Пользовательский поиск

Книга Тени киновари. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

— Ты хотел собрать эту слизь, потому что ты забыл сделать это в первый раз, и ты поверил, что твоих собственных слов будет недостаточно.

Павек вдохнул воздух. Король должен был использовать Невидимый Путь. Тем не менее его воспоминания в целости о сохранности, он не умер, и он даже не знает, как это случилось…

— Расскажи мне остальное, Лорд Павек. Расскажи мне твои выводы, которые не часть твоей памяти. Что ты думаешь?

— Я думаю, что Какзим нашел способ отравить всю воду в Урике, но у меня нет доказательств, за исключением нескольких пятен на посохе Руари.

Король-Лев переместился, быстрее, чем Павек мог увидеть, он просто исчез и появился около Руари, а когда полуэльф не отдал ему немедленно свой посох, так зарычал на него, что перепугал их всех до смерти. Его руки рванулись вперед, когти обнажились, он выхватил дерево из рук полуэльфа. Руари со стоном упал на четвереньки. Павек даже не шевельнулся, чтобы помочь своему другу; гнев Лорда Хаману приковал его месту.

Человеческие черты лица Хаману исчезли. Челюсть выдалась вперед, поддерживая ряд совершенно одинаковых острых зубов. Львиная грива исчезла, ее место занял темный чешуйчатый гребень. Он казался не столько выше, сколько длиннее, его зубцы бежали по спине и по гибкой шее. Черные неубираемые когти вонзились в посох Руари и сорвали с него повязку. Узкий раздвоенный язык появился из пасти и тихонечко коснулся пятен, затем, с еще одним рыком, Лорд Хаману отшвырнул посох в сторону. Тот разломался на куски, ударившись о стену, на пол упали уже обломки.

Почему это заняло так много времени?

Слова громом прозвучали под черепом Павека. Он не был уверен, слышал ли он их ушами и даже не попытался ответить распухшим от страха языком. Вместо этого он стал создавать образы, которые псионик мог без труда прочесть: Он пытался. Он сделал все, что в его силах, чтобы решить проблему, но не сразу все понял. Он только мужчина-человек, не более того. Если они допустили ошибку, это потому, что он ошибся, и он один должен отвечать за это. Но их ошибка не преднамеренная, хотя и смертельная.

Павек уставился в глаза существу, которое было все, а он был никто. Он приказал самому себе не мигать и не дрожать, и после вечности именно существо отвело свой взгляд. Напряжение сломалось, и когда их жизни были спасены, по меньшей мере до следующего удара сердца, Павек дал голове опуститься и вздохнул воздух, наполнив им горевшие легкие.

— Достаточно. Я удовлетворен. Я удовлетворен тобой, Лорд Высший Темплар, и тем, что ты уже сделал. Но ты не закончил.

Тень пересекла спину Павека. Он мог видеть львиные-королевские ноги не поднимая головы. Это были самые обыкновенные человеческие ноги, одетые в простые кожаные сандалии. На какое-то быстро пролетевшее мгновение он подумал, что скорее умрет, чем подымет голову — потом задрожал, ожидая окончательного удара, который все не падал, хотя Павек был уверен, что у него нет секретов от своего короля. Похоже, что Лорд Хаману хочет, чтобы он прожил немного подольше.

Вздохнув, Павек с трудом напряг мышцы шеи, поднял голову и посмотрел на короля, который опять преобразился, став на этот раз человеком, не выше его самого. Человек с твердым, тяжелым лицом, не молодой, но человек, самый обыкновенный человек с усталыми глазами и седыми волосами.

— Что я еще должен сделать, Всемогущий Король?

— Я дам тебе манипул из военного бюро Поведешь его в пещеру. Уничтожь платформы. Уничтожь котлы и их содержимое. Потом найди проход в Кодеш. Еше один манипул будет ждать тебя там. С этими двумя манипулами найди Какзима, найди тех, кто помогает ему. Убей их, если тебе станет их жалко; приведи их ко мне, если не хочешь их пожалеть.

— Сейчас?

— Завтра… после рассвета. Эта слизь, как ты называешь ее, не обычный яд; она должна быть уничтожена с теми же самыми предосторожностями, которые были приняты, когда она создавалась. Какзим проломил туман времени и сотворил заразу из старых времен, которая может отравить любую каплю нашей воды, когда созреет. Это очень опасно: если, когда ты будешь уничтожать котлы, даже капля или две случайно попадут в нашу воду, кто-нибудь обязательно отравится и умрет. А если точно в срок… — Хаману внезапно замолчал и провел рукой по своим волосам, преобразовывая их в львиную гриву, а себя в Короля-Льва. — Ну конечно! Рал закроет Гутей ровно через тринадцать дней. Освободи яд именно в этот день, и зараза распространится не только на воду, но и на воздух, и на все остальные элементы. Весь Атхас заболеет и умрет. У нас нет выбора, мы, ты и я, должны не дать ему ни одного шанса. Я займусь ужасом Какзима, компонент за компонентом, пока не узнаю все его секреты, а ты будешь в точности следовать моим приказам, когда будешь уничтожать его-Милорд, — Павек потратил все свое мужество, прерывая короля Урика. — Мой Великий и Всемогущий Король. Атхас слишком велик для одного человека. Я прошу вас — уничтожьте котлы сами. Нельзя доверять весь Атхас неудачнику вроде меня.

— Ты вовсе не неудачник, Просто-Павек; это не в твоей природе. И не проси меня сделать то, что я доверяю сделать другим. Я сам знаю, что надо делать мне, а что надо делать тебе. Ты должен уважать мой суд и делать в точности то, что я скажу тебе сделать. Завтра ты спасешь Атхас. А сегодня ночью ты и твои друзья будете моими гостями. О твоих нуждах позаботятся… и о твоих желаниях тоже.

Лорд Хаману протянул руку. Золотой медальон, от которого Павек отказался вчера, висел на его закопченой, мозолистой ладони прирожденного воина.

Павек не колебался. — Я недостаточно мудр, чтобы знать, чего пожелать, о Всемогущий Король.

— Ты достаточно мудр. Я с удовольствием жил бы жизнью, похожей на твою, если бы был мудр, как ты. Но если ты сейчас ничего не пожелаешь, твои просьбы никогда не будут услышаны.

Он подумал о Квирайте и о своем желании, чтобы он жил в безопасности и по-возможности в тайне, но он не хотел брать золотой медальон, даже для Квирайта.

Хаману усмехнулся. — Как пожелаешь, Лорд Павек, как пожелаешь. — Он повернулся к Матре, и его внешность опять изменилась, он превратился в прекрасного юношу, который грациозно протянул свою руку к ней. Она взяла ее и они покинули зал для аудиенций вместе.

Глава 10

В течении одной ночи Павек и его товарищи жили так, как будто каждый из них король Урика. Толпа рабов проводила их в роскошную комнату с широким балконом, с которого можно было видеть сад, ничть не менее пышный, чем роща друида. Стены были украшены решеткой с золотыми прутьями. Музыка, которую играли музыканты, скрытые в галлереях за этой решеткой, плыла на ветрах, производимых шелковыми веерами. Пол были сделан из мрамора и отполирован так, что сиял как стекло. Между комнатой и балконом был бассейн для купания, наполовину в тени, наполовину на солнце. Рядом с ним стояло еще больше рабов. Вооруженные кувшинами с ароматным маслом, они обещали избавить от малейшей боли в мышцах самого усталого человека на свете. Шелковые простыни, одеяла и подушки всех цветов радуги были свалены в одном из углов комнаты, а в центре рабы устроили настоящий королевский пир.

Самые обычные блюда были приготовлены таким образом, как никакой обыкновенный человек никогда не видел. Хлеб, выпеченный в форме лепесков цветов, был так разложен на тарелке, что напоминал букет цветов. Холодные сосиски были изогнуты и перевязаны так, что складывались в силуэты диких животных. Необычные блюда были приготовленны проще, но не менее изысканно. Было блюдо с самыми разнообразными фруктами, причем Павек ни один из них не видел раньше, и даже Руари, несмотря на свою подготовку друида, не знал их названия. Было множество блюд с сочным мясом, тонко нарезанным и с гарниром из самых редких приправ. Но центром всего великолепия было поднос с серебряным кувшином, в который был налит ароматный напиток, и бесцветными камнями, холодящими при прикосновении.

— Лед, — объяснил раб, когда камень, который Павек попытался взять, выскользнул из его онемевших от холода пальцев. — Твердая вода.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru