Пользовательский поиск

Книга Тысяча черных лилий (СИ). Страница 5

Кол-во голосов: 0

Немного опешив, я все же присел. «Разговор будет интересным», — промелькнула мысль в моей голове, и я попытался ответить на поставленный вопрос:

— Уважаемая Елена Петровна, я сильно извиняюсь за свою бестактность. Пришел я к вам по поручению Сергея Юльевича, насколько я понимаю, для прохождения процедуры оценки моих способностей.

— Ах, так вот оно что. Вы, сударь, видимо Алексей Валерьевич Ларин. Добро пожаловать в наш дом! Что ж, угощайтесь конфетами, и, если нет возражений, приступим к делу…

Только я взял конфету, как внезапно появилось внутреннее чувство тепла, я начал концентрироваться, и, как оказалось, вовремя. Через миг, в полутора метрах слева и справа от меня появились две, висящие в воздухе, огненные стены размером с входную дверь. Еще через мгновенье они с внушительной скоростью двинулись в мою сторону. Испепеление меня планировалось ровно через 0,58 секунды. Я вспомнил все немногое, что освоил за это короткое время и создал вокруг себя отклоняющий векторный контур Энергий. Стенки приблизились, стало весьма жарко, и уже на подходе к моему бренному телу, они попали под влияние контура и послушно ушли в различные стороны, каждая по своей дуге. Получилось что-то на подобии Инь и Янь. Чертовски красиво, но, блин, — чертовски опасно! Я, с недоумением, уставился на Блаватскую. Конфета выпала из руки.

Елена Петровна, как ни в чем ни бывало, посмотрела на меня еще пару секунд, будто что-то вычисляя в голове, а затем улыбнулась и сказала:

— Браво сударь, настоящее и искреннее браво! Весьма изобретательно, талантливо и, что немаловажно, оперативно. Возможно, из Вас выйдет толк. По крайне мере, потенциал в Вас чувствуется. Естественно, с Вами ничего не могло случиться, это были в большей степени иллюзорные стены, лишь только с небольшой примесью огня. Эффект от воздействия подобной магии не превышал бы, эффект от новомодного сейчас изобретения — автозагара. На мой взгляд, очередная абсолютно ненужная и неважная для человечества вещь. И еще, поднимите и выбросьте конфету, — негоже достопочтенному господину мусорить в присутствии дамы.

Я поднял конфету, но от удивления — съел!

Реакция Блаватской была крайне… эмоциональной.

— Фи! Вы поражаете меня в самое сердце. Сударь, право слово, как можно быть таким безрассудным? Да, все-таки, по-другому работает сознание современных кавалеров. Вы уж меня простите, но ваше поведение видится мне весьма странным.

Женщина взяла небольшую паузу, отдышалась и вернулась к беседе:

— Тем не менее, предлагаю продолжить. Магия не терпит отлагательств. Не пугайтесь, дальше должно быть легче.

С этой фразой достопочтенная Елена Петровна достала из ящика стола и вручила мне небольшой стеклянный полупрозрачный шарик.

При прикосновении к нему, я почувствовал небольшой приятный холодок, и, одновременно с этим, слабое тепло. Уставившись на Блаватскую, я поинтересовался:

— Что это? Весьма интересный объект.

— А Вы попробуйте понять и использовать. Думаю, у Вас должно получиться. Судя по тому, что писал мне о Вас Андрей Павлович, Вы на это способны.

Я сосредоточился. Миру вернулся уже знакомый до боли блеск. Эта комната буквально вся была пропитана магией: письменные принадлежности, карта звездного неба, макет солнечной системы, амулеты и предметы на камине — все имело свою ауру, местами весьма причудливую, а местами крайне знакомую. Свою ауру имел и шарик. От него исходил блаженный белый свет, с легким золотистым ореолом. За неделю экспериментов я уже изучил множество сил и субстанций. И это, безусловно, был чистый, ничем не замутненный, «эфир». Как я недавно прочел в одной умной магической книге, «Эфир» — это базовая составляющая ткани гобелена. Вещество, из которого изначально происходит все мироздание. То, из чего фактически все рождается, и то, во что все, в конце концов, уходит. До этого момента мне доводилось ощущать эфир только единожды, но о данном факте я расскажу как-нибудь в другой раз. Сейчас намного важнее то, что это, безусловно, он — эфир. Уточню, что для магов — эфир, по сути, как вода для путника в пустыне. С помощью данной субстанции можно ускорять действие магических эффектов, расширять их влияние, делать их сотворение проще. Так же, хоть я этого еще и не умею, эфир можно преобразовывать практически в любой другой тип материи, энергии и силы. В общем и целом, переоценить значение данной субстанции вряд ли представляется возможным.

Что делать я теперь тоже догадывался. Любой, уважающий себя маг, при первой же возможности забирает себе отбившийся, бесхозный или просто свободный эфир. Если, конечно, он еще им не переполнен. Немного потрудившись, я соткал иллюзорную нить, соединяющую мою ауру с аурой шарика и спустя небольшое время, по этой ниточке, как по руслу реки, потекла та самая блаженная субстанция. Через несколько секунд я перекачал ее полностью, затем сбросил магическую пелену и снова посмотрел на Елену Петровну, ожидая реакции.

Классик философии сделала задумчивое лицо, а затем резюмировала:

— М-м… Несомненно, да, несомненно, в Вас есть потенциал, сударь. Еще бы к этому потенциалу добавить чуточку такта и толику серьезности, и получился бы знатный молодой маг. Поздравляю, Вы заслужили мои искренние комплименты, а их удостаивается далеко не каждый, сидящий на Вашем месте. Подождите немного, сударь, я заполню документы.

Несколько минут Елена Петровна что-то усердно записывала в принесенный мной свиток. Затем поставила подпись, привстала, протянула мне документ и громко объявила:

— Поздравляю, сударь, вам присвоено звание «неофит». Максимально возможное для новичка. Думаю, при вашем таланте через годик-полтора Вы сможете сдать экзамен на звание «ученика» и стать уже весьма уважаемым членом нашего ордена. Сейчас попрошу Вас проследовать за Сергеем к последнему Магистру ордена — Фердинанду фон Гомпеш цу Болхейм, для разъяснения последних формальностей и получения печати. Было очень интересно пообщаться с Вами, сударь, непременно заходите еще.

— Мне тоже очень у вас понравилось, Елена Петровна. Обязательно, при первой возможности постараюсь к Вам заглянуть. Вы очень интересная и экстравагантная женщина. Надеюсь, до скорой встречи.

С этой фразой я поднялся со стула, почтительно поклонился, взял свиток, развернулся и вышел из кабинета.

— А-я-я-й… сударь! Послышалось мне в след, но я уже закрыл дверь и не обратил на это особого внимания.

В коридоре меня ждали Андрей Павлович и Сергей. Не буду описывать вам всю дальнейшую процедуру моего путешествия по стенам замечательного дворца, но заняла она, еще минут сорок — сорок пять. Итого, где-то около половины десятого вечера я, наконец, прошел все проверки и собеседования и получил почетное звание — неофит ордена «Врата Гипербореи».

С чувством выполненного долга, и, с некоторым облегчением на душе, я отправился домой, в мою до боли любимую маленькую однокомнатную квартиру в Красносельском районе на юго-западе города. Там я и провел весь оставшийся вечер, предаваясь размышлениям об увиденном, и еще раз убеждая себя в том, что все происходящее со мной правда, а не какой-то очень затянутый и весьма нелепый сон…

Глава II

Беседа по душам

22 июля 2011 года

Прошел уже почти год после моего «пробуждения». За это время случалась масса всего интересно, магического и не очень:

Во-первых, я окончил первый курс Механико-Математического факультета Санкт-Петербургского Государственного университета. Наверное, это было бы очень сложно, или практически невозможно, если бы я не освоил начальный уровень домена Разума. Потому что, поверьте мне на слово, учиться в заведении подобного уровня, заниматься при этом карате, которое я, безусловно, не забросил, да еще при этом и делать достаточно большие и уверенные шаги в изучении магического искусства — это дорого стоит. Поясню, пока не забыл, домен Разума — это область мироздания, влияющая на нити гобелена, отвечающие за хитросплетения человеческого сознания, его функционирование, рождающиеся в нем мысли, и их стройность, людскую память, эмоции и чувства. В общем, за все то, чем занимаются такие науки как психология, психиатрия, психопатология и прочие. Благодаря моим новым возможностям, страницы учебников ложились в память, как под копирку, мне достаточно было спать по 4–6 часов в сутки. А формулы, они вливались в мое сознание как ручек в реку, становясь полноценными и равноправными участниками общего течения. Экзамены превратились в настоящий праздник. Они больше не вызывали трепетного ужаса, а были всего лишь, одним из этапов обучения. Я получал истинное удовольствие от ответов, от декларации теорем, и ощущал вдохновение от того, что понимал все, чему меня учили.

© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru