Пользовательский поиск

Книга Тысяча черных лилий (СИ). Страница 22

Кол-во голосов: 0

Я вспомнил этикет, встал из-за стола и откланялся. Моя собеседница сделала то же самое, и бодрым, уверенным шагом вышла из столовой.

Вот и закончилась моя последняя из запланированных на сегодня бесед. Теперь, пожалуй, стоит допить кофе и отправиться в главный офис все обдумывать и попутно составлять отчет о моих действиях. Фактов было много, да и вопросов порожденных ими не меньше. Да, чуть не забыл, еще надо зайти за остатками разбитого эликсира.

Алексей оперативно собрал вещи и выдвинулся в направлении кабинета химии, расположение которого он запомнил во время прогулки по лицею. Забрав у преподавателя то, что осталось от поддельного эликсира и положив это в предусмотрительно приготовленный для подобных случаев пакет, юноша попрощался с педагогом и вышел из кабинета. По пути вниз, он сделал себе заметку, — не забыть вечером зайти в кафе рядом с Достоевской и проверить алиби Константина.

Путь до верного железного коня, ждавшего за углом, занял всего несколько минут, да и поездка длилась не более получаса. Таким образом, уже в половине четвертого наш герой припарковал мотоцикл на служебной стоянке около Елагиноостровского дворца и резвой походкой направился в сторону офиса Ригира. В голове Алексея накопилось множество идей и юноше не терпелось их реализовать…

Глава V

Действия

Алексей уверенным быстрым шагом направлялся на свое рабочее место. По пути, он успел украдкой переброситься парой фраз с фамильяром и выяснить его мнение. Кубик считал, что и думать тут нечего — «Виноват дворецкий!». Ну а вообще, если говорить серьезно, то улики пока слишком неявные, и делать какие-либо выводы он пока не берется. Идя по коридору подвала, юноша заглянул в лабораторию Ригира, поздоровался с ее замечательным обитателем Василием Васильевичем Кандинским и вручил ему для анализа осколки поддельного эликсира. Стоит заметить, что это именно тот самый великий русский живописец и теоретик изобразительного искусства, и поверьте, безупречно смешивать он может не только краски.

В свою очередь Кандинский обещал, что отчет по остаткам эликсира будет готов к завтрашнему утру. Алексей поблагодарил его за оперативность и вышел из лаборатории. Пройдя еще несколько дверей и войдя в главную комнату, юноша с облегчением сделал пару-тройку шагов и плюхнулся в объятия своего кресла.

На несколько мгновений я расслабился, но затем мысленно взбодрил себя и приступил к работе. Требовалось сделать множество вещей: во-первых, поискать, делал ли кто-нибудь из подозреваемых в последнее время крупные покупки или получал значительные суммы денег. Во-вторых, надо посмотреть: не приходило ли кому-нибудь ценных грузов или бандеролей. И в-третьих, выяснить, нет ли у кого-то из интересующих меня персон приводов в полицию или судимостей. Несмотря на то, что в уголовной чистоте подозреваемых я практически не сомневался, проверить стоило.

Для всех этих целей в Ригире использовалась копия служебной базы ФСБ со всеми сопутствующими дополнениями. Доступ к ней открылся нам благодаря тому, что в нашем ордене в ранге «подмастерья» числился подполковник этой доблестной службы. Не буду называть его имени, скажу лишь, что база с периодичностью раз в месяц обновлялась, и это не могло не радовать.

Начал я по сложившейся у меня странной традиции с конца. Это был самый важный, но вместе с тем и самый очевидный пункт. Действительно, оказалось, что никто из подозреваемой мной четверки никогда не привлекался к уголовной ответственности. У учительницы немецкого языка, правда, оказалось множество штрафов за нарушение дорожных правил, но это, конечно, не криминал. На всякий случай я проверил и остальных учителей-колдунов, владеющих школой Алхимии, но результат был прежним. Поняв, что здесь ловить нечего, я перешел ко второму пункту.

Интересно, поможет ли нам почта России? Так, поздравления, всякую бижутерию и просто конверты с денежками, присланные на день рождения отбрасываем. А у семьи Лавей успело набраться много интересных знакомых. Идем дальше, — эврика, — то, что надо. Ценный контейнер из Америки для Кристины Александровны Лавей, и угадайте с чем — правильно, с охотничьей двустволкой Colt. Удивительно, не думал, что Colt и такое выпускал. Что ж, век живи, век учись. Однако теперь пасьянс начинает сходиться. И я, кажется, знаю, у кого эликсир. Осталось только правильно и структурировано изложить факты перед Прокуратором и получить разрешение на обыск дома Лавей. Уверен, эликсир у леди Кристины.

Тем не мене, продолжим проверку фактов, возможно, я что-то упустил.

У остальных подозреваемых не было посылок, показавшихся мне хоть немного интересными или важными, и я перешел к первому пункту — просмотру финансовой составляющей, и тут меня ожидал сюрприз. Когда я начал изучать транзакции по карточке мисс Бубновой, то наткнулся на две вещи: недавно ей на счет от некого Василия Рудольфовича Гжеля, не существовавшего больше ни в одной базе, поступило 20 000 евро, а затем, она потратила их на покупку новенького мотоцикла BMW. Да, это весьма интересно, не ожидал такого подвоха от столь прекрасной леди, воистину, роковая женщина. Все-таки, я был прав с комплиментом про розу. Теперь осталось понять, почему она мне соврала, и как вообще этот факт вписывается в уже было сложившуюся картину. Не могли же они все втроем красть эликсир — это абсурд какой-то, да и продавать они его не планируют, если это для Кристины. Откуда же тогда деньги появились? Пока этот вопрос остается открытым.

Что касается других подозреваемых, то у них никаких крупных финансовых вливаний и трат обнаружено не было. Тем временем наступил уже пятый час и стоило начать составлять отчет о проделанной работе. Самое нелюбимое мною занятие. Однако на этот раз я действительно почувствовал необходимость в данном действии. И пока ощущение важности этой процедуры не покинуло меня, я бросился сочинять.

Занял весь процесс составления отчета около получаса, и уже в 17:30 у меня были три копии сего важного документа: одна для Прокуратора, одна для наставника и одна для меня, на память. Раздав копии всем, кому они полагались, я наконец-то позволил себе немного расслабиться. Рабочий день заканчивался всего через полчаса и важных дел больше не намечалось. Алиби Константина я решил проверить по пути домой. Придется, конечно, сделать небольшой крюк, но ничего — переживу. Несколько минут я ничего не делал и витал где-то в своих мыслях. Затем я поставил на стол Августина, и хотел уже обсудить дело с ним, как вдруг ко мне подошел наставник. Выражение его лица было неоднозначное — с одной стороны радость, а с другой недоумение. Мужчина взял стул и присел напротив. С выражающим абсолютную сосредоточенность лицом, я приготовился выслушать его комментарии, и они не заставили себя долго ждать. Претензии у Андрея Павловича были, в основном, к моей категоричности. Нельзя столь уверенно выдвигать такие серьезные обвинения, основываясь лишь на косвенных уликах. В качестве примера и аргументируя свою точку зрения, наставник привел мне еще три-четыре варианта событий, когда юная мисс Лавей оказывалась вообще белой и пушистой, да и учитель химии был не причем. Нашлось у опытного мага несколько претензий и к стилистике изложения фактов, но данный аспект могло исправить только время и практика. Я и мой наставник это прекрасно понимали. В конце беседы Андрей Павлович улыбнулся, похлопал меня по плечу, как он это любит делать, и выдал: «А вообще, ты молодец! Неплохо справляешься!».

Однако теперь меня терзали сомнения насчет того, выдадут ли мне разрешение на обыск особняка Лавей. Поняв полную правоту аргументов наставника, я потерял уверенность в ее виновности, а уж если усомнился я, то почтенный Прокуратор усомнится тем более, так что, скорее всего, завтра придется провести еще один день за поиском достойных улик. Но энтузиазм первого дела трепетал в моей груди, и я был на все сто готов к новым испытаниям. Поражаясь столь пафосным мыслям в своей голове, я взглянул на часы, и увидел, что работать мне оставалось всего пять минут. Приведя в порядок служебное место, я позволил себе на пару минут расслабиться. Стрелка часов нехотя достигла отметки шесть, и хотя рабочий день у меня уже закончился, одно незавершенное дело оставалось. Мне надо было проверить алиби Константина Распутина. Ведомый этой мыслью я поднялся из-за стола, попрощался с коллегами и наставником до завтра и пошел к своему любимому железному коню с татуировкой BMW на левом боку.

© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru