Пользовательский поиск

Книга Урук-хай, или Путешествие Туда…. Содержание - Глава 23

Кол-во голосов: 0

– Жалко их, – мне, действительно, стало жаль, когда я представил умирающих от жажды косматых любителей медовухи.

– Жалко. Раньше их королю надо было думать, как так сделать, чтобы Рохан с Эсгаротом не сговорились. Себе друзей найти. Не захотел. Теперь бъёрнинги за его глупость и жадность расплатятся… Что-то заговорились мы с тобой. Спать-то будем? Завтра опять идти.

– Да зачем нам днём по жаре париться? Может, по ночам будем идти?

– Второй день здесь провести хочешь? Нельзя надолго на одном месте оставаться. Здесь – степь. Кого угодно принести может.

И он завернулся в буургха, и уснул. Полдня проспал и снова уснул, не затруднился. А я ещё немного поворочался.

Утром отправились на север. Уже не торопясь и не надрывая тело бегом. За те несколько дней, что мы шли до Чёрной пущи, или Лихолесья, как назвал её Гхажш, ничего примечательного не произошло. Лишь раз далеко к востоку я заметил облака дыма.

– Это Возничие, – ответил на мой вопрос Гхажш. – Мясо себе запасают. Они так охотятся. Траву в степи поджигают, чтобы зверьё от огня бежало. А сами повозки в цепь ставят, полстепи перегораживают. Как зверьё до повозок добежит, тут его и бьют.

– А повозки не сгорят? – спросил я. – Когда огонь до них доберётся?

– Нет, – рассмеялся Гхажш. – Они перед тем, как повозки ставить, в том месте траву заранее выжигают. Там огню двигаться некуда.

– А мы им в облаву не попадём?

– Нет. Далеко. И ветер от нас.

На том наш разговор и кончился, а других событий не случилось. Лихолесье начало нас встречать издалека. Сначала появились маленькие тенистые рощицы – привет большого леса. Почти в каждой был родничок, и в них было удобно останавливаться на ночлег. Мы двигались от рощицы к рощице, промежутки между ними день ото дня становились всё меньше, и однажды я просто заметил, что мы идём уже не по степи, а по лесу.

Обычному лиственному лесу. Светлому и приветливому. Я даже подивился, почему его называют такими мрачными названиями. И спросил у Гхажша. «Сам скоро увидишь, – буркнул он, озираясь по сторонам. – Тропу нам надо найти, а то мы тут до скончания жизни плутать будем».

Тропу он нашёл. То есть я-то никакой тропы не видел. Гхажш просто заметил какой-то пенёк, еле возвышающийся над травой, и бросился к нему со всех ног. Пенёк он тщательно осмотрел со всех сторон, очень тщательно, разве что не обнюхал. Потом отошёл от пенька на несколько шагов, побродил между деревьями, потом вернулся к пеньку и, встав к нему лицом, пошёл спиной вперёд.

– Иди за мной, – приказал он. – То есть передо мной. Тьфу ты. Иди и смотри, чтобы я не споткнулся обо что-нибудь.

Я посмотрел на пенёк. Пень как пень, расколотый по краю топором неумелого дровосека. Старый уже. И что в нём особенного? Но Гхажш удалялся, и разгадывать загадки было некогда, так что я вздохнул, догнал его и поплёлся рядом.

Шагов через полтораста в траве обнаружился замшелый валун. Здесь всё повторилось, с тем лишь отличием, что на этот раз Гхажш действовал гораздо увереннее, и идти нам пришлось в другом направлении.

Так мы и шли, встречая на своём пути то пень, то камень, то сломанное бурей дерево или причудливую корягу, или даже просто старую, оплывшую, заросшую травой яму. И как Гхажш каждый раз определял, в каком направлении нам надо двигаться, для меня ещё несколько лет оставалось загадкой.

От куста к кусту и от дерева к дереву мы двигались довольно долго, настолько долго, что я постепенно начал понимать, за что этот лес назвали Чёрной пущей: деревья вокруг нас сгрудились теснее, вытянули толстые стволы вверх и кронами почти закрыли небо. Стало темней, трава исчезла, уступив место зарослям папоротника и прелой прошлогодней листве. В десяти шагах было так сумеречно, что окружающее с трудом различалось. Поэтому я не сразу понял, что мы уже с полчаса идём по обычной, хорошо натоптанной тропе. И Гхажш рядом со мной идёт уже не спиной вперёд, а самым обычным образом.

– Устал, пока раком пятился, – произнёс он, останавливаясь. – Вечер уже, тропу нашли, давай привал сделаем, а утром дальше пойдём. Только не вздумай с тропы сходить. Я тебя потом не найду. Разве что кости. Да и то вряд ли.

В это мгновение неподалёку от нас раздался громкий скрежещущий звук, словно кто-то тёр нож о нож. Спине сразу стало холодно, а между лопаток потекла противная липкая струйка.

– Что это? – спросил я Гхажша, стараясь, чтобы голос не дрожал, и на всякий случай взявшись за рукоять кугхри.

– Не обращай внимания, – ответил Гхажш, расстилая свой буургха прямо на тропе. – Это паук. Он на тропу не выйдет: света боится.

Это меня не успокоило: света на тропе почти не было.

– А ночью? – спросил я. – Ночью, что будет?

– Ничего не будет, – ответил он, укладываясь. – Слышишь, скрежещет. Это он от злости – значит, один. А для одного мы слишком большая добыча. На двоих он в одиночку нападать не будет. Они трусливые и маленькие. Ниже твоего колена.

Я вздрогнул, представив паука чуть ниже своего колена.

– Да ложись, ты, – сказал Гхажш. – Нет ничего страшного.

Вздохнув, я решил ему поверить, действительно, будь рядом что-нибудь опасное, вряд ли он бы стал так спокойно устраиваться на ночлег. Но едва я лёг, как обнаружилась новая напасть. Новый звук. Где-то в глубине земли что-то глухо ударяло, тяжело и размеренно, и, когда приходил звук удара, вздрагивало всё тело.

– Что это? Гхажш! – я даже подскочил от неожиданности, но воздух вокруг был тих и неподвижен.

– Что? – не понял он. – Я же сказал – паук.

– Нет, – я снова приложил ухо к земле и подождал немного, через некоторое время земля принесла отзвук нового удара. – Стучит, под землёй.

– А… – Гхажш зевнул. – Это молот огхров. Далеко отсюда. Почти день пути. Завтра утром мы в их сторожевой деревеньке будем.

– Давай сегодня пойдём, – попросил я. – Пока ещё совсем не стемнело, – ночевать в лесу с пауками мне не хотелось.

– Хочешь стрелу с чёрной смолой ниже спины получить? – пробормотал Гхажш. – Самострелы вдоль всей тропы стоят, их ночью не видно.

Пришлось устраиваться рядом с ним. Пущей безопасности ради я прижался к шагхрату поплотнее и закутался в буургха с головой.

– Гхажш, – решил я задать ещё один вопрос напоследок. – А как это место называется? Ну куда мы сейчас идём?

Гхажш пробормотал что-то нечленораздельное, помолчал и добавил, сонно растягивая слова: «…а, по-вашему – Дол-Гулдур».

Глава 23

Очень правильно кто-то придумал назвать этот мрачный, пугающий бор «Лихолесьем». Лес, где живёт Лихо. Услышишь такое название и сразу, с одного слова поймёшь, что нечего тебе в этом леске делать. Разве только, если хочешь, чтобы мясо с костей сняли. Да поскорее. Без Гхажша я бы в этот проклятый лес ни за какие пироги не сунулся. И как только Бильбо Бэггинс по нему ходил? Он-то, правда, был севернее. В местах, где эльфы живут. Может, там не так мрачно?

Чёрная пуща – название тоже неплохое, но за душу берёт уже не так. Мало ли их, чёрных лесов. Фангорн, например, светлым не назовёшь. Или Древлепущу. Хотя они всё же посветлее будут. Там лес просто сумрачный, сумеречный от тени, а в Чёрной пуще тьма какая-то давящая. Даже кажется, что дышать трудно, пока не привыкнешь. Это днём. А уж ночью…

Ночью, мало того, что не видно ни зги, собственные пальцы на руках в дюйме от носа разглядеть невозможно, так ещё раздаются такие звуки, от которых хочется немедленно себе уши зашить, лишь бы ничего не слышать. Скрежет одинокого паука – это пустячок, вроде звука детской погремушки. И уханье филинов тоже, в общем, звук нестрашный. Может быть, только в первый раз испугаешься, пока не поймёшь, кто это. А вот когда кто-то визгливо и протяжно расхохотался, показалось, что прямо над ухом, вот тут уж я покрылся пупырышками, крупными, как яблоки по осени. Потом к первому хохотунчику присоединился второй, а потом – ещё один, и ещё. Через некоторое время всё вокруг хохотало и повизгивало на разные голоса. И такие это были голоса, что мне показалось, будто волосы мои стремительно седеют.

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru