Пользовательский поиск

Книга Вино богов. Содержание - Глава 5 ДЕЛА ИДУТ НА ЛАД

Кол-во голосов: 0

Но на следующее утро выяснилось, что пока они почивали, к Войску Запада присоединилось еще четыре тысячи новобранцев-добровольцев.

Глава 5

ДЕЛА ИДУТ НА ЛАД

Когда Аматус наконец засел за свои краткие «Мемуары», фрагментом из которых мы располагаем, он описал битву на Длинной Речной дороге в нескольких коротких, рубленых фразах. В книге «Разбойник — барон. Про то, как семейство Громилы, слывшего грозой Севера, стало самым уважаемым баронским родом в Королевстве», приписываемой самому дьякону Дику Громиле, содержится подробнейшее описание сражения, однако авторство сего произведения сомнительно. Совершенно ясно, что оно составлено из рассказов людей, очевидцами битвы не являвшихся, и к тому же изобилует откровенным враньем.

Поэтому лучше всего руководствоваться краткими воспоминаниями Аматуса, согласующимися со столь же кратким отчетом командора (впоследствии — генерала) Палестрио, а также не вступающими в противоречие с некоторыми фрагментами псевдобиографии Дика Громилы. Однако читателю следует помнить о том, что его заранее предупредили о возможности вольной интерпретации событий, и уж теперь ему самому решать, верить или нет в то, что было, а чего не было.

Аматус встал лагерем довольно высоко в предгорьях. Войско Севера готовилось к предстоящему бою. Время от времени молодой король задумчиво смотрел вдаль. Все думали, что он в уме прорабатывает стратегию будущего сражения, но Психея знала, что с ним.

— Послушайте, ваше величество, хватит вам горевать о Каллиопе. Все с ней будет хорошо. Вы бы лучше занялись диспозицией вашего войска, — посоветовала Аматусу Психея, поставив перед ним тарелку с завтраком.

Аматус посмотрел на нее и улыбнулся так печально, что многие порадовались тому, что видели только половину его улыбки.

— Неужели так заметно? Ладно, тогда посиди со мной, попиши под мою диктовку, и мы разработаем план сражения. Признаюсь, я действительно отвлекся от мыслей о нем, но на самом деле все проще простого.

Он тут же отыскал глазами гонцов и отправил их за Громилой и Палестрио. Вскоре начался военный совет. Как сказал Аматус, задача их в значительной мере упрощалась тем, что теперь они все знали про сотворенных Вальдо воинов. Настоящие люди, вынужденные одалживать свой дух сотворенным, годились только на то, чтобы тупо выполнять приказы, отдавать которые должен был Вальдо собственной персоной.

Вальдо был, безусловно, хитер, но положение для него создавалось безвыходное. Он не мог позволить Войску Севера взять его в окружение, следовательно, обязан был принять бой В этих краях сражение могло состояться в одном-единственном месте — на Длинной Речной дороге. Именно по этой дороге Вальдо должен был повести свою орду, но именно на этой дороге его ожидала малоприятная встреча с тысячей лучших стрелков и мечников округи, у которых просто руки чесались перерезать и перестрелять людей узурпатора. Таким образом, план Аматуса заключался всего-навсего в том, чтобы выманить войско Вальдо туда, где Войско Севера могло бы перестрелять живых вражеских бойцов, но при этом оставаться в засаде до тех пор, пока ряды противника основательно не дрогнут.

И как только этому суждено было произойти, на врагов должны были наброситься ополченцы, вооруженные чем попало, дабы добить одноликих воинов, — лесорубы с топорами, крестьяне-картофелеводы с остро заточенными лопатами и рыбаки с баграми.

У Вальдо оставалась единственная надежда: заставить свою орду сражаться ночью, но и тут его ждало жестокое разочарование. Согласно расчетам Аматуса, через несколько дней войску узурпатора пришлось бы занять оборонительную позицию из-за налетов Дика Громилы. А разбойники из шайки Громилы должны были прискакать в какую-нибудь деревню, выкупить там дома и все имущество крестьян на деньги из королевской казны, позволить жителям деревни унести все, что те сумеют, осторожненько (чтобы никто не пострадал) сжечь деревню, а затем подкупить проверенных людей, дабы те добрались до ближайшего гарнизона Вальдо и рассказали о налете. Тогда бы Вальдо вынужден был тронуться на север, тем более что в народе уже распевали песни про то, что власти на Севере у Вальдо никакой, что его владения ограничиваются Извилистой рекой. А в Королевстве уж так повелось, даже тогда, когда оно пребывало под пятой узурпатора: о чем сегодня поют, то завтра сбывается. Это знали все, от мала до велика, потому что и про это тоже пелось уж в самых древних песнях.

В общем, все случилось именно так, как и было задумано: Вальдо со всем своим войском выступил на север, вот только теперь днем ни его живые воины, ни рукотворные не могли, как положено, следить за гоблинами и бессмертными, поскольку на войско то тут, то там, налетала шайка Дика Громилы. Разбойники размахивали веревками, к концам которых были привязаны крюки, срывали с опор шатры, укладывали наповал беспомощных гоблинов и бессмертных и наносили значительный урон живым воинам Вальдо стрельбой из засады. Гоблины в страхе прятались в любую щель, а вампиры, которым деваться было некуда, о смерти мечтали сильней, чем о свежей крови. Таким образом, приближаясь к позиции в холмах, где обосновался Аматус, Вальдо полагал, что угрожает ему только Громила во главе пары сотен головорезов. Узурпатор решил, что проще всего задать им бой и перебить всех до одного при свете дня или измотать до захода солнца, а потом уж уничтожить.

Как и положено простым планам, план Аматуса сработал в полной мере. Люди Громилы, преследуемые по пятам большей частью кавалерии врага, поскакали вверх по дороге, и как только разбойники миновали условленное место, взревели пушки и мортиры, спрятанные за каждым деревом и камнем. Живые воины Вальдо гибли десятками, а уцелевшие, которым теперь пришлось делить дух со множеством одноликих, слабели и валились на землю. Шагавшие следом за кавалерией пехотинцы дрогнули и начали было отступать, но имевшиеся среди них живые воины погнали одноликих вперед. Духа у них оставалось маловато, но страх перед Вальдо еще жил в них.

А позади наступавшего войска Вальдо, невидимые — поскольку на разведку Вальдо отправить было положительно некого, — двигались угрюмые северяне-охотники. Они бесшумно забирались на деревья, а лесорубы и рыбаки прятались за кустами и камнями. Северные края жестоки, но и люди тут под стать земле, по которой Вальдо было чрезвычайно трудно вести свою орду. По сигналу Скеледруса прозвучал пушечный залп. Орудия ударили по передней линии врагов и с флангов, и пало еще несколько десятков живых воинов. Скеледрус потом утверждал, что, похоже, некоторые живые воины сами подставляли грудь под выстрелы и гибли добровольно, с улыбками на устах. Что ж, это может быть правдой. Наверняка они изнемогли от того, что им приходилось делить душу с таким количеством одноликих выродков, и потому они мечтали о том, чтобы душа их отделилась от тела, и не важно как. К тому же Скеледрус вряд ли бы сумел так красиво соврать.

Вальдо, естественно, как только увидел, какой оборот приняло дело, решил поскорее смыться. За ним было устремились и уцелевшие живые бойцы, но длительная дележка духом сделала свое дело, и не успели они удрать далеко, как упали замертво. Битва началась утром и не рано, а ближе к полудню Вальдо уже во весь опор скакал к столице, а за ним, еле передвигая ноги, топали остатки его войска. К концу дня на врагов налетела шайка Громилы и подожгла повозки, на которых везли вампиров.

Ночью не было замечено ни единого гоблина. Стало быть, они не намеревались устроить контрнападение, а раз так, то Вальдо лишился союзников.

На следующий день провинции присягнули на верность Аматусу, и эта весть облетела страну быстрее ветра. В маленьких гарнизонах, оставленных Вальдо для устрашения населения, зачастую насчитывалось всего по пять живых воинов. Теперь, когда все знали о том, что за бойцы в войске у узурпатора, с ними легко справлялись местные лорды, мэры и любые предводители. Живых убивали из огнестрельного оружия, а затем быстренько казнили и сжигали бессмертных. Охота на гоблинов была стремительной и жестокой — людям было за что мстить этим подонкам, и потом в течение нескольких десятков лет гоблины в Королевстве не появлялись. Они разбаловались за время краткого владычества Вальдо, не боялись, что люди заметят входы в их логовища, но входы были замечены и замурованы на веки вечные.

66
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru