Пользовательский поиск

Книга Тени киновари. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

Руари даже отказался спать в той кровати, где мог спать Элабон Экриссар. Уже поздно ночью полуэльф расстелил свои одеяла в саду под непроницаемым взглядом их новой домашней ящерицы. Павек подумал было сказать юноше, что он дурак, в Урике намного шумнее, чем в Квирайте, и шум на улице не даст ему заснуть, но сам послушал эти казалось бы давно забытые звуки и расстелил свой спальник рядом с ним, чтобы слушать их ночью.

Полночь принесла хор гонгов и колоколов, которыми наблюдатели на башнях сигнализировали друг другу: все в порядке, все тихо. Павел слышал каждую ноту, да и все остальные звуки Урика, пока пытался заснуть — даже мягкое посапывание Руари, доносившееся с другой стороны фонтана, на расстоянии вытянутой руки. Когда звезды медленно закружились по почти закрытому крышами небу, Павек постарался оценить иронию судьбы: он, который так наслаждался какофонией жизни города, оказался единственным, кто не смог уснуть.

Мысли Павека заскользили и поплыли, как человеческие мысли любят делать, когда темно и вокруг никого нет. Они внезапно перепрыгнули обратно в пещеру с сияющими котлами и удивительными платформами, к странной и по-видимому опасной слизи, запятнавшей посох Руари и пролившейся на его собственную ногу. Ему показалось, что он опять чувствует липкую грязь на своей ноге, и не долго думая ударил себя по бедру, находившемуся под одеялом. Пальцы схватили мягкую и чистую ткань бриджей. На один удар сердца Павек успокоился, но потом паника ударила его с новой силой.

Проснувшись и дрожа от холода, заморозившего его до костей, Павек отбросил одеяло. Хромая и ругаясь на незнакомые предметы вокруг, он прошел через сад и через дом. Он обнаружил грязную одежду там, где бросил ее: в куче грязных вещей рядом с цистерной. В неярком свете звезд одно пятно ничем не отличалось от другого, и невозможно было угадать, какое из них осталось от подземной слизи, если вообще такое есть.

В очаге еще оставались яркие угли, а на каменной стене над ним висела масляная лампа. Павек зажег лампу и отправился на поиски посоха Руари, который стоял около стены прямо у входной двери резиденции. На деревяннок конце посоха грязи было более, чем достаточно. С лампой в руке Павек встал на колени и и стал внимательно проверять одно пятно за другим.

— Что ты делаешь?

Неожиданный вопрос Руари сократил срок жизни Павека по меньшей мере на год — при условии, что он этот год переживет.

— Ищу доказательство того, что мы видели, когда были в пещере.

Павек попробовал самое большое пятно изгрызенным кончиком ногтя. В этом месте дерево крошилось, как если бы загнило. Руари выругался и вырвал свое самое ценное имущество из рук Павека. Он осторожно коснулся пятна, и еще один кусок мокрой, разрушенной древесины вылетел из его пальцев.

— Осторожно! — Павек выругался. — Это все, что у нас есть, чтобы предъявить Хаману завтра утром.

Полуэльф былал упрямым, надутым и быстро злился, но дураком не был ни в коем случае. Несколько ударов сердца он сердито смотрел на Павека, обдумывая случившееся, потом протянул свой посох Павеку.

— Лев — он должен верить нам, разве нет? Я имею в виду, что он послал за тобой, почему он может не поверить тебе? Он же не будет вырывать воспоминания из твоего мозга, чтобы сделать тебя пустоголовым идиотом. Это будет самый обыкновенный разговор, да?

Павек покачал головой. — Я видел такие вещи.

— Телами тоже могла узнать правду от любого, но она просто глядела на тебя и ничего не делала. Никто не осмеливался соврать ей; она всегда знала правду, когда слышала тебя.

— Да, — сказал Павек, отрывая кусок подкладки от своей грязной рубахи и перевязывая пятно на конце посоха, как будто накладывая повязку на рану. — Слышала или видела или чувствовала. Хаману тоже может сделать так, а может и закрутить твои воспоминания, скрутить их в клубок и вытащить из твоей головы, так что ты останешься пустой и чистый, как в тот день, когда родился. И это именно то, что я видел. Надо было дать тебе собрать побольше этой дряни.

— Я был так рад, что не сделал этого — до этого момента. Будет ли этого достаточно? — спросил Руари, поднимая посох и проверяя узел, который Павек сделал на конце.

— Рабы сказали бы тебе: молись Великому Хаману; они думают, что он бог.

— Мы знаем лучше. Что еще мы можем сделать?

— Кроме молитвы? Ничего. В любом случае это произойдет только со мной, Ру; тебе не о чем особенно беспокоиться. Когда он убил Экриссара, он решил, что я буду хорошей заменой для него. Так он действует. Он хочет меня в новые домашние зверушки.

Павек не думал, что сделал потрясающее открытие; но взгляд на лицо Руари убедил его в противном.

— Всегда есть несколько новых, которые являются его любимцами. Некоторые называют их Детенышами Льва. Мы, в казармах, звали их зверушками, львятами. Он дает им возможность править и они помогают ему бороться со скукой. Экриссар был один из них. — Телами была другой, но Павек не сказал этого вслух; он и так дал Руари достаточно большой кусок, который полуэльф должен был пережевать.

— Но мы можем пойти обратно в пещеру… Мы может пойти прямо сейчас, с корзиной!

— Не глупи. Сейчас середина ночи.

— В пещере это не имеет значения! Мы можем сделать это, Павек. Этот твой грязный медальон проведет нас через все, что может остановить нас и через охранное заклинание на эльфийском рынке. Мы можем даже вернуться до рассвета, если поторопимся.

Павек был тронут до глубины сердца, увидев что Руари был так полон мальчишеского энрузиазма, что не замечал опасности. Дружба, предположил он. Но даже думать об этом было слишком глупо. — Может быть завтра утром — если никто из дворца не постучит в дверь раньше.

— Ветер и огонь, Павек. Если мы собираемся ждать до утра, мы можем с таким же успехом отправиться в Кодеш — тоже место — и постараться найти второй конец прохода.

Это был хороший бросок костей, и хотя Павек никогда не был игроком, похоже Руари прав. Если они пойдут во дворец с корзиной грязи в руках и с проходом в пещеру со стороны Кодеша на поверхности сознания, они будут в самой лучшей позиции, в которой могут только быть смертные перед судом Короля-Льва.

— Ведь я прав, правда? — спросил Руари, расплываясь в улыбке. — Я прав!

Руари не слишком часто улыбался, но когда это случалось, это было заразно. Павек глубоко вздохнул и прикусил губу. Не помогло. Все равно улыбка вырвалась наружу.

— Никто не совершенен, Ру. Иногда это случается.

— Значит мы идем-Ворота закрыты до рассвета — и нас могут позвать во дворец еще раньше.

— Но если нет — мы идем в Кодеш!

Глава 9

А не изменить ли в плане Руари мы на я, подумал Павек. У Кодеша была очень неприятная, даже злобная репутация. Не было нужды рисковать своими не слишком опытными товарищами, исследуя его переулки в поисках дыры, ведущей в пещеру с резервуаром. Как не было нужды иметь их под рукой и раньше, в самой пещере. Но посланцы Лорда Хаману могли достаточно скоро придти и забрать их во дворец, а по сравнению с Королем Львом, Кодеш вообще не представлял никакого риска.

Первые лучи рассвета застали всех четырех на пороге дома, одевающих сандали.

— Оставь его здесь, — сказал Павек Руари, указывая на перевязанный посох в его руках. — Если что-нибудь пойдет не так, у нас останется по меньшей мере это.

— Если что-нибудь пойдет не так, он будет нужен мне там, а не здесь.

Павек был не согласен, но для спора не было времени. Был день Фарла, и самое лучшее время для того, чтобы незамеченными выскользнуть из Урика через западные ворота, был тот момент, когда ворота открывались, после чего толпа фермеров и ремесленников из западной деревни валила в город. Та часть западной дороги, которая вела в Кодеш, была почти пуста, но нужно было отойти от Урика на хорошее расстояние, прежде чем свернуть на нее.

В эти ранние часы квартал темпларов был самым оживленным местом в Урике; мужчины и женщины с мутными, не выспавшимися глазами спешили на службу и со службы. Белокожая Матра выделялась в любой толпе, а любая одежда, кроме желтой, прямо-таки сверкала в окрестностях Дома Экриссара. Павек машинально отметил множество лиц, глядевших на них с недоумением. Нет сомнений, его еще помнили и узнали бы, несмотря на год, проведенный в Пустых Землях, но если и были в мире люди, которые умели не видеть то, что находилось прямо перед их носом, так это темплары короля-волшебника. В их собственном квартале темплары вообще были слепыми и глухими.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru