Пользовательский поиск

Книга Варторн: Воскрешение. Содержание - БРИК (3)

Кол-во голосов: 0

Эта улыбка едва не доконала ее. Отец улыбнулся ей! Но она все-таки сдержалась.

– Объединить все города-государства Перешейка под одной сильной рукою – вашей, лорд Матокин.

– Верно, – кивнул Матокин. – Это так и есть.

– У нас есть назначение для тебя, – сказал Абраксис.

Сердце Рэйвен и без того уже бешено колотилось, но тут замерло.

– Н-назначение?

Она мысленно поморщилась, недовольная тем, как робко прозвучал ее голос. Ее застали врасплох. Она ведь еще не прошла курс в Академии! Не стала полноправным магом, ни в какой мере! Способности у нее есть, да. Несомненно, ее предназначение – занятия магией. Но сейчас она способна только проделывать кое-какие трюки, вот и все…

Может, произошла ошибка? Наверное, сюда должны были вызвать кого-то другого?

– Да будет вам, Абраксис, – мягко сказал Матокин. – Не стоит так пугать девочку.

Рэйвен ощутила прилив благодарности к отцу.

– Ошибки не было, – продолжал Матокин, словно прочтя ее мысли. Если учесть присущее ему магическое могущество, наверное, и впрямь читал. – Мы знаем, что ты еще учишься в Академии. Ты пока не стала волшебницей, но я готов поспорить, что однажды станешь. Умение трудиться для этого так же важно, как врожденный дар.

Рэйвен обдало жаром, щеки раскраснелись. Но этого вроде бы никто не заметил.

– Лорд Вайзель, главнокомандующий нашей армии, прислал мне особый личный запрос.

– Он… Запрос на меня? – ляпнула она, не удержавшись.

На этот раз рассмеялся Абраксис, но он смеялся не так приятно, как Матокин.

– Нет, – сказал Матокин. – Он хотел, чтобы к нему прислали ученика прямо из Академии. Кого-то совершенно неопытного.

– Зачем ему это, сударь?

– Как явствует из письма, – сказал Абраксис, – он желает быть в курсе всех новейших достижений магической науки, чтобы иметь возможность немедленно внедрять их для борьбы с врагом.

– Это, разумеется, ложное объяснение, – добавил Матокин.

Рэйвен широко раскрыла глаза. Она, конечно же, знала, кто такой Вайзель. Военный, вроде бы блестящий стратег, но уж никак не маг.

– Наш Вайзель хочет побольше узнать про магию, – сказал Матокин.

– Но… разве у него нет магов? – удивилась Рэйвен. – Там же целое подразделение должно быть! И многие наверняка заканчивали нашу Академию!

– Подразделение есть, – пояснил Абраксис. – Но они получили строжайший приказ не сообщать генералу никаких подробностей о магических воздействиях.

– Почему? – не удержавшись, спросила она.

Рассеянные глаза Абраксиса сузились и потемнели.

– Не тебе задавать здесь вопросы, девочка. Понятно?

– Да, сударь…

– Мы отправим тебя к нему, – сказал Матокин, перейдя на деловой тон, и сложил стопочкой разбросанные бумаги. – Тебе разрешается рассказывать Вайзелю все, что можешь. Более того, я приказываю тебе снабжать его любыми сведениями, какие ты получила в Академии. Если Вайзель спросит о каком-нибудь заклинании, делай все, что в твоих силах.

– Но твоя задача этим не ограничивается, – добавил Абраксис.

Рэйвен еще раз собралась с духом. Она подчинится, что бы ей ни приказали. Как она может не подчиниться? Ведь она хранит верность – империи… и отцу.

– Ты будешь следить за генералом, – сказал Матокин. – Ты должна добиться его доверия. Потом будешь выполнять другие наши поручения. Ты сообщишь нам, пользуясь помощью одного из магов Дальнеречи, какие именно сведения интересуют Вайзеля. Вот тебе письменное распоряжение.

Рэйвен подошла к столу и взяла протянутый ей Матокином свиток. Их пальцы мимолетно соприкоснулись. Ее отцу оставалось сказать лишь одно:

– Иди же и оправдай наше доверие!

Рэйвен вышла, твердо намереваясь выполнить этот наказ.

БРИК

(3)

Пешие патрули проходили точно по расписанию. Они двигались настолько регулярно – и даже по одним и тем же маршрутам, – что можно было бы проверять время по движению фелькских оккупантов по улицам Каллаха.

Брик полагал, что патрули предназначались скорее для устрашения, чем для реального наведения порядка. Все, с кем он уже пообщался в городе, очень остро ощущали подавляющее присутствие Фелька и не нуждались в напоминаниях.

Он только что оплатил легкий, но вкусный обед. Демонстративно постучав медной монетой по столу, он обеспечил себе особое обслуживание лично хозяином.

Вообще-то по новому закону в городе имели хождение только штемпельные марки. Бумажные деньги. Бумажные! Фельк пустил их в обращение, а весь металл, до которого смогли дотянуться, конфисковали – наверняка на военные нужды. Оккупанты уверяли, что эти смешные цветные бумажки соответствуют по стоимости монетам. Марки различались по цвету и штемпелю: если у тебя отбирали медную монету, взамен выдавали красную бумажку, за бронзовую – зеленую и так далее.

Из всего, что принесла оккупация, люди труднее всего свыкались с этими марками. Но дела вести нужно было хоть как-то, и возмущение оставалось всего лишь бессильным ворчанием побежденного народа.

Вот и еще один патруль прошел, отбивая шаг по мостовой. Фелькские солдаты смотрели прямо перед собой: лица каменные, решительные. Целый взвод – двадцать человек, и вооружены хорошо.

Прохожие немедленно нашли себе дела подальше от них. Кое-кто спрятался в подворотни. Движение по улице приостановилось, пока солдаты не проследовали дальше.

Брик тоже спокойно отступил в сторону. Он провел в Каллахе уже несколько дней и узнал, как тут живут. Он заметил также поверхностные отличия этого города от родного У’дельфа – своеобразие архитектуры, местный стиль одежды. К счастью, его дорожная одежда была достаточно невыразительной и не бросалась никому в глаза.

Даже еда была необычной – незнакомый род овощного рагу, а чай столь пряный, что он не смог его допить. Все было узнаваемо, но в то же время и странно, экзотично. Так бывает, когда видишь знакомые вещи во сне.

По приезде ему велели явиться в городскую Регистратуру, где наконец-то конфисковали коня. Удивительно, что это не произошло гораздо раньше. Конь был его единственным спутником с того часа, как он покинул У’дельф, чтобы попросить помощи в соседнем Сууке. Да и право воспользоваться этим конем не досталось бы Брику, если бы он не помог жребию лечь как надо, применив чуть-чуть волшебства.

В Регистратуре он также поменял небольшую сумму в монетах, намеренно оставленную в карманах, на местные деньги-марки, не выказав ни малейшего неудовольствия. Его основной запас по-прежнему лежал нетронутым под подкладкой куртки. На полученные деньги он снял комнату, где сейчас лежал его меллик.

Регистратура располагалась в большом муниципальном здании из беленого камня в самом центре города. Очевидно, прежде в нем заседало местное правительство. Там Брику пришлось отдать и гражданский пропуск, полученный при вступлении на земли, контролируемые Фельком. Взамен ему выдали временный вид на жительство. Временный, поскольку он, как странствующий менестрель, не должен был осесть здесь навсегда.

– Я пробуду до зимы, – сказал он чиновнику, и срок действия документа определили соответственно.

Он был удивлен тем, что все прошло так гладко – оказывается, у Фелька уже имелись бюрократические правила, учитывающие даже столь необычный статус, как у него. Ему даже были дозволены некоторые свободы, недоступные для других. Например, жителям Каллаха не позволялось покидать город – а тем, кто работал на близлежащих фермах, под угрозой ареста и даже казни не разрешалось наведываться туда.

Относительно того, что творилось в других частях Перешейка… кто мог сказать наверняка? Люди изголодались по новостям, и когда настоящих не было, выдумывали свои.

Сегодня весь день в воздухе висел осенний туман, а теперь он грозил пролиться дождем. В У’дельфе, намного южнее, можно было бы ожидать лишь небольшого дождика. Здесь будет лить как из ведра. Мостовая уже промокла, и солдатские сапоги оставили на ней аккуратную линейку отпечатков.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru