Пользовательский поиск

Книга Тысяча черных лилий (СИ). Содержание - Глава IVПрогресс

Кол-во голосов: 0

— Если честно, то меня заинтересовал ваш новый замечательный музей, так как игрушка, в честь которой он был возведен, вызывала у меня ностальгические воспоминания детства.

Когда я приблизился на расстояние десяти метров, девушка внезапно повернулась ко мне своей замечательной упругой попой и пошла по направлению к близлежащим улочкам Будапешта.

— О, двуликому интересен наш дорогой музей. Неожиданно. А не сочтет ли уважаемый Алекс сей затруднительным ответить на следующий вопрос: «После обеда два официанта пытались поделить чаевые. Пэт дал Майку столько же денег, сколько у того уже было. Майк сказал, что это слишком много, и отдал Пэту столько же, сколько у того осталось. Но Пэт ответил: «Нет, Майк, это слишком много!», — и отдал Майку обратно столько денег, сколько к тому моменту было у Майка.

После этого у Пэта не осталось ни шиллинга, а Майк стал обладателем 80 фунтов. Сколько денег было у каждого, пока они не провели все эти сложные операции?» Ох уж эти вежливые англичане.

Тут я действительно задумался.

Тем временем мы уже заходили в небольшой, но живописный переулок.

Мой мозг начал немного вскипать. Ко всем прочему, приходилось идти по брусчатке, пытаясь не споткнуться об острые выступы, и при этом стараться насладиться всеми окружающими красотами, благо таких было в достатке.

Внезапно, на пределе своих возможностей мозг выдал:

— Пятьдесят и тридцать фунтов соответственно. И перестань называть меня двуликим. Маг, так маг, значит, и называй меня магом! И хватит этих задачек, у меня уже скоро голова от них заболит, не скажу, что они мне не нравятся, но, черт побери, отвлекают от беседы.

И тут, образно выражаясь, — черт побрал. К этому моменту мы уже достаточно глубоко продвинулись по улочке, и людей вокруг почти не было. Внезапно девушка обернулась, и я чуть не упал от свалившегося на меня потока неземной красоты. Идеальные пропорции фигуры песочных часов, и высокий рост, дополнялись показавшимися из-под капюшона огненно-красными жгучими волосами. Лицо описать было невозможно — плавно перетекающие совершенные черты образовывали некий полубожественный лик, который подчеркивали и яркого, фиалкового цвета глаза. Эрика, хотя теперь я сомневался, что у такого создания вообще может быть настолько простое земное имя, улыбнулась и послала мне воздушный поцелуй, обычный воздушный поцелуй, который как ни странно мгновенно отрезвил мое восприятие мира, вернув меня с небес на землю. Все дело было в том, что мой щит разума трещал и рушился по швам. Необычайно сильная по моим тогдашним меркам магия, в каждом фибре которой чувствовались эмоции очарования и подчинения, пыталась пробиться сквозь так предусмотрительно выставленную мной завесу. Казалось еще чуть-чуть и кокон прорвется, разбившись на тысячи маленьких нитей. Но щит выстоял.

Девушка, на мгновение опешив, стремительно накинула на себя чуть спавший капюшон и с нечеловеческой скоростью побежала дальше по улочке. Прошла секунда и она уже скрылась за ближайшим поворотом, в спешке обронив, тот самый, не дававший мне покоя предмет, аккуратно укутанный в черный сверток. Я только и мог, что собираться с мыслями, да наблюдать за изящно убегающей от меня прекрасной фигурой.

Подойдя к свертку, я бережно поднял его и открыл. Каково же было мое удивление, когда там оказался весь испещренный рунами и прочими изящно-сделанными магическими символами самый что ни на есть настоящий — кубик, черт его возьми, Рубика! И тут голос снова обратился ко мне:

— Рад личному знакомству, двуликий Алекс. Отныне ты знаешь, как я выгляжу. Очень приятно. По-видимому, ты мой новый владелец, так что нам стоит поддерживать с тобой дружественные отношения, ты же в курсе, что могут дать для двуликого способности его «фамильяра»?

Я в очередной раз опешил. Буквально только недавно я беседовал на эту тему с наставником, и еще даже не определился с тем, чего мне на самом деле хочется, как выпадает подобный шанс. Немного поясню ситуацию: «фамильяр» — это близкий спутник мага, обычно сверхъестественной природы, способный решить одну из самых острых его проблем, — проблему накопления «отдачи». Каким-то непонятным, и одним им только ведомым образом, духам, которыми обычно и являются большинство «фамильяров», известны пути, по нейтрализации этого пренеприятнейшего результата реакции мира на сотворенную в нем и неприкрытую магию. Скажу лишь, что эффекты от накопления очень большого количества отдачи могут быть абсолютно непредсказуемыми — вплоть до отвалившейся руки или исторжения мага в параллельную вселенную. Поэтому, для каждого из нас далеко не лишним является наличие «фамильяра». Вернемся же к моей беседе с Августином.

Я немного подумал и ответил:

— С этого момента, пожалуйста, поподробнее. И да, первое условие — не называй меня двуликим!

— Хорошо, достопочтенный маг Алекс…сей, буду именовать тебя званием, больше свойственным твоей культуре. Прошу учесть, что длительное время я общался только с Эрикой и поэтому некоторые мои особенности и фигуры речи могут показаться тебе странными. Мурр… Ой, извините, — вырвалось, сами понимаете, быть союзником феи — еще то испытание. Да, и, конечно, иногда я все-таки буду загадывать Вам загадки в обмен на необходимую информацию или на уничтожение отдачи, такой уж я дух — загадочный и мыслящий. Думаю, со временем мы привыкнем друг к другу. Главное, не забывай кормить меня эфиром, который, к слову сказать, я, например, люблю намного больше, чем невнятный его заменитель у фей. Вот, в общем-то, и все.

Не буду описывать нашу дальнейшую странную беседу и кучу соглашений, но в итоге консенсус был найден и этим же вечером в гостиничном номере мы провели ритуал привязывания фамильяра. Оказалось, что Августин ко всем прочим своим талантам, еще и неплохо разбирается в оккультизме, гораздо лучше меня. Впрочем, это и неудивительно, ведь я всего около года изучаю данную науку. Мой новый союзник помнил описание необходимого нам ритуала для всех магических традиций. Это в очередной раз убедило вашего покорного слугу в правильности принятого решения.

Таким нехитрым образом у меня и появился свой эксцентричный, иногда хамоватый, но по большей части интересный и умный фамильяр — Августин. Замечательным было еще и то, что кубик легко помещался в карман куртки и от этого мои последующие прогулки по Будапешту и посещение венгерской оперы стали существенно ярче, эмоциональнее и информативнее. Каждая улочка и каждый поворот теперь непременно хранили для меня свои загадки, стремясь поделиться ими и раскрыть свою суть. Каждый собор обладал действительно древней, интересной и глубокой историей. Опера наполнилась новыми оттенками нюансов исполнения. Город приобрел буквальную одушевленность и будто бы беседовал со мной каждым своим поворотом и изгибом, каждым камешком на мостовой и каждой тенью падающей от викторианского вида фонарных столбов. Все приобрело неповторимый смысл и значение.

Так незаметно пролетела еще пара дней и я, с чувством выполненного долга, а также кучей фотографий и классных ощущений уселся в самолет, который должен был отвезти меня обратно в Санкт-Петербург, где меня уже ждали родители, сюрприз наставника и море, как я тогда надеялся, новых событий и приключений.

Маршрут обратного путешествия включал в себя пересадку в так запомнившемся мне, благодаря своей суровой фрау, аэропорте Мюнхена. На этот раз обошлось без эксцессов, и 30 августа в 20–07 по московскому времени я прибыл в мой родной и любимый город на Неве.

Глава IV

Прогресс

13 сентября 2013 года

Прошло примерно два года с момента моего возвращения из Будапешта и мне не терпится многое вам рассказать.

Начну, с события близкого и приятного сердцу любого мужчины — на двадцатилетие родители приобрели мне мотоцикл. Да не просто мотоцикл, — а хороший немецкий аппарат — BMW F 800GS. Ездить-то на подобной технике я научился давно, но с момента известия о возможности покупки, стал оперативно освежать свои навыки. К тому же, необходимо было получить права. Дабы не мелочиться, я решил учиться на удостоверение, в котором будут стоять две категории — А и В.

© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru