Пользовательский поиск

Книга Убить Ланселота. Содержание - Глава 4 В ДОРОГУ! В ДОРОГУ!

Кол-во голосов: 0

Маггара радостно встрепенулась:

– Инцери вернулась! Очень вовремя. Поможешь нам?

– Ага. – Саламандра безучастно посмотрела на фею. – Только моя жизнь кончена. Он меня разлюбил.

– Кто именно?

Инцери выудила из ведра кусок угля и принялась жевать.

– Дамаэнур. Он сказал (чавк-чавк), что ему нравятся прямые волосы (чавк-чавк). Ну да, конечно. Он видит идеал женщины воздушным и утонченным, (чавк) Исполненным грации (чавк-чавк). Он не сказал, конечно, что у меня толстая попа. Но это подразумевалось само собой.

Ящерка всхлипнула, ей было очень себя жалко. Фея отбросила ножницы и спорхнула к подруге.

– Да ты что? – обняла она элементаль за плечи. – Брось уголь, слышишь? Не наедайся на ночь сладкого!

– Какая разница. – Инцери страдальчески поморщилась. – Вам камин растопить? Пожалуйста. Пользуйтесь жаром разбитого сердца… Все равно моя жизнь кончена.

– Инцери, ты можешь что-нибудь сделать с веревками Хоакина?

– Могу сгрызть. Пожалуйста! Это такой пустяк. И пусть, пусть у меня будет несварение желудка. Пусть разобьется мое бедное сердечко… Я буду лежать на смертном ложе – неприступная, бледная, в черном платье с открытыми плечами, – а он придет, движимый раскаянием, но будет поздно! Веревки? Что вам еще сгрызть?

Ящерка протопала к Хоакину и вскарабкалась на ножку стола. Запахло паленым. Затрещало пламя, разбойник извивался и подпрыгивал, а Инцери все глубже и глубже уходила в трясины самоуничижения:

– Буду страдать тихо, беззвучно… Жизнь, посвященная только ему, ему одному!…

– Левее бери! – командовала Маггара. – Стой! Это уже не веревка.

В этот момент в дверь деликатно постучали.

– Эй, Истессо, – донеслось с улицы. – Истессо, ты меня слышишь?

Фея и элементаль нырнули в ведро с углем.

– Кто там? – заворочался Хоакин. – Кого звери принесли?

– Это я, Фью Фероче, твой шарлатан. Могу ли я войти?

– Входите, ваше магичество. Всегда рад гостям.

– Благодарю, Хоакин.

Сквозь дверь потекли струйки фиолетового и серого тумана. Проникая в хижину, они сплетались в кружева и бархат, вылепляли из себя сапоги, панталоны и жабо. Последняя струйка улеглась на плечах, распухла бледным облаком. Из тумана сгустилось лицо. Волосы тусклыми прядями упали на воротник, черная повязка пересекла скулу и лоб. Фероче огляделся:

– Не по-людски как-то вышло. Связали, бросили… А ведь ты им не чужой.

Он прищелкнул пальцами, и веревки разлетелись в клочья. Стрелок вздохнул с облегчением и принялся растирать онемевшие запястья.

– Благодарю, ваше магичество. Очень вы это вовремя… Какими судьбами ко мне?

Фероче пригладил бородку:

– Видишь ли, Хоакин… Я к тебе с делом не совсем обычным. Для начала: короли не извиняются, но я пришел с извинениями.

– Принимаю, ваше магичество. Анонимку написал Реми?

– Да. Но дело не в этом.

– Весь внимание, ваше магичество.

– Хоакин, после смерти отца мне в руки попал его архив. Ты, конечно, знаешь: мы, властители, живем долго. Сто, двести, триста лет. Каково же было мое удивление, когда я узнал, что ты тоже из долгожителей. Мало того: отец пристально следил за твоей судьбой.

– Боюсь, ваше магичество, в двух словах это не объяснить.

– И не надо. Я подозреваю, что отец заколдовал тебя. И что ты вряд ли благодарен ему за это. Потому-то я и отправился в Деревуд. А чтобы уберечься от случайностей, представил Неддама зачарованным шарлатаном. Все удалось как нельзя лучше, мои подозрения оправдались. Я хочу спросить: что за заклятие на тебе?

– Сами вы этого не видите?

– К сожалению.

– Тогда ничем не могу помочь. Я не маг. Думаю, вы прочли мое досье.

– Прочел. Академию Града ты так и не закончил… Исчез с экзамена по транспортной магии, а потом объявился в Деревуде. С тех пор живешь здесь безвылазно вот уже сто лет.

– Ну вот, вы же все знаете, ваше магичество.

– И это меня тревожит. В этом «всем» нет главного: зачем? Зачем Фортиссимо потребовалось заколдовывать тебя? Ты чем-то насолил ему?

– Нет.

– Я собираюсь пригласить тебя в Циркон, в мою лабораторию. Придешь?

Хоакин усмехнулся:

– Столько церемоний… Вам стоит щелкнуть пальцами, и разбойники сами принесут меня.

– Если бы все было так просто… Хоакин, моего отца считали сильнейшим магом. Но я превзошел его. Мне не требовалось даже ехать сюда, чтобы выяснить все, что я хочу знать.

– И что же вы выяснили, ваше магичество?

– Магия – это власть, Истессо. А тебе нельзя приказывать, вот в чем штука. И тем не менее Фортиссимо как-то заколдовал тебя… Не понимаю. Загадка! – Шарлатан стукнул кулаком по столу. – Истессо, короли не просят, но я прошу: отправляйся в Циркон. Я бы увез тебя прямо сейчас – с твоего согласия, конечно, – но увы, наша карета – фикция. Тыква, несколько мышей, форейтор – кот. Приедешь?

Истессо потрогал синяк под глазом:

– Я не против, ваше магичество. Когда мне прибыть в Циркон?

– Постарайся побыстрее. Я хотел бы выяснить природу заклятия до своего вступления в Дюжину.

– А…

– Денег на дорогу я тебе дам.

– Но…

– Твои бывшие соратники тебя не заметят. Обещаю.

– Ну тогда договорились, ваше магичество.

Глава 4

В ДОРОГУ! В ДОРОГУ!

Прежде чем отправляться в путь, Хоакину пришлось заглянуть в разбойничий арсенал – взять лук и стрелы. И шпагу. И подарок шарлатана. Феечка в чайнике спала тихим младенческим сном; огненная элементаль свернулась колечком в табакерке.

Больше всего Хоакин опасался разбойничьих постов. Но шарлатан не соврал: никто не попытался остановить беглеца. Он беспрепятственно выбрался на дорогу, ведущую в Циркон, и зашагал по обочине.

Уютно погромыхивал за спиной чайник. Из леса тянуло багульником и хвоей. Истессо шел и шел, наслаждаясь вольной жизнью. Уже утром следующего дня ему повезло. На перекрестке послышался стук копыт, громыхание колес и песня:

Гоп-стоп! —

напевал грубый голос.

Мы подошли из-за угла.
Гоп-стоп! надел я шлем о двух крылах.
Мой моргенштерн уж наготове,
Сейчас здесь будет море крови.

Копыта стучали все громче и громче. Хоакин приготовился. Из-за поворота вынырнула карета.

– Эй, командор! – Разбойник выскочил на дорогу – До города не подбросишь?

Лошади присели от неожиданности. Кучер завизжал, спрыгнул с козел и бросился в лес. Он убежал бы, не поймай Хоакин его за шиворот.

– Командор! – умоляюще крикнул он. – Я заплачу!

Вид кучера вызывал изумление. Шутка ли: двухметровый детина в меховых штанах, на голой груди – ожерелье из медвежьих клыков. Но… Под украшенным лисьими хвостами шлемом скрывалось сконфуженное лицо. Щеки тряслись, словно студень, в глазах плескалось рабское выражение. Одним словом, варвар из Аларика.

– Бандит-с? – в ужасе спросил варвар.

– Нет.

«С прошлой полуночи», – добавил про себя Истессо.

– Ну с-слава богу…

Дрожать он понемногу перестал. Кучера вообще неравнодушны к блатному фольклору. Они любят петь и слушать о воровских любовных томлениях, о Мурке и о пере в бок. Но почему-то перспектива встретиться с настоящим разбойником их ужасает. Все-таки, что ни говори, искусство условно и от жизни оторвано.

– Тебе куда ехать-то, мил человек? – спросил он. – А то-сь я того-сего…

– В Циркон.

– В Циркон? А! – Лицо кучера выразило облегчение. – Эт мы с пребольшим удовольствием, сударик… По пути эт нам. Особенно ежели деньжата водятся…

– Вот и договорились. А в карете кто?

– Дамы-с. Профессиональная жертвенная дева, так сказать. Госпожа Летиция Ляменто с прислугой-с.

– Спят?

– Спят-с.

– Хорошо. Тревожить не будем. Ну же, трогай!

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru