Пользовательский поиск

Книга Тени киновари. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

— Отец!

Матра дохромала до конца галереи к первой из усадьб, где пламя пожирало остатки костяной хижины, вроде ее собственной, и человеческая женщина, которую она узнала, лежала на спине, глядя вверх остановившимся взглядом.

— Далия!

Далия никогда не понимала запинающуюся речь Матры, но она не моргнула, услышав звук речи. Далия вообще не двигалась. Далия была безжизненна, как и все остальные, и внезапно Матра поняла, что она никак не может наполнить легкими воздух, хотя дышала очень тяжело. Ее метки опять стали наливаться теплом, защитная перепонка опустилась на уголки глаз.

— Нет! — выдохнула она, приказывая своему телу остановиться, как если бы оно принадлежало кому-нибудь другому.

Она не могла себе позволить лишиться зрения. Она должна видеть. Она должна найти Отца, но она не могла идти, и, сотрясаясь всем телом, поползла по хорошо знакомым дорожкам к еще одной горящей хижине.

В нескольких шагах от разрушенного горящего дома она сумела встать на колени. Создатели дали ей человеческие глаза, чтобы она могла различать, где свет, а где темнота, но они не дали ей человеческую способность плакать, как делают люди и другие мыслящие расы. Раньше это не было неудобством, но теперь — глядя на тело Мики, наполовину сожранное огнем, и его лицо, разрубленное ударом, прошедшим от макушки через правый глаз, нос и щеку, прежде чем закончиться на горле, Матра смогла только издать печальный негромкий шум, глубоко в горле. Звуки ранили сильнее, чем любые щипки, к которым она привыкла в резиденциях высших темпларов.

Но создатели сделали Матру сильной. Она встала на ноги и обошла тело Мики. Отец лежал в нескольких шагах дальше. Его тело не было тронуто огнем: на его голову обрушилась дубина, череп был раздроблен. Матра не могла видеть его лицо — оно было все в крови. Она опять встала на колени, осторожно просунула под него свои узкие руки и легко подняла его в воздух. Потом она перенесла его на берег, положила рядом с водой и смыла кровь его лица.

Звуки горя все еще рождались в основании горла Матры. Что-то невидимое, но острое цапнуло ее за сердце. Печаль, это печаль, сказала она себе, вспомни, как сверкали щеки Мики в ту ночь, когда умерла вся его семья. Печаль, холод и мрак. Смерть, внезапно поняла она, она здесь, более настоящая, чем все остальное, что было вокруг. Согнувшись, скрючившись с телом Отца в руках, Матра уставилась в темноту, ожидая что Смерть появится и возьмет ее.

Смерть была пещере, прямо сейчас. Она могла ощущать ее. Смерть возьмет и ее, как всех; она не в состоянии сопротивляться. Но когда она опустила тело Отца на каменный берег, он открыл оставшийся глаз.

Матра. Его голос звучал у ней голове, его губы не двигались.

— Отец? Отец — что произошло? Мика… Ты… Отец, скажи мне — Что я должна сделать?

Ты должна бежать, Матра. Они вернутся, их много, они возьмут верх даже над тобой-Кто? Почему? Ты никогда не делал ничего плохого, Отец; это не должно было случиться. Ты никогда не делал ничего плохого.

Не надо делать что-нибудь плохое, чтобы начались убийства, объяснил отец, терпеливый к ее новизне в этом мире даже сейчас.

— Убийство, — Матра почувствовала это слово в своих мыслях, потом произнесла его своим странным, плохо подходящим для слов языком. Это не было новым словом, но оно приобрело новый смысл. — Тебя убили, Отец?

Да.

— Тогда и я убью. Я убью тех, кто убил тебя. Я отвечу плохим на плохое, и все опять станет правильным.

Матра почувствовала печаль Отца. Он накажет ее, подумала она, как он наказал ее, когда она оставила себе черную шаль. Она знала, что плохое нельзя сделать правильным — она узнала об этом, глядя в зеркала высших темпларов.

Отец удивил ее. У тебя есть могущественные покровители, Матра. Они помогут тебе. Это не должно произойти опять. Ты должна позаботиться об этом.

И Отец сделал так, что в ее сознание появилось изображение, последнее, что он видел в своей жизни: дубина с каменным наконечником, опускающаяся рука и обезображенное шрамами лицо с дикими, безумными глазами за ней. После этого не было ничего, но и этой картины было достаточно.

На один удар серца ей показалось, что она никогда не видела это лицо, но рассмотрев в своем сознании изображение более пристально, Матра увидела отчетливо различимые черты халфлинга, скорее старого, чем молодого. Из области шрамов выходила одна единственная черная линия. Она дважды поварачивала и опять исчезала среди складок кожи и шрамов. Этого было вполне достаточно, особенно вместе со злыми глазами. Она знала его. — Какзим, — прошептала она, встала и пошла прочь, не бросив назад даже прощального взгляда.

Глава 3

Смерть гуляла по пощере в языках пламени и боевых дубинках. Смерть возьмет Отца и Мику — если она не найдет их первой.

Матра стояла на пересечении коридора, ведущего из прихожей, и наклонной галереи, ведущей вниз по склону к воде. Весь поселок был в пламени: его языки пожирали одни хижины, перелетали, потрескивая, на другие, отбрасывали на каменные стены бесчисленные тени опускавшихся рук и дубинок с каменными наконечниками. Крики, отражавшиеся от каменных стен, заполнили все вокруг и били ей в уши. Матра не могла отделить крики Отца или Мики от криков остальных, они тонули среди потрескивания пламени и возгласов палачей.

Матра бежала изо всех сил, тяжело перепрыгивая тех, на кого Смерть уже предъявила свои права. Она бежала быстрее и дольше, чем бегала раньше. В ее бъющемся сердце поднялась надежда, но тут из темноты над склоном поднялись руки. Они ухватили ее за запястья и за голени, сбили с ног и прижали к земле. Лица, на которых были только глаза и голоса, порхали над ней, хором повторяя два слова: ошибка и неудача.

Она начала бороться и освободилась от них, прыгнула на ноги и помчалась к каменистому берегу, где пламя по-прежнему полыхала и раздавались незнакомые крики. Увертываясь от рук и дубинок, Матра искала путь, который привел бы ее к костяной хижине, где ждали ее Отец и Мика. Было много дорожек, которые она никогда раньше не видела, но все они были перегорожены пятью теми же самыми изувеченными трупами, которые вставали на ноги, когда она подбегала к ним, обвиняя ее, а не Смерть, за то, что их убили.

Она уже сошла с ума от отчаяния, когда халфлинг с дикими глазами побежал к ней. Его щеки были в огне, а его окровавленная дубина была самым страшным из орудий смерти. Матра припала к земле, прячась от него, но он нашел знакомую дорожку, которая вела между обвиняющими ее трупами к костяной хижине, перед дверью которой храбро стоял маленький Мика.

Блестящие метки на лице и плечах Матры налились теплом. Взгляд затуманился, руки и ноги закостенели, но защищать надо было не себя; Отец и Мика были в опасности, Смерть грозила им, а она была слишком далеко. В агонии она заставила свои глаза видеть, а ноги идти. Один шаг, два шага… с каждым шагом она нагоняла Смерть, но слишком медленно.

Дубина опустилась и только тогда она услышала крики Мики и Отца, только тогда, когда Смерть-Халфлинг стала крушить их хижину своей кровавой дубиной. Она сама бросилась на Смерть и та ее оттолкнула, просто оттолкнула. Смерть не хотела ее; Смерть не грозила сделанным созданиям, вроде нее, которые никогда не рождались — а без угрозы тело Матры не вспыхнет, а взгляд не затуманится.

Капли крови Мики полетели с дубины, когда Смерть закрутила ей над своей головой. Липкие сгустки приклеились к лицу Матры. Она упала на колени, обхватила сама себя, вцепилась в свою твердую белую кожу, неспособная дышать, не желая видеть. Наконец-то ее зрение затуманилось, перед глазами все поплыло, но было уже поздно, слишком поздно, кровь Мики была у ней на руках, но она не сдалась, не полностью. Матра бросилась вслепую туда, где она видела Смерть в последний раз, где стоял халфлинг с безумными глазами. Она почувствовала, как схватила руками за концы одежды Смерти, дернула, но Смерть не упала. Смерть легко высвободилась, и она сама упала на землю.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru