Пользовательский поиск

Книга Тени киновари. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

Керк сделал попытку затуманить мысли ближайшего темплара. Он внушил ему сомнение, потому что это была самое простое и самое эффективное. Темплар заколебался, Кодешит ударил его и сбил с ног, как привык это делать на площадке для убийств. Но партнер упавшего темплара, женщина, не поддалась на сомнение Керка. Двумя ударами меча она прикончила Кодешита, убившего ее товарища, и присоединилась к другой паре. Еще один темплар — Керк даже не понял какой — не только отверг псионическое сомнение, но и ударил обратно по самому Керку.

Псионическая атака неизвестного темплара была просто обороной нетренированного сознания. Керк подумал, что он легко уйдет из под нее, но не тут-то было. Теперь у него родились сомнения. Которые превратились в уверенность. Он понял, что невозможно спасти Кодешитов, охранявших платформы, как и тех, кто был наверху, добавляя компоненты в котлы с отравой. Они не в состоянии сражаться с настоящими воинами. И сами котлы обречены, нет сомнений, Паддок знает, как уничтожить их.

Брату Какзиму придется изобрести еще один трюк, но Брат Казим должен об этом узнать, а это значит, что Керк должен бежать и выбраться на поверхность. Схватив фонарь — глаза халфлинга видят в темноте ничем не лучше, чем глаза человека — Керк бросился бежать через россыпь каменных осколков в самые темные тени.

Он бежал так быстро, как мог, и так далеко, как мог. Потом, когда легкие уже горели огнем, а шатающиеся ноги стали такими тяжелыми, что он едва мог поднять их, Керк остановился и оперся на стену. В туннеле было тихо, не считая его собственного судорожного дыхания. Звуки боя стихли, и было похоже на то, что за ним никто не идет. Какая-то часть его сознания закричала, что он должен потушить лампу и скрыться в спасительной темноте.

Но темнота его не спасет. Кто-нибудь обязательно последует за ним через тоннель, темплар или Кодешит, и кто бы это ни был, они будут врагами, когда повстречаются. Он будет в безопасности только тогда, когда уляжется рядом с Братом Какзимом в их комнате над плошадкой для убийств.

Пещера была ближе к Урику, чем к Кодешу. Керку надо было еще долго идти, бежать или тащиться. Как только он был в состоянии двигаться, он пошел, и так быстро, как только мог.

Глава 11

Слабый свет, сочившийся через крышу маленького здания в центре площадки для убийств, оказался самым сладким светом, который Керк видел в своей жизни, хотя к тому времени он уже твердо решил, что вовсе не убегает от темпларов, а ищет Брата Какзима. С этой мыслью в голове напуганный халфлинг потратил еще несколько мгновений, чтобы наполнить свою лампу маслом из бутыли внутри здания и взять новую с полки за дверью. Он почистил одежду и пригладил волосы, и только потом открыл дверь и вышел на площадку для убийств, где, если повезет, никто не обратит на него внимания.

Ну и конечно его заметили.

Детям запрещалось находиться на площадке для убийств, а халфлингов, покинувших свои любимые леса, часто по ошибке принимали за детей — особенно в Кодеше, где жили сотни детей и только два халфлинга, он сам и Брат Какзим. Большинство членов кланов занимались своим обычным делом — убивали животных, собирали отходы — и предупреждали его держаться подальше от них. Почти все они знали только то, что двое халфлингов нашли старый туннель под старым зданием, но некоторые из них в точности знали, где он был — где он должен был быть — и почему. А у некоторых из них были родственники в том месте, которое стало новой площадкой для убийств.

Вот эти люди и заинтересовалсь его неожиданным появлением, Керк видел это на их лицах, эти мысли были на поверхности их сознания. Но он не осмелился сказать им что произошло под землей с того момента, как начался бунт. Во всяком случае не раньше, чем он переговорит с Братом Какзимом. Так что Керк проходил мимо них, верный своей священной клятве, которая ставит преданность Братству Черного Дерева выше всего на свете. Снаружи он казался совершенно спокойным, но внутри в совесть юного халфлинга впились первые клыки мучительной боли, и он знал, что они будут терзать его долго, очень долго. Эти клыки сказали ему, что юность кончилась: Сумашедшие амбиции Брата Какзима изменили его взгляды на мир и на самого себя.

Так что не говоря ни слова он поднялся по лестнице на галерею скотобойни и вошел в комнату, которую они снимали. Брат Какзим сидел за столом, занимаясь вычисленями при помощи абака[2] и записывая результаты на куске свежей глины. Обычно Керк ждал, пока старший брат закончит то, чем занимался. Но сегодня все по другому. Он глубоко вздохнул и выпалил даже прежде, чем пересек порог:

— Брат! Брат Какзим — со всем уважением…

Брат Какзим медленно повернулся на своем стуле. Капюшон был откинул на плечи, и его лицо, со шрамами и огромными, совершенно сумашедшими глазами, увенчанное дикими клочками коричневых волос, было настолько ужасно, что Керк едва не упал.

— Что ты делаешь здесь?

Гнев мыслеходца налетел на более младшего халфлинга как порыв Тирского урагана. Керк отшатнулся и с силой ударился головой о дверной косяк, вполне достаточно, чтобы отразить вызванную гневом атаку и заменить ее обычной болью.

— Разве я не приказал тебе оставаться около котлов?

Керка оттолкнулся от двери, вздрогнув; ощущение было такое, как если бы грубые деревянные руки схватили его за волосы, выдирая их с корнями. — Несчастье, Брат Какзим! — затараторил он. — Темплары! Отряд темпларов, по меньшей мере-Паддок?

— Да.

Брат Казим изменился, и сильно изменился, пока имя темплара еще висело в воздухе. Несколько мгновений он не двигался вообще. Глаза старшего брата был открыты, рот тоже. Одна рука поднята над головой, как если бы он хотел наложить проклятие. Другая опиралась на стол, как если он хотел встать на ноги. Но он не встал. Он не делал ничего, вообще ничего.

Потом, пока Керк глядел, затаив дыхание, шрамы на лице Брата Какзима потемнели, налились кровью, став похожими на лучи садящегося темного солнца, и вся паутина ран, которые никогда не заживут до конца, задрожала, забила, завибрировала…

Керк прижался к косяку двери и закрыл глаза, ожидая псионическй атаки, а она все не приходила. Он начал считать удары сердца: один… два… двадцать… В голове полегчало, он начал дышать и даже сумел открыть один глаз. И в этот момент произошло еще одно изменение: Брат Казим опустил руку. Его глаза стали концентрическими кругами, желтый вокруг черного, белый вокруг желтого: нормальные глаза халфлинга, пожалуй Керк никогда не видел таких нормальных глаз над изуродованными щеками старщего брата.

— Сколько? — спокойно спросил Брат Какзим. Керк не понял вопроса и не смог ответить. Брат Какзим уточнил, — Сколько времени понадобится нашему проклятию и его компаньонам, чтобы найти дорогу сюда? — Его голос остался совершенно спокойным.

— Я не знаю, Брат. Они все еще сражались, когда я убежал из пещеры. Я бежал, когда мог, но иногда должен был остановиться, чтобы отдохнуть. Возможно они вообще не придут. Возможно они не найдут проход и вернутся в Урик.

— Желания и надежды, маленький брат. — Брат Какзим схватил глиняные таблички, на которых только что писал, сжал их, превращая в бесполезные куски глины и забросил в самый дальний угол комнаты, но это были единственные признаки его разочарования. — Наше проклятие последует за нами. Ты можешь быть совершенно уверен в этом. Он мое наказание, моя беда. Пока он жив, я буду собирать только неудачи и поражения с ветвей дерева моей жизни. Были предзнаменования, были, но я не сумел прочитать их. Ты видел его шрам? Как он идет от правого глаза ко рту? Правый глаз, не левый. Предзнаменование, Керк, предзнаменование, простое как день, простое как ночь, когда я впервые увидел его…

Он только кажется нормальным, а на самом деле он был и остался сумашедшим, осторожно подумал Керк, самой тайной частью своего сознания, в которое может прорваться только самый могучий псионик. Брат Какзим нашел новый способ сойти с ума, далеко за пределами обычного сумашествия.

вернуться

2

Древние китайские счеты.

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru