Пользовательский поиск

Книга Тысяча черных лилий (СИ). Страница 6

Кол-во голосов: 0

В общем и целом, единственная четверка, полученная мной за эти два семестра, была скорее исключением из общего правила и следствием наложения многих факторов, ключевым из которых являлась, конечно же, моя любимая старушка лень.

Во-вторых, я, как и любой молодой человек моего возраста, имею свойство влюбляться, уходить с головой в омут страстей, отдавать себя всего прекрасной и замечательной, как кажется на первых порах, незнакомке и делать ради ее любви совершенно безумные вещи. За этот год я пережил два подобных случая, которые, естественно, меня ничему не научили. Разве что только одному — быть разборчивее, но это такой совет, который не несет в себе ровным счетом никакой практической пользы.

Если первый из случаев был простым, обычным и если так можно выразиться «людским», то вот второй получился намного интересней. Объектом моих чувств, стала девушка по имени Мария. Она была из непосредственного окружения одного влиятельного питерского вампира. Да, не удивляйтесь, вампиры тоже существуют, и ведут весьма неплохую, надо сказать, жизнь, ну или правильнее выразиться — нежизнь, ведь они все-таки мертвые. Хоть девушка и крутилась возле создания тьмы, считая его, как оказалось позднее, своим учителем прожигания жизни и проповедником правильных принципов и взглядов, некая толика здравого рассудка в ней, еще теплилась, а значит, у меня был шанс.

Моя очарованность этой леди, а была Мария конечно красоты божественной (высокая, стройная, с длинными, до пояса, рыжими волосами, изумрудно-зелеными глазами, неописуемой улыбкой и ангельским смехом), заставляла меня идти на различные безумные вещи. Например, как сейчас помню мой ночной поход к охраняемому особняку того вампира, с наложенной предварительно на меня невидимостью (достигающейся всего-навсего перенаправлением поступающих на меня частиц света), с целью оставить у окна девушки букет алых роз и красивую любовную записку. Помню как стучало сердце, когда я писал эту записку, всю вдохновленность и радость, которые я чувствовал в процессе ее сочинения. Тогда мне казалось, что ничто на свете не в состоянии помешать мне донести этот клочок бумаги до любимого существа. Только сейчас я осознаю всю безумность и опасность своих поступков, но тогда все виделось мне таким простым и легким, что не вызывало никаких сомнений в адекватности.

Я помню случай, как составил для Марии специальный салют, при взрыве высвечивающий наши имена и картину, проткнутого стрелою насквозь сердца. Эмоции, которые я ощутил, когда у меня все получилось, описать словами сложно, но еще сложнее рассказать о тех чувствах, которые переполнили меня, когда я увидел радостный блеск в глазах девушки. Казалось, что я сейчас взлечу и растворюсь в блаженстве без всякого использования магических доменов.

Я пытался много разговаривать с ней обо всем на свете, поддавался на любые ее авантюры: будь то поход на состязания питерских стритрейсеров и последовавший за этим побег от полиции по дворам ночного Петербурга. Или ничем не мотивированный, кроме как женской логикой, визит к гадалке. Я старался всегда находиться рядом с ней, ловить каждую секунду нашей близости. Мои глаза и сердце горели, и я не в силах был это скрывать.

Но, в конце концов, она, несмотря ни на что, кинула меня ради этого ходячего трупа. Обидно блин, товарищи, до глубины души обидно! Я сломал мой любимый дедушкин стул и чуть не разбил клавиатуру о стену, когда пришел домой. Казалось, что вся моя жизнь теперь бессмысленна, бесполезна и никчемна, и в целом мире нет ничего, что могло бы изменить данный факт. Но что поделать, такова жизнь (как любят говорить французы — c'est la vie), она преподносит для нас различные испытания, и никогда, да, наверное, никогда среди них нет таких, которые мы не могли бы преодолеть. Эта мысль, одна из немногих положительных вещей, которые я вынес из данной ситуации.

Но вернемся к перечислению того, что со мной происходило.

В третьих, что немаловажно, я сдал на коричневый пояс. Это последняя ступень в цветовой иерархии поясов, перед таким желанным и важным черным. Мой учитель каратэ, Александр Петрович, весьма хвалил мой прогресс за последний год. Сэнсэй был очень доволен моим старанием и стремлением к развитию в себе не только внешних, физических, но и внутренних, духовных, навыков и умений. Такого уровня сосредоточенности, по его словам, он не видел никогда. Это льстило. Слегка похвастаюсь еще и тем, что при сдаче я был отмечен комиссией, как единственный из участников аттестации, не допустивший ни единой ошибки. Да, вот такой вот я молодец.

Однако, не смотря на все эти события, произошедшие в моей жизни, последнее время меня стало мучить чувство, что все в ней идет как-то не так, что я не на своем месте, что на самом деле мне нужно заниматься совершенно иными вещами и строить свое бытие на других принципах. Эти мысли терзали мою душу уже две недели, и я решил поговорить обо всем с наставником и попытаться расставить все точки над «i» в моем будущем жизненном пути. Встречу мы назначили в том самом кафе около метро «Петроградская», в котором состоялся наш первый разговор. Андрей Павлович настоял именно на этом месте, и я не имел ничего против.

Прибыл на место чуть раньше назначенного времени и сел за один из столиков в дальнем углу зала для некурящих. Затем заказал порцию суши и так любимое мной зеленое бамбуковое пиво. Ровно в 20–00, как и было оговорено, пришел мой наставник. Он улыбнулся, затем поздоровался со мной и присел за столик.

— Здравствуй, Алексей. Как настроение? Не правда ли, замечательный денек?

— Здравствуйте, Андрей Павлович (хоть мы уже давно и были на «ты» с моим наставником, иногда я все-таки предпочитал более почтительный вариант приветствия). Денек действительно хороший, теплый, но, к сожалению, не об этом мы поговорить собрались. Вот вы — никогда не чувствовали свою ненужность, заброшенность, никчемность? Извиняюсь за свой негатив.

— Эх, Алексей, Алексей. Если бы я каждый раз прислушивался к подобным ощущениям и мыслям, то, наверное, мне было бы сейчас уже не тридцать два года, а шестьдесят. Да и сидел бы я не в суши баре, а в старом, потрепанным временем кресле, читал бы газеты и разгадывал бесчисленные кроссворды. Как видишь — это ни в коей мере не так, и я улыбаюсь каждому новому солнечному деньку. Что же тебя тревожит конкретно? Или ты не задавал для себе такой вопрос?

— Меня беспокоит «магия». Теперь она повсюду, во всех аспектах моей жизни, в каждом моем шаге. Правильно ли это? Возможно, жизнь без нее была бы проще и лучше?

— М-да… Нечасто услышишь такое от начинающего перспективного мага. Но, у каждого свои тараканы в голове. Теперь отвечу на твои вопросы: начнем с первого — да, это правильно и абсолютно нормально для того, кем ты теперь являешься. Ты, черт побери, маг, это твоя судьба и предназначение, и если бы это было не так, ты бы им не стал. Начиная с того, что обуглился бы у отрядного костра, заканчивая тем, что давно уже лежал бы располовиненным на рельсах метрополитена. Да, ты можешь сказать, что все эти события случились только благодаря твоей природе, но так ли это? Сомневаюсь.

Перейдем ко второму вопросу. Его я вообще считаю кощунственным. Да, хоть у тебя и не такой явный «эйдос», как у большинства из нас, но, тем не менее, ты не станешь отрицать, что он есть и является частью тебя. Отвергнуть магию, для тебя, Алексей, это примерно, то же самое, что отрезать себе руки или вырвать сердце. Можно конечно, правда толку в этом мало, да и сакрального смысла не больше. Подумай над этим!

— «Эйдос»… (Поясню — при пробуждении, у мага открывается вторая сторона его души, называемая «эйдос»). Суть этой стороны для творца заклинаний заключается в ее непосредственной причастности к «настоящему», если так можно выразиться, «подлинному» миру. Тому миру, что веками был наполнен магией, всевозможными человеческими фантазиями, миру, в котором оживают тысячелетние мифы и легенды, и где нет места для привычного восприятия реальности. Не имея возможности ощущать этот мир в его истинной сути, нельзя даже и помышлять о творении настоящей магии. Для большинства моих собратьев, «эйдос» проявляется в форме древнего духа покровителя, но у меня история немного другая. Видимо, мои разум и душа были изначально настроены на магическую судьбу, и при пробуждении всего лишь открылась тайная сторона моего сознания (так сказать, изнанка психики). Да, наверное, стоит согласиться, что эйдос просто так не появляется, и, вероятно, нужно относиться к этому факту более почтительно. Однако все это не отвечает на вопрос — зачем вообще мне нужна магия?

© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru