Пользовательский поиск

Книга Тысяча черных лилий (СИ). Страница 23

Кол-во голосов: 0

Алексей удобно устроился в кожаном сидении своего мотоцикла, глубоко вздохнул, и резво тронулся с места. Еще раз убедившись, что для часа пик он выбрал оптимальный транспорт, юноша быстро и без каких-либо хлопот промчался по нескольким проспектам и переулкам и в итоге, всего через полчаса, оказался у места своего назначения — станции метро «Достоевская». Без труда найдя необходимый торговый центр, Алексей легко определил место расположения нужного кафе. Юноша зашел в уютное скромное заведение как раз во время пересменки и умудрился застать сразу обоих менеджеров на месте. Выяснив кто ему нужен, Алексей задал несколько наводящих вопросов и, без каких-либо осложнений, добился искомого результата. Константин Распутин являлся фигурой запоминающейся, и у менеджера не ушло много времени, чтобы вспомнить его, а затем найти вчерашний чек на обед. Время в нем значилось 21:27, а, следовательно, у Константина появлялось вполне себе хорошее алиби, так как на то, чтобы успеть дойти до кафе и пообедать здесь, ему потребовалось бы минимум минут двадцать — двадцать пять и поэтому время на приготовление поддельного эликсира у него никак не было. «Что ж, — хорошие новости!», — подумалось нашему герою, ведь когда круг подозреваемых сужается, это всегда хорошо. Сделав данные выводы, Алексей с чувством выполненного долга решил подкрепиться и, не отходя от кассы, поужинал в этом кафе.

Молодой маг вернулся домой около половины восьмого. По пути наш герой прикупил газету для утреннего чтения и достал из почтового ящика квитанции об оплате коммунальных платежей. Кинув все это на письменный стол и добавив тем самым еще чуточку хаоса в его бездонную обитель, состоящую из прочей макулатуры, скопившейся за последние две недели, юноша положил прямо перед собой своего карманного друга и уселся на диван. Немного поерзав на месте и весьма удобно устроившись, Алексей решил начать беседу со своим обожаемым фамильяром.

— Почтенный Августин, откликнитесь, — попытался я мысленно достучаться до моего «загадочного», во всех смыслах этого слова, друга. Через некоторое время сонный голос с неохотой ответил: «3,1415916», — ведь так?

— Нет, 3,1415926, и хватит дурачиться. Давай поговорим о деле. Или тебе не интересно?

Кубик выдержал небольшую паузу, будто бы продолжая просыпаться, и ответил уже совсем не сонным голосом.

— А ты молодец, не теряешь хватки. Дело мне интересно конечно, но я уже высказывался, — «Во всем виноват дворецкий!» и не важно, что в лицее его нет, у нас же в ордене есть — значит, наш и виноват! В общем, найди любого дворецкого и обвини его. Если не сумеет оправдаться, то это он. Кстати, ты не замечал, что садовник и по совместительству дворецкий твоего доблестного ордена «Врата Гипербореи», стал как-то неровно в последнее время подстригать кусты — лично меня данный факт весьма настораживает. Задумайся.

— Да, что-то крепковато кровь фей засела в тебе, мой друг. Может, все-таки, серьезно поговорим?

— Ладно, поговорим. Но ты знаешь цену — загадка. В бар вошел человек и попросил у бармена стакан воды. Они никогда раньше не встречались. Бармен достал из-под стойки ружье и направил его на человека. Тот сказал «спасибо» и ушел. Что произошло?

— Хм…. Пять сек…. Ну это совсем просто — икота. Вот слово, развивающее весь наигранный драматизм ситуации. Я прав?

— Безусловно, тогда усложним. Человек, делающий это, в нем не нуждается; человек, покупающий это, сам им не пользуется, а человек, пользующийся этим, об этом не знает. Как тебе такое?

Тут я реально призадумался. Это должно быть что-то предельно простое и очевидное. Пойдем логическим путем — этот предмет делают. Видимо, для кого-то на заказ или в подарок, раз потом тот, кто покупает это, сам им не используется. И что за подарок такой, что тот, кому его потом дарят, не знает о том, что он им пользуется. Интересненько. В голове проносились тучи предметов и ситуаций, дни рождения и прочие праздники, как вдруг — бинго! Гроб. Конечно же, гроб. Все сходится. Я с облегчением и радостью продекларировал свой ответ Августину.

— Отлично. Теперь можно и поговорить. Кстати, у тебя появились новые следы отдачи, ты творил сегодня вульгарные заклинания?

Я ненадолго призадумался, отходя от предыдущего мозгового шторма, вызванного задачками и, затем, ответил:

— Есть немного. Я обещал ребенку, а это святое.

Пожалуй, стоит уточнить, что эффекты заклинаний могут делиться на вульгарные и не вульгарные. К первым относятся всякие, невесть откуда берущиеся, фаерболы, стены ветра, водяные элементали, и прочая, крайне сверхъестественная по своему виду, лабудень. Извиняюсь за слово, но в данном контексте подходит оно отлично. Для мира, в котором мы живем, все эти вещи совсем не свойственны и поэтому, реагирует он на их появление яростно и сурово. Однако ту же самую стену ветра можно замаскировать под его неожиданный порыв, фаербол — под взрыв какой-нибудь особой петарды и тогда, подобные явления будут весьма гармонично смотреться в картине мира, не переворачивая его внутреннюю структуру и не задевая столь тонкие и хрупкие нити гобелена. Поданные таким образом, магические эффекты переходят в статус не вульгарных, и мироздание достаточно радушно относится к их применению, не отягощая мага ненавистной отдачей.

Вернемся же все-таки к беседе:.

Алексей немного подумал над своей последней фразой и добавил:

— Тем более, что огненный человечек получился ну крайне кавайным, — как ты любишь.

— Хорошо, хорошо. Да я собственно и не против. Просто сообщаю тебе на всякий пожарный. Проинформирован — значит вооружен.

— Как скажешь. Но что ты все-таки думаешь насчет дела? Раскалывайся, а то мы такими темпами уснем раньше, чем я из тебя хотя бы одно слово, относящееся к сути вопроса, выдавлю.

— Ладно, ладно. Вот тебе мое настоящее мнение. Девочка вряд ли крала. Это сделал либо учитель химии, либо преподавательница немецкого языка. Хотя, на мой взгляд, мотивации для подобного поступка ни у одного, ни у другой пока явно не достаточно — терять престижную работу, и, возможно, ломать жизнь ради винтажного ружья или новенького мотоцикла? Не смешите мои тапочки. Тут должно быть что-то посерьезнее — советую получше разузнать про них. На основании той информации, что у нас имеется, я судить никого не берусь. Вот все мои выводы.

— Хм… Твоя точка зрения ясна, и она опять указывает на мою поспешность и импульсивность в суждениях. Печально, но ничего — думаю, со временем и опытом это пройдет. Спасибо за мнение, оно ценно для меня. Может, еще загадку? Только, пожалуйста, без всяких Эйнштейновских головоломок, я уже их решал и не сказать, что был сильно в восторге.

— Что-то у меня туго с воображением стало, поэтому лови простенькую задачу: «2 2 2 2 = 9». Проставь арифметические знаки, чтобы получить верное равенство.

И тут меня переклинило как первоклашку, я даже не стал обижаться на Августина. Все комбинации, придуманные мной, не давали нужного результата. Да и вообще — он казался каким-то странным. Здесь, как и в моем деле с эликсиром явно был какой-то подводный камень, оставалось только его найти. Единственное, пришедшее мне на ум решение, было следующим: (2+2\2)2=9 — но возведение в квадрат явно не арифметическая операция, а значит, ответ был неправильным. Вот это кубик, даже когда не старается, может удивить. Не поверите, но следующие полчаса, я, как какой-то олух, просидел, вперившись взглядом в простую детскую задачку. Да, надо больше тренировать домен Разума, что-то он начинает барахлить, это не к добру.

Я встал из-за стола, заварил себе хорошего зернового кофе и попытался расслабиться. Задачка не вылезала из моей головы и этим мерзкие двойки вставали перед моими глазами каждый раз, когда я моргал. Впервые за долгое время мне захотелось покурить. Я взял сигариллу моего любимого Captain Black’a и вышел на балкон проветрить мозги, — авось поможет. Осень цвела вовсю — жаль, что я не художник. Рисовать это время года, наверное, одно удовольствие. Минут через десять, утолив свою внезапную жажду, и успев чуточку замерзнуть, я вернулся в зал и снова засел за головоломку. Чертовы двойки, что же кроется за вами. Провентилированные мозги работали явно оперативней, но результата не было. И тут меня осенило, ведь возможно не везде нужны знаки. Черт, так просто и незатейливо — «22 / 2–2 =9». Вот и все. И на это у меня ушел битый час? Право слово, даже обидно. Но ничего — «И такое бывает», как любит поговаривать мой наставник.

© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru