Пользовательский поиск

Книга Варторн: Воскрешение. Содержание - РЭЙВЕН (1)

Кол-во голосов: 0

– Будешь обижаться, если я тебя назову наемницей… или подыскать другое слово? – спросил Део.

– Отличное слово. Не называться же мне «труженицей меча»… или того лучше – «торговкой мечом»?

Он выпил. Она принюхалась. Что-то алкогольное, но пахнет недурно – с ягодным привкусом.

– Ты пережила не одну кампанию.

– А ты – пару-другую дуэлей?

Он рассматривал ее шрамы; одни были попроще, другие пострашнее. Она же оценила рубцы на его гладких, твердых руках – тонкие белые полоски. Осмотр ее не смущал. Некоторых ужасно возбуждало зрелище ее изуродованной плоти. Как-то раз один такой особенный тип даже сделался опасен – впрочем, она сделала так, чтобы опасности он больше не представлял.

Вся ее одежда – кожаный панцирь, сапоги, кожаная перчатка с шипами – валялась, разбросанная от двери до подножия кровати, вперемешку с накидкой и нижним бельем Део. Оружия под рукой не было. Это ее не беспокоило.

Остаться здесь, в этом городе, было бы тем самым безопасным делом из ее личного устава. Свода правил, которые она установила для себя, наученная жизнью. Они годились только для нее, ни для кого другого. Большинство людей не уделяло достаточного внимания своей жизни, даже не пытаясь вникнуть в ее суть; они просто зря тратили годы и деньги, совершенно не осознавая, как легко могут расстаться с самым главным. Как быстро и как просто.

Она отпила еще воды. Вода была много чище, чем в относительно чистых общественных водоемах города. Радстак потянулась, лениво раскинувшись на безмерно мягкой кровати; было слышно, как потрескивают ее позвонки.

– Мне это нравится. Твоя улыбка. Та, что настоящая.

Она лениво повела глазами в его сторону. Делай самое безопасное. Сейчас самое безопасное – оставаться в Петграде и ждать, пока кто-нибудь не закупит ее услуги. Податься на север теперь рискованно. И перейти на сторону Фелька, чтобы продать свой меч там, – тоже. Фельку не нужны наемники – по крайней мере в данный момент, после того, как он поглотил немалое количество войск из ранее завоеванных государств.

– А я и не заметила, что улыбаюсь, – сказала она.

– А я заметил. И твой выговор мне нравится тоже.

– У нас никакого особого выговора нет. Вот у вас есть!

– Пожалуй, что и так. Тонкий вопрос – с какой стороны смотреть. Я встречал людей из Южного Края, и довольно много. И всегда хотел нанять кого-нибудь из них в качестве рассказчика, лишь бы слышать это произношение. О чем бы он ни рассказывал, все равно.

– Должно быть, забавно, когда можешь себе позволить… рассказчика.

– Я же сказал, что только хотел нанять. Есть ли у меня на это деньги – другое дело.

Радстак подумала, что эта словесная игра почти так же приятна, как постельная. Такая любопытная забава. И фантастически редкая. Хорошие любовники почти никогда не бывают хорошими собеседниками.

Део отхлебнул своего фиолетового пойла, откинувшись на пышные подушки.

– Что за чушь несли эти людишки? – спросила она, словно продолжая начатую прежде беседу. – Эти торговцы в закусочной… они что, не понимают, что нашествие Фелька неизбежно?

– А ты веришь, что сопротивление может быть успешным?

– Не знаю. Знать такие вещи – не мое дело. Я же нанимаюсь не в офицеры, не в стратеги. Я орудую мечом. И, между прочим, вполне успешно.

– Всегда угадываешь, кто выиграет?

Ее лающий смех был столь же малоприятным, как и обычная улыбка, и она это знала.

– С трудом, – сказала она. – Но войны ведь всегда кончаются раньше, чем перебьют всех солдат. Обычно кто-то из правителей сдается или капитулирует после переговоров задолго до того, как бойня становится необратимой. Я сражаюсь на той стороне, которая меня наймет. Сражаюсь хорошо – пока кто-нибудь не скажет «хватит». Я не выигрываю войн и не проигрываю их. Я только участвую.

Его смех был намного теплее, чем у нее. Синие глаза вновь обратились к ее телу, не задерживаясь на шрамах.

– Все боятся, – сказал Део. – Да. Все. Будет война, – не первая для нас, но не та, к которой мы привыкли. Ты сама на это указала – и, на мой взгляд, весьма отчетливо.

– На мой тоже.

– Я зашел в ту закусочную переодетым с той же самой целью, что и ты, – прощупать настроение общества. Я и раньше много раз так делал и все время наталкивался на одно и то же.

– Но почему?

– Народу неплохо живется здесь, в Петграде. Несколько поколений прожили в условиях немалого процветания. Нам нравится стабильность и прочность. Зачем ломать хорошую вещь? Эта война, эти правители Фелька… они все сломают. Наверняка. Но люди не хотят противостояния…

– Значит… – Ее рука скользнула к нему, пальцы пробежались по жилам, выступающим на твердом плече. – Значит, я напрасно сюда приехала.

– Напрасно? – Он взглянул на нее с притворной обидой.

– Если наемник скитается, не зная, куда приткнуть свой меч…

– Где же ты приткнула его сейчас?

– В городском Арсенале. – Она с трудом сдержала зевоту. Кровать была воздушно-мягкой и очень удобной.

– Ну, тогда пойди и забери его оттуда. – Взгляд Део заставил ее широко раскрыть глаза. – Я намерен нанять тебя. И тебе пора узнать, кто я.

– Надеюсь, что ты человек, который может позволить себе оплатить наемника.

– Да. Это именно так. А зовут меня На Нироки Део.

Поняв, что это имя для нее ничего не значит, он добавил:

– Я – племянник первого министра Петграда.

РЭЙВЕН

(1)

– Ну, давай! Пройди сквозь это!

Рэйвен узнала угрожающую интонацию даже раньше, чем определила владелицу голоса. Ее запугивали уже не первый раз.

Издевательский приказ был немедленно и неизбежно подкреплен жесткой пятерней, прижавшей ее лицом к каменной стене коридора. Камень был холодный. Всегда холодный, даже летом. Ведь Фельк – самый северный город Перешейка и климат здесь не такой мягкий, как, по слухам, на юге.

И уж точно ничего мягкого не было в этом месте. Здесь – Академия.

Рэйвен даже не пыталась повернуть голову. Судя по смеху за спиной, нападающих было не менее трех.

– Я не могу, – сказала Рэйвен медленно и сдержанно. Она знала, что нельзя выказывать ни страх, ни дерзость.

– Ничего подобного! Очень даже можешь! – крикнула девушка, крепко державшая Рэйвен. Ее звали Боль, и она вполне соответствовала своему имени. – Ты же волшебница, разве нет?

– Она уж точно думает, что да, – сказала другая ученица. Последовал новый взрыв смеха.

– Нет, – сказала Рэйвен все тем же ровным тоном, сдерживая страх. Выдержка сейчас решала все. – Я учусь. Как и вы.

– О нет, ты же у нас одна такая дошлая, – возразила Боль. – Такая талантливая! Тебе всегда подавай самые сложные упражнения! Если бы стало по-твоему, мы все только бы и делали, что учились да упражнялись. Не спали бы, не ели. И даже по нужде не ходили бы.

Она была не права. Рэйвен никогда не призывала других разделить ее усердие. Многие из учеников Академии вели себя как проказливые дети. Она же поступала как ученица, желающая достичь высот знания. Больших высот.

Чужая рука прижала ее сильнее. Лоб и нос Рэйвен теперь приплюснулись об стену.

– Я сказала – давай, проходи сквозь стену!

– Я не могу. – Рэйвен едва удалось проговорить это. Она чувствовал на губах вкус камня.

– Ну-ну, не стесняйся, – сказала Боль. – Есть такая штука – заклинание переноса. Ты его знаешь. И мы хотим посмотреть.

Они снова рассмеялись – еще громче и злораднее.

Рэйвен вздохнула. У нее не было времени на препирательства. Долгий учебный день закончился, но в комнате ее ждали книги.

Штука! Тут было над чем посмеяться, хотя Рэйвен сейчас было не до смеха. Магия Переноса, с помощью которой открывали порталы, позволяющие пропускать людей (и даже, как поговаривали, военные орудия), требовала заклинаний очень большой силы. Только самые умелые, специально подготовленные маги могли справиться с этой задачей, да и то не в одиночку. На каждом конце прохода должен находиться маг; оба они должны действовать слитно, в полной гармонии друг с другом; они обращаются к таким силам, какие выходят далеко за пределы, ныне доступные пониманию Рэйвен. И даже при всех этих условиях они могли открывать лишь очень узкие порталы – скажем, не шире, чем нужно для фургона – и поддерживать их ограниченное время. Однако втолковывать все это Боли не имело никакого смысла.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru