Пользовательский поиск

Книга Урук-хай, или Путешествие Туда…. Страница 57

Кол-во голосов: 0

– Я знаю, чем Вы возмущены, – сказала она. – Никогда ещё чужак не становился воином народа урр-уу-гхай. И мы долго расспрашивали Хоббита из Шира и шагхрата. И долго совещались потом. Хоббит из Шира был взят в плен, как враг, и, стремясь к свободе, бежал из плена. Он был пойман и посажен на цепь. Но, когда все охранявшие его погибли, став снова свободным, он не прошёл мимо умирающего шагхрата. Он хитростью выманил у Бродячего дерева волшебное зелье, которое исцеляет раны, и вытащил шагхрата из-за края смерти. Кто из Вас сможет хотя бы выжить, встретившись с Бродячим деревом? Кто из Вас будет милостив настолько, что спасёт жизнь умирающему врагу? Хоббит из Шира не проходил испытание урагха, но свой кугхри он получил из рук совершающего шеопп. Каждый из нас знает, что значит такой подарок. В первом своём бою Хоббит из Шира убил бородатого. Кто из Вас может похвастать тем же? Хоббит из Шира, будучи свободен и при оружии, по доброй воле согласился помочь шагхрату в деле, важном для всего народа урр-уу-гхай. Он не выдал шагхрата, когда вдвоём они попали в плен к потомкам Медведя, хотя стоял у столба, приготовленным к пытке. А он знает, что такое пытка, потому что без стона стоял у пыточного столба урруугх у-ат-а-гха, врагов и предателей нашего народа. Каждый, кто хочет, может найти следы их ножей на его груди, – старуха замолчала и посмотрела в толпу. Разглядывать мою грудь никто не рвался. – Я рассказала Вам всё, что знала о доблести Хоббита из Шира. Но никогда ещё родившийся не в буурз не был воином народа урр-уу-гхай. Мы, стоящие перед Вами уу-гхой, говорили об этом, – из-за её спины выдвинулись остальные старухи. – И пришли к согласию. Хоббит из Шира… мы признаём, что ты – урагх.

Мёртвое молчание пало над толпой. Я видел, как Гхажш обмяк и привалился плечом к срубу. Да и мне, признаться, сильно полегчало.

– Хоббит из Шира, – продолжила старуха. – Когда вчера утром ты стоял под защитой воды, воин по имени Гхай подходил к тебе?

– Да, гхой-итэреми, – ответил я.

– Он обещал урезать твои уши?

– Да, гхой-итэреми.

– Мы признаём тебя урагхом. Ты должен поступить как урагх, и пусть Единый скажет, правы ли мы в своём решении.

Это было загадкой. Я что-то должен был сделать, и не знал что.

– Могу я поговорить с моим другом? – спросил я с надеждой, страшась даже представить, что будет, если мне откажут.

– Можешь, – старухи были милостивы.

– Гхажш, – зашептал я ему, слетев вниз по лестнице. – Что я должен сделать?

– Он обещал урезать твои уши, – мрачно ответил Гхажш. – Урагх не может такого простить, ты должен вызвать его на поединок.

– А что это значит, про уши?

– Уши урезают рабам.

– Снагам? – глупо спросил я. – Или гха?

– Снаги не рабы, – поморщился Гхажш. – Где ты видел снагу с урезанными ушами? Они простолюдины, работники. Те, кто не совершил ничего, чтобы заслужить имя. И гха не рабы. Они просто живые вещи, не имеющие своего разума, дети несмышлёные, например. Гха, будь он трижды лишён имени, может стать снагой и заслужить имя. Раб всегда останется рабом. Это – участь хуже смерти.

– А если я его не вызову? – трудно придумать вопрос глупее, но я, видимо, был в ударе.

– Значит, ты не урагх, он сделает, что обещал, а меня, в лучшем случае, выгонят с острова без проводника, а в худшем – утопят в болоте вместе с твоими ушами.

– Понятно, – всё это очень меня огорчало. – Как мне вызвать его?

– Сними сапоги, разденься до пояса, подойди к нему на пять шагов, покажи на него клинком и назови его имя, потом стой, не опуская руки, до знака к бою. Потом дерись.

В изложении Гхажша это выглядело просто. Очень просто. Надо было только это сделать. Просто сделать.

И я стал разуваться.

Толпа немедленно раздалась в стороны, оставив в нескольких шагах от нас одинокого Гхая, который тоже поспешно стягивал сапоги.

Обнажившись, я слегка встряхнулся, чтобы расслабить мышцы. Надо было сделать это. Сделать. Просто сделать. Это же так просто: подойти на пять шагов, поднять кугхри и сказать одно короткое слово. Шаг. Ещё шаг. И ещё один.

Я поднял вытянутую руку, наставил остриё клинка в обнажённую чужую грудь сказал: «Гхай». Голос не дрогнул. Подрагивала только рука.

Парень отшвырнул в сторону своё барахло и вытянул руку назад. Кто-то подбежал из толпы и вложил в раскрытую ладонь рукоять кугхри. Гхай сделал пару шагов, вытянул руку перед собой, и наши клинки соприкоснулись – тонкое дребезжание разнеслось над площадью.

– Слушайте, – раздался в ушах голос старухи. – Вы будете драться, пока чей-нибудь клинок не отведает крови. И не важно сколько её будет. Победитель решит, отнимет он жизнь побеждённого или урежет ему уши. Будьте готовы и начинайте, когда прозвучит крик воина.

«У-у-у-у», – затянула толпа знакомую однообразную ноту, и я посмотрел в серые глаза Гхая. В них была пустота. «Не смотри в них, – прорезался внутри насмешливый голосок деда Сэма, – утонешь. Смотри насквозь». Я послушно стал смотреть на толпу, сквозь Гхая. В его глазах что-то на мгновение мелькнуло, а потом они опять стали пустыми. Но уже не такими страшными.

«Р-р-а-а-гх», – выдохнула толпа, и Гхай ринулся ко мне, как выпущенный онагхром камень. Это теперь я знаю, что камня, брошенного онагхром, почти не видно в воздухе. Тогда я просто обнаружил, что Гхая на месте нет, а остриё его клинка находится в дюйме от моего тела. Он мог вспороть мне грудь первым же движением.

Если бы не природное проворство хоббитов. Хорошо, что Гхажш не дал мне набить брюхо за завтраком. У меня не было даже мгновения, чтобы сдвинуться в сторону, и я резко согнул спину назад и встал на лоб. Одно из самых трудных коленец брызги-дрызги. Хорошо, что при встрече с бъёрнингами я неплохо поупражнялся. А то бы спину себе сломал.

Гхай не смог остановить прыжок в воздухе и скользнул надо мной потной рыбкой. Я видел, как он покатился по земле, но когда я разогнулся и повернулся к нему грудью, он уже крался ко мне, выставив кугхри перед собой.

– Ты хорош, Хоббит из Шира, – прошипел он. – Но ты не успел выставить клинок. Значит, не очень хорош.

– Парень прав, – поучаствовал в разговоре дедовский голос. – Если бы ты подставил меч, он взрезал бы себя от горла до … – дедушка имел ввиду пах.

Гхай снова кинулся ко мне, и мне снова удалось увернуться, но на этот раз он меня почти достал. А я его нет. Кугхри мне только мешал. Он был сделан для Урагха, и мне, даже подросшему, был тяжеловат.

– Ты умрёшь, Хоббит из Шира, – продолжал шипеть Гхай. – Твои уловки тебе не помогут. Твоя первая кровь на моём клинке будет и последней.

Он бросился, наши клинки встретились, и мой, обиженно звеня, полетел над головами толпы. Толпа прыснула в разные стороны, как стайка перепуганных воробьёв, открывая мне дорогу к упавшему кугхри, но путь успел заступить Гхай. А я ничего не успел. Только отпрыгнуть назад, от свистнувшего перед лицом лезвия. Между мной и Гхаем было пять шагов.

– Вот и всё, Хоббит из Шира, – довольно ухмыльнулся Гхай. – А ты прыгучий. Говорят, в Чёрной пустыне водятся такие же прыгучие крысы. Но ты же не оттуда родом. КРЫСА. Пожалуй, я всё же урежу тебе уши, – и он двинутся ко мне медленным, плавным шагом. Линия заточки его чёрного клинка поблескивала на солнце. И я представил, как сейчас по лезвию побежит моя кровь.

– Не смотри на меч! – озабоченно сказал дедовский голос. – Зарубит! Смотри на ноги, и приготовься. У тебя будет только одна попытка. Когда он бросится.

Гхай бросился. Наверное, он ожидал, что я отскочу в сторону или побегу от него. Но я бросился к нему… нырнул под летящий в ударе клинок и, распластавшись в воздухе, выставил перед собой локоть. Никогда не делал эту штуку в полную силу и с такой быстротой. Тем более по напарнику, который не успел остановиться и завис на цыпочках, наклонившись вперёд. Хоббиты, плясавшие со мной брызгу-дрызгу, обычно успевали уворачиваться. Гхай не успел.

Когда локоть врезался ему под рёбра, он выдохнул, выпустил из ослабевшей ладони рукоять и улетел на пять шагов обратно. Толпа охнула.

57
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru