимая арбалет. – Она пыталась зарядить это.

Глаза Ватора все еще были прикованы к Джейсону, когда над деревьями возникла громадная тень. Взбивая крыльями воздух и изрыгая огонь, огромное тулово Эллегона нависло над конюшней и мгновенно упало во двор, подняв вихрь из листвы и пыли.

Жена Ватора с визгом вырвала у Кетола руку и нырнула в конюшню.

«Дай ему свободу, Ватор, – произнес дракон. – Вовсе не зазорно признать поражение, когда противник настолько сильней».

Глаза Ватора оставались прикованными к Джейсону.

– Ты не получишь ничего моего.

– Садитесь, все, – сказал Джейсон. – Кетол, подсади Гашета.

– Шевелитесь, народ, – поддакнула Тэннети. – Я слышу с дороги копыта – если там даже и нет «драконьего рока», наши шкуры все равно тоньше, чем у Эллегона.

Ватор затряс головой.

– Не выйдет, Джейсон Куллинан. Не выйдет! – Он выхватил нож и рванулся к Джейсону.

– Нет!

Два выстрела слились в один. Одна пуля свистнула далеко в стороне, другая вошла Ватору в колено. Толстяк конюший разинул рот для вскрика – но метательный нож влетел меж его губ и замер, как жуткий металлический язык.

Конюший мешком повалился к ногам Джейсона. В воздухе поплыла вонь. Даже умереть с достоинством Ватору было не дано.

Во всем этом не было нужды. Пусть Джейсон и не был таким мечником, как его отец, но даже Джейсону под силу было справиться с толстым конюхом, вооруженным хозяйственным ножом. Все остальное было не нужно.

«Пора», – сказал дракон. Тэннети сунула меч Джейсона в ножны, а Дарайн не то подвел, не то поднес его к седлу.

«Привяжитесь. Быстрей».

Бешено хлопая крыльями, дракон взвился в небо. Гашет забился и завизжал, когда земля ушла вниз, но Тэннети велела ему заткнуться – и он смолк.

Внизу, задрав голову, смотрел им вслед мальчик. У ног его лежало мертвое тело отца.

Какое-то время летели молча, потом Тэннети тихонько фыркнула – очень похоже на смешок.

– Что смешного? – с видимым раздражением осведомилась Эйя.

Тэннети вздохнула.

– Просто вспомнились старые дни. Как сказал как-то давно один гном – вечно мы удираем из городов под самым носом у копов.

Глава 12

ПРИЮТ – НАКОНЕЦ-ТО!

На мой взгляд, пылкость лучше осторожности.

Никколо Макиавелли

Никколо Макиавелли – полный болван.

Уолтер Словотский

Был закат, когда они приземлились во дворе Нового Дома – дома, где Джейсон провел детские годы до переезда в Бимстрен.

Они спускались кругами – а внизу уже собралась толпа: несколько воинов из отряда Франдреда, несколько фермеров, по делам заглянувших в поселок, Петрос, помощник мэра, и Лу Рикетти. Инженер был мрачен, как смерть, пальцы его нетерпеливо подергивались, тонкие губы кривились – то ли от скорби, то ли от раздражения.

«Есть новости, – сообщил дракон, шумно шлепаясь на землю. Мысленный голос Эллегона чуть дрогнул. – О твоем отце».

– Джейсон, – проговорил Лу Рикетти, – быстро скажи: скольких вы оставили в Метрейле?

– Двоих. Ахиру и Уолтера Словотского.

– Тогда, – Рикетти подбирал слова осторожно, тщательно, – думаю, твой отец может быть жив. Возможно, я даже знаю, где он. Идем со мной: поговорим с Олдреном.

Глава 13

«ВСЕ ЛЮДИ СОТВОРЕНЫ РАВНЫМИ…»

Мы хвастаемся свободой от многих суеверий, но если мы и сломали какие-то идолы, то лишь потому, что стали поклоняться другим.

Ральф Уолдо Эмерсон

Оказалось, что чем больше проходит времени, тем больше мы становимся легендарными. «Легенда» – это значит «вранье».

Уолтер Словотский

Всего только десятидневье назад торговец принес весть о гибели Карла Куллинана.

Лу не был уверен, что этому известию можно верить.

Потом в Приют пришел Олдрен.

– Насколько мне известно, я был последним, кого послали тебя искать, – начал Олдрен, когда они уселись в гостиной Нового Дома. – Я притворялся наемником без работы. – Он плотно устроился в глубоком кожаном кресле рядом с камином и то и дело прикладывался к большой кружке эля. В камине трещали дрова, и в их мерцающем свете он выглядел совершенно заурядным: лет сорока, седоватый, с побитой сединой каштановой бородкой; руку его украшали шрамы, у глаз затаились смешливые морщинки.

– Я пришел в Пандатавэй через пару десятидневий после того, как ты его покинул, и понял, что если ты попал в Пандатавэй ко времени, когда уходил Армин, то скорей всего отправился по следам Карла.

Получалось, что искать тебя нет смысла. И тогда – раз уж оказался в этих краях – я двинул на север, в прибрежные города: мне пришло в голову, что неплохо бы поразведать, какие там гильдия держит силы. Работать так близко к Пандатавэю мы не любим, но, возможно, нам и придется этим заняться – как пойдут дела.

Ну, как бы там ни было, а гильдейцев там оказалось куда меньше, чем можно было ждать. Везде – недобор, и они чего-то боялись.

Он допил эль и разочарованно тряхнул кружкой; Рикетти нацедил ему еще из стоящего в углу бочонка.

– Мечник я неважный, да и с ружьем управляюсь так себе. Но кое в чем я мастер: умею быть незаметным и могу перепить любого. Я поставил нескольким из них выпивку – они и напились. И разговорились.

Выходит так, что Армин и все его люди погибли в Мелавэе.

Джейсон не удивился: Уолтер Словотский сказал же, что не позволит кому-то там убить Карла и потом выжить, чтобы похваляться этим.

– Когда подкрепление добралось туда, трупы уже разложились и воняли. И их ждала записка – ее прикололи к трупу – частью на языке, которого работорговцы не поняли, частью на эрендра. Вместо подписи было три знака. Та часть, что смогли прочесть, гласила: «Воин жив».

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru