Пользовательский поиск

Книга Убить Ланселота. Страница 28

Кол-во голосов: 0

– Вряд ли здесь есть кто-то важнее меня, – усмехнулся шарлатан. – Пусть идет.

Исполненным достоинства шагом Истессо обогнул стол с алхимическими принадлежностями. Холодно кивнул взбешенному Эрастофену, Принял у скелета шляпу и оружие и вышел в дверь.

Там его поджидали гвардейцы. Возглавлял их Гури Гил-Ллиу.

– Стой! Держи! Вот он!

– Хва-а-а-а-а-а-атай! – Рот стражника распилился бездонной пропастью. – Ло-о-ови-и-и-и!

– Вяжи мерзавца! – громовым голосом объявил Гури. – Не давай ускользнуть!

Первого алебардиста Хоакин сбил с ног. Попытался выдернуть из ножен меч Ланселота, но оружие застряло намертво. Хвататься за шпагу времени не было. Стрелок запрыгал меж ваз и статуй. Стражники наседали, размахивая алебардами.

– Прочь, негодяи! – заорал Истессо, работая мечом в ножнах, словно дубиной. – Деревуд навсегда! Бей-бей-бей-бей!

Коридор, портреты шарлатанов на стенах, куртки гвардейцев – все слилось в бешеную цветную полосу.

– Ай-яй-я-ху! – визжал стрелок, немилосердно избивая стражников. Под потолком металась Маггара, выкрикивая варварскую вису:

Врану черному подобен,
кружит враг мой в поле бранном!
Брюхом яр! Обширен станом!
Князь подушек, бан диванов!

Личико ее раскраснелось. Будь она блондинкой, подобно девам Севера, вряд ли кто-то сумел бы отличить ее от грозной валькирии.

Затрещало дерево. Гури вырвал из пола скамейку и бросился на Хоакина.

– Живьем! Живьем брать фальшиводокументщика!

Во всем Терроксе нет человека удачливей Гури Гил-Ллиу. Сломанный меч, фальшивое везенье – это сила. Но Хоакин сражался клинком Ланселота, разрушителем иллюзий.

Это и решило исход битвы.

Клубок госпожи Аччелерандо метнулся под каблук бродяги…

…пятки Гури сверкнули в воздухе…

…время замедлилось, стало тягучим, как патока…

…скамейка с грохотом врезалась в стену…

…отскочила, перевернулась и упала на ребро перед Хоакином…

…гвардейцы застыли в живописных позах…

– Уше-о-о-ол! – взревели они. Похожими голосами кричат «Гол!» болельщики, увидев мяч в воротах своей команды.

Стрелок прыгнул на край скамейки. Оттуда – на лестничные перила и – вниз, в зимний сад.

Прыжок рискованный, но Хоакин знал, что делает. В студенческие времена он обожал опасные проделки. Связанные с балконами, чердаками и высокими деревьями.

Шпагами взбешенных бюргеров.

– Клубок! Клубок спасай! – взвизгнула Инцери. – Вольные стрелки своих не бросают!

– Уже.

Маггара толкнула клубок, и тот спрыгнул с лестничной площадки вслед за Хоакином.

– Ох!

Один из стражников рискнул последовать за Истессо. Хоакин выхватил шпагу, После третьего выпада смельчак-гвардеец полез на пальму. А с нее – обратно на галерею.

– Скорее, сударь. – Клубок красноречиво заметался меж пальм и фонтанов. – За мной. Вперед!

Золотистый огонек спикировал на плечо Хоакина. Инцери прыгнула на рукав, прожигая ветхую ткань. Стрелок же бросился вслед за своим шерстяным провожатым.

Зеркала.

Панели орехового дерева.

Люстры, несущие гроздья колдовских огней.

И вновь зеркала.

Целое море зеркал.

Мозаичные полы уходили вдаль сверкающими тропами. Багровые дорожки вились и вились без конца, превращая дворец в настоящий лабиринт.

– Не верю я ему, – озабоченно произнес стрелок. – Госпожа Аччелерандо выразилась вполне определенно: до кабинета шарлатана. Не дальше.

Клубок ткнулся в дверь, отступил и задрожал. Будь у него морда, наверняка на ней проступило бы виноватое выражение.

– Ну ладно, ладно… – проворчал Хоакин. – Я же понимаю: ты не виноват.

Положение выходило аховое. Клубок – могущественное порождение уборщицкой магии, – был создан с одной-единственной целью. Отыскивать шарлатана. Ни на что другое он не годился.

– Что делать-то будем? – спросила Маггара. – Положение вроде безвыходное.

– Безвыходных положений не бывает, – уверенно отозвалась Инцери. – Помнишь, Эрастофен говорил: где выход, там и вход?

Стрелок покачал головой. Прописные истины тем и плохи, что объясняют все на свете. Любое решение можно свести к одной из них. Вот только наоборот почему-то не получается…

– Эрастофен что-то еще говорил, – задумчиво сказала Маггара. – Что-то про начало.

– Да, да, я помню.

Стрелок достал книгу и перелистал. «Мудрость вторая: где выход, там и вход, а если не можешь понять, где конец, отыщи начало», – прочел он.

Хм…

Иногда священные книги следует читать буквально. По крайней мере до тех пор, пока не встретятся слова «подставь правую щеку». А если слова Эрастофена понять буквально…

Хоакин присел на корточки перед клубком.

– И где же у тебя начало?

Клубок испуганно попятился. Вид у него был словно у дворняги, которую соблазняют продать уличное первородство за ошейник и полсардельки.

– Не бойся. Мы тебя смотаем обратно. Нам бы только выбраться отсюда.

Клубок покорился. От грязновато-розовой всклокоченной шкуры отделился кончик нити. Маггара подхватила его, взвилась и…

…шерстяной вихрь раскрутился в коридоре. Словно шелкопряд в коконе, фея металась среди нитей. В какой-то миг Хоакину показалось, что она не сможет выбраться из петель и станет центром нового клубка. Нет, обошлось.

На полу лежал новый клубок. Перемотка благотворно сказалась на нем, омолодив и облагородив. Казалось, он даже стал больше размерами.

– Ищи! Ищи выход, – приказала Маггара. – Вперед!

Клубок засуетился, принюхался и стрелой припустил вдоль коридора. Хоакин, фея и элементаль бросились за ним.

Хоакин рассчитывал, что клубок выведет его к госпоже Вилее. Ведьма, конечно, женщина загадочная, но дельная. Если бы не ее советы, им всем пришлось бы тяжко. Да и Маггаре она много полезного подсказала.

Но надеждам Хоакина не суждено было сбыться. С каждым шагом обстановка становилась все мрачней и мрачней. Багровые дорожки сменились на черные рубчатые коврики. Место зеркал и панелей красного дерева заняли соломенные гобелены. Вскоре исчезли и они.

Под ногами захлюпала вода, и клубок пришлось взять на руки. Истессо угадывал направление по едва ощутимым подрагиваниям шерстяного бока.

Плюх-плюх. Кап-кап. И вокруг – все темней и темней. Колдовские огни на потолке исчезли. Кое-где горели факелы, но между ними разлилась тьма. От одного пятна света до другого приходилось идти чуть не на ощупь. Лимонно-желтое свечение Маггары помогало слабо. Его едва хватало, чтобы освещать саму фею.

Под ногами вода. Стены – холодный мокрый камень. До стрелка постепенно начало доходить. Клубок создан для того, чтобы находить шарлатана. Что же тогда он ищет сейчас, после перемотки?

Противоположную точку, ту, где Фью Фероче не бывает вообще. Или не был пока ни разу. А что это за место? Правильно. Пещера Бахамота, чудища Тримегистийского. Туда Фероче войдет только после коронации.

Истессо коснулся рукояти старинного меча. Она отозвалась приятным теплом.

Меч Ланселота, да? Древнего вояки, выступившего против перводракона. Бургомистр, жители города, Эльза… кто такая Эльза?

Неважно.

Они все дрожали за свою шкуру. Висли на руках героя, умоляя не делать глупостей. Глупости, глупости… Сколько злых вещей происходит от их недостатка.

Эра зверей великих, например.

Пора ее прекратить.

Хоакин убрал руку с меча, и крамольные мысли исчезли из его головы. Вернее, убрались в темные тайники сознания. Туда, где горела медовая звезда. Из коридора потянуло запашком слежавшейся шерсти, огня и горячего песчаника. И совсем чуть-чуть – крови и мускуса.

Хоакин остановился.

Маггара, – позвал он шепотом. – Маггара, лети сюда.

Феечка озадаченно порхнула к его лицу:

– Что, Хок?

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru