Пользовательский поиск

Книга Тени киновари. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

Блестящие глаза сначала изучили Руари, потом Звайна и наконец вернулись к Павеку. — Он убийца. Его лицо было последним, что видел Отец перед тем, как его убили… — Осанка Матры изменилась, как будто в ней что-то сломалось. Она поглядела вниз на свои руки и с такой силой сжала пальцы, что костяшкам наверняка было больно. — Я обратилась к Лорду Экриссару, но он никогда не вернется. Еще один высший темплар послал меня к Лорду Хаману, а он послал меня к тебе. Ведь ты тоже высший темплар, правда? И ты тоже знаешь Какзима?

Павек не знал, что сказать. Матра говорила изящными фразами и имела изящные руки и ноги, но судя по всему оставалась ребенком в сердце и ребенком по уму, и он не знал, как ответить на ее вопросы. Он, однако, дорого заплатил за свои колебания, потому что Акашия сказала:

— Экриссар. — Ее отвращение превратило имя в ругательство. — Ты обратилась к лживому ночному кошмару, замаскированному под человека. Кто он тебе — друг, любовник? Именно из-за него ты носишь маску? Вонючка. Воняет твое лицо или твоя душа?

Павек никогда не слышал столько яда в голосе Акашии. Это отбросило его на шаг назад и заставило его спросить себя, а знает ли он вообще, кто такая Акашия. Не может ли так быть, что пытки и мучения, которым она подвергалась много дней в доме Экриссара, отравили, исказили душу Каши? Что она видела, когда глядела на Матру. Маска, длинные и угрожающие когти, черная одежда, завернутая вокруг тонкого тела. Быть может этого вполне достаточно, чтобы вызвать воспоминания об Экриссаре? В ее глазах сверкнуло мщение Без малейшего предупреждения Акашия бросилась на Матру. Она хотела мести, но не получилось, так как Павек и Звайн вместе схватили ее и крепко держали, не давая добраться до Матры. Золотые отметины вокруг глаз Матры и на ее плечах сверкнули в свете единственной лампы, воздух вокруг них нагрелся и поплыл, как солнечный свет нагревает и искажает воздух на соляной равнине.

— Какзим был рабом Экриссара, — крикнул Павек, стараясь избежать катастрофы, но вместо это только, похоже, приблизил ее. — Его дом, естественно, должен был стать первым местом, где искать его раба.

— Уберите ее отсюда, — предупредила Акашия, освобождаясь от хватки мужчин и приходя в себя, хотя ее голос стал еще более злым и холодным, чем был десять ударов сердца назад. — Убирайся отсюда, — прорычала она Матре.

— Я уйду с Высшим Темпларом Павеком, — ответила женщина, не моргнув глазом. Она была элеганта. Она делала свою жизнь в самых темных подземных тенях и в квартале высших темпларов. Акашия ничем не могла испугать ее. — С ним одним или с вместе с любыми другими, кто хочет отомстить. Ты тоже хочешь отомстить, женщина с зелеными глазами?

Потрясенная честностью, которую она не могла отрицать, и холодностью, не уступающей ее собственной, отступила именно Акашия, даже покачавшая гловой, когда шла обратно. Павек решил было, что самое худшее позади, но не подумал о Руари, который немедленно выскочил защищать Акашию, и не имело значения, что она относилась к нему скорее плохо, чем хорошо и к тому же совершенно не нуждалась в защите.

— Она не имеет права так разговаривать с Каши. Возьми ее в рощу, Павек! — потребовал он, то же самое требование, которое он сделал, когда сам Павек оказался здесь, и примерно по той же причине. — Пускай страж судит ее, ее Отца и ее месть.

— Нет, — ответил он просто.

— Нет? Это путь Квирайта, Павек. У тебя нет выбора: страж должен судить пришельцев.

— Нет, — повторил он. — Нет — по той же самой причине, по которой мы похороним темпларов и вернем все их вещи в Урик. Лев узнает, что мы сделали с его посланцем, и он знает, где и как найти нас. И, кроме того, речь не идет о Квирайте или страже Квирайта. Это дело Какзима и Урика. Я видел своими глазами, как Казим делал Лаг, но я не вернулся в Урик, чтобы найти его, так как я думал, что поскольку Лаг он делать больше не может, он не сможет сделать ничего плохого. Я ошибся; он стал убивать своими руками. Хаману прав, пришло время вернуться в Урик. Мы уедем, как только канки и Матра отдохнут-Сейчас, — прервала его Матра. — Я не нуждаюсь в отдыхе.

И может быть действительно не нуждалась. Не было даже намека на усталось в ее странных глазах или и в руке, которой она схватила его запястье.

— Жукам надо отдохнуть, — сказал он и посмотрел ей прямо в глаза. — День после завтрашнего, или еще день после того.

Она освободила его руку.

— Я еду с тобой, — сказал Звайн.

— И я, — немедленно добавил Руари.

Акашия взглянула на каждого из них по очереди, выражение ее лица было совершенно невозможно прочитать. После паузы она сказала, — Ты не можешь. Ты не можешь бросить Квирайт. Мне нужно, чтобы ты был здесь, — и это удивило его даже больше, чем он мог себе вообразить.

— Поедем с нами, — быстро сказал он, надеясь на удачу. — Покончим с прошлым.

— Квирайт нуждается во мне. Квирайт нуждается в тебе. Квирайт нуждается в тебе, Павек.

Если Акашия сказала, что нуждается в нем, тогда можно было бы и передумать, но нет, только не с угрозой Хаману, висевшей над головой. Это, и еще знание, что Какзим опять собирается выпустить наружу ужас, которому нет слов. Он пошел было к двери, потом остановился и задал вопрос, который беспокоил его с первых же слов Матры.

— Сколько тебе лет, Матра? — он специально спросил это здесь, чтобы Акашия могла услышать ответ.

Она мигнула и, как показалось, немного растерялась. — Я новая, не старая. Кабры созрели только семь раз с тех пор, как я оказалась в Урике.

— А до Урика, сколько раз они созрели?

— До Урика не было ничего.

Как Павек и надеялся, глаза Акашии расширились, а лицо смягчилось.

— Семь лет? Экриссар…

Он оборвал ее:

— Экриссар мертв. Какзим. Вот единственная причина для возврашения обратно.

Павек вышел из хижины. Матра бросилась за ним, ребенок, который не выглядит как ребенок, и который действует и живет не как ребенок. Она обвила его руку своей, провела длинным ногтем по его запястью. Он недовольно высвободил руку.

— Не со мной, элеганта. Я не твой тип.

— И куда же я пойду, если не с тобой?

Это был очень хороший вопрос, на который у Павека не было ответа, пока он не заметил пару фермеров, выглядывших из распахнутой двери. Их хижина была приличных размеров, дети выросли и ушли. Он оставил Матру у них до утра, вот и ответ на вопрос. Была уже ночь, возвращаться в рощу Телами слишком поздно. Он прилег в уголке хижины для холостяков.

Завтра будет хуже, чем вчера. А ему нужно поспать, пока есть такая возможность.

Глава 6

Сколько тебе лет?

Голос, вопрос и лицо уродливого человека ворвались в блеклый ландшафт снов Матры.

Семь раз созрели кабры. Вьющаяся спираль с ней самой в центре и семь расширяющихся колец, удаляющихся от нее. Кольца отмечены соком, сладкими фруктами и другими событиями ее жизни. Семь лет — дней в них было больше, чем она могла сосчитать — и все, за исключением нескольких последних, она провела в желтых стенах Урика. Она даже не знала настоящую форму города, пока не оглянулась назад со спины спины огромного раскрашенного жука, который привез ее в это такое далекое от Урика место.

Матра не помнила другого горизонта, кроме крыш, вымощенных булыжником улиц и стен, на которых всегда находились стражники. Она знала, что мир больше Урика; сам по себе далекий горизонт не стал для нее сюрпризом, но она забыла, насколько все это выглядит пустым и открытым.

А что еще она забыла?

До Урика не было ничего.

Еще один голос. Ее собственный, голос, который она всегда хотела иметь, прозвучал в ее сне. Сказал ли он правду? Быть может она забыла все, что было до Урика, как она забыла, что простирается снаружи от него?

Повернись. Выйди за спираль. Найди дорогу. Что было до Урика? Вспомни, Матра. Вспомни…

Спираль жизни Матры замерцала и расплылась в ее сне-видении. Руки и ноги стали тяжелыми и непослушными. Она попыталась остаться там, где была и не обращать внимания на замечательный голос. Что случится, если она заснет пока видит сны? Проснется ли она в реальной жизни, или где-то там, между жизнью и сном? Между жизнью и сном…

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru