Пользовательский поиск

Книга Воин жив. Содержание - Глава 4 СОВЕТ БАРОНОВ

Кол-во голосов: 0

Прямая верхняя атака Томена напоролась на выпад Джейсона. Оба попытались парировать, но рывок был слишком силен. Они столкнулись, Джейсон попытался пнуть Томена в колено, но промахнулся, потерял равновесие, и, пока приходил в себя, Томен успел дважды легонько кольнуть его в грудь.

– Считай как один. Два-один. Продолжим?..

– Конечно. – Джейсон резко отбил клинок Томена и провел удар в голову, но Томен отступил на шаг, перехватил Джейсонову рапиру, закрутил ее и вывернул из пальцев Джейсона, оставив его открытым – юноша не успел даже перехватить кинжал.

Томен ударил – этот удар вспорол бы Джейсона от плеча до пояса, – отступил и отдал салют.

– Три-один. Победа моя.

Джейсон отсалютовал в ответ.

– Реванш?

Томен покачал головой:

– Нет. У нас времени – только вымыться и одеться. Нас наверняка уже ждут.

Томен Фурнаэль старался скрыть это, но был страшно доволен собой. Джейсон просто-таки читал его мысли: может, отец и врезал ему когда-то по яйцам, но будь он проклят, если не справится с сыном.

Джейсон тоже мог бы гордиться собой – если б проиграть Томену Фурнаэлю не оказалось настолько легко.

Черт возьми, но Томен действительно был мастером!

Глава 4

СОВЕТ БАРОНОВ

Целью созыва Совета баронов было принудить бимскую знать покориться моей власти. Останутся ли после этого их головы у них на плечах – зависит от меня и от их поведения.

Холты – дело иное. Их не призывают на совет – и вовсе не из-за «недоверия» и всякой подобной чепухи, а потому, что они и без того под контролем Империи. Имперский военный наместник может сначала повесить холтунского барона, а уж потом объяснять мне, почему он так поступил.

Когда мы начнем возвращать холтам гражданское правление, их баронам тоже придется бывать на Совете. Это удвоит число советников. И вчетверо увеличит время, уходящее на дебаты.

Хотел бы я знать – неужто Британский Парламент начинался так же?

Карл Куллинан

Джейсон стоял перед главным залом и ждал – пока не решил, что выждал достаточно.

Он остановился в дверях рядом с гвардейцем-глашатаем – невысоким громкоголосым капралом по имени Нартхам – и только тут подумал, как тот объявит о нем. Он совершенно забыл обговорить это загодя. Появление Томена Нартхам предварил громовым: «Томен, барон Фурнаэль, регент». Томен присутствовал здесь как регент и нобиль, а не как судья – но как же объявят Джейсона?

Нартхам трижды ударил в пол рукоятью бердыша. Внимание всех обратилось к нему.

– Дамы и господа – Наследник!

Стараясь ступать неторопливо и плавно, Джейсон двинулся по ковру. Ему было не по себе. Томен объяснил ему, что и как – но все равно тут все было иначе, чем он представлял.

На миг Джейсон приостановился у конца стола. Кресло матушки. Стоящая рядом Дория едва заметно кивнула и поднесла к лицу сложенные ладони: «спит».

Хорошо. Глаза Эйи – она стояла рядом со своим местом – блестели, а спину она держала чуть прямее обычного. «Я меняла тебе пеленки, Джейсон. Признавать тебя властителем? Не дождешься».

– Добрый вечер, – проговорил юноша, заняв место – свое место – во главе стола. Он постарался, чтобы голос его прозвучал ровно. – Прошу садиться. У нас много работы.

Бимские бароны, все с личными советниками, сидели за столом слева; бароны-холты, все, кроме одного, в сопровождении военных губернаторов, устроились справа.

Вильмар, барон Нерахан, был один – словно чтобы напомнить всем присутствующим, что он, единственный из холтских баронов, освобожден от прямого имперского надзора. Подтянутый, крепко сбитый, он скованно опустился в кресло, потом разгладил складчатый перед кипенно-белой туники, благовоспитанно сложил ладони на коленях и повернулся – на лице его блуждало выражение расслабленного интереса к миру, но глаза под кустистыми бровями не упускали ничего.

Стоять осталась лишь Тэннети – она сделала шаг назад и прислонилась к стене. Одетая, как всегда, в мужскую кожаную тунику и потертые леггинсы, она держала руки на поясе, словно чтобы напомнить всем, что при ней вместо предписываемого этикетом короткого меча не раз отведавший крови палаш, охотничий нож работы Негеры и два заряженных пистолета.

Томен наклонился и прошептал прямо Джейсону в ухо:

– Я попросил дракона быть поблизости на всякий случай, однако он еще не вернулся. Лучше нам сперва заняться делами попроще. Но начать тебе следует с вопроса о твоей матушке. – Томен кивнул секретарю собрания, плотному инженеру, как-то неуместно выглядевшему за конторкой близ дальнего конца стола совета. Рыжебородый здоровяк, он явно с большим удовольствием занялся бы производством пороха.

Томен слегка кивнул.

– С него и начну. – Джейсон поднялся. Томен все очень хорошо объяснил: начинать совет он должен стоя. Возвышаясь над баронами, подавляя их, давая им понять, что глава – он. Даже если на самом деле это не так. А это не так и есть.

– Рад видеть вас всех на совете. Нам сегодня надо многое обсудить, так что я воздержусь от долгих речей о том, как нам не хватает моего отца, и сразу перейду к делу. Вопрос первый: отсутствие моей матери. Она проработала всю ночь, и ей было приказано несколько дней – вплоть до моего отъезда – отдыхать и не заниматься ничем.

Ответом был негромкий шумок. Заговорил Томен.

– Мы знаем, что всем вам хотелось бы лично засвидетельствовать императрице свое почтение, так что я распорядился, чтобы всем вам отвели в замке покои – дабы вы могли задержаться на несколько дней.

Брен Адахан тряхнул головой.

– Возможно, остальные и могут остаться, но нам с Ранэллой необходимо вернуться в Адахан – это касается Фурнаэля и Малого Питтсбурга. Производство падает, и нам нужно выяснить, в чем тут дело. По отчетам, похоже, это из-за адаханского сырья, но…

Императору, даже мнимому, должно повиноваться.

– Ранэлла может разобраться сама. Ты сделаешь то, что велено, – сказал Джейсон.

В зале заметно похолодало. Брен Адахан говорил запросто – он не был готов к тому, что Джейсон нанесет удар.

– Прошу прощения, государь, – произнес он. – Вы совершенно правы. Я поступлю в точности как сказано. Я просто неловко выразился, желая проинформировать вас и регента о проблемах, возникших в моем баронстве и баронстве Фурнаэль… Разумеется, губернатор Ранэлла разберется во всем сама. – Брен склонил голову – быть может, чуть ниже, чем следовало, потом выпрямился. Лицо его окаменело.

Томен на миг возвел глаза к потолку, остальные зашевелились.

За окнами взревело пламя.

«Добрый всем вечер», – заявил о своем прибытии Эллегон, приземляясь во внутреннем дворе. Кожистые крылья трепетали в воздухе, пока дракон аккуратно их складывал.

«И тебе, олух царя небесного, тоже доброго вечера. – Обертоны мысленного голоса подсказали Джейсону, что Эллегон обращается лично к нему. – Похоже, я все-таки опоздал».

«О чем это ты? И что тебя задержало?»

«Ничего страшного. Просто увидел отрядец: ехали позже, чем стоило бы, так что пришлось приземлиться за холмиком и прослушать их. Они чисты».

Осторожность дракона была обоснованна. С того времени, как во время Холтун-Бимской войны его подстрелили, любые приезжие незнакомцы вызывали у дракона подозрения. Эллегон предпочитал скрываться где-нибудь и подслушивать их, а не парить над их головами и рисковать снова получить смазанную «драконьим роком» стрелу-убийцу.

Собрание в ожидании смотрело на Джейсона.

– Так, – сказал он. – На чем мы остановились?

«Ты собирался извиниться перед Бреном Адаханом. Мы остановились на этом. Давай, Джейсон».

«Но…»

«Не спорь, просто повторяй за мной: „Мои извинения, барон Адахан…“

– Мои извинения, барон Адахан…

«Вы должны меня простить…»

– Вы должны меня простить…

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru