Пользовательский поиск

Книга Тень Аламута. Содержание - НЕОЖИДАННЫЕ СОЮЗНИКИ МЕЛИСАНДЫ

Кол-во голосов: 0

– Ты обезумел, хам?! Что ты несешь?

– Хам не хам, а вот хожу по верхам. Не хотите, не надо. Только сидит он в башне у Железных Ворот. Говорит, не размечете тюряшку по камешкам – сгинет совсем. И девка ваша с ним.

– Мелисанда?! Эй, Годфруа! Годфруа, на помощь!

Тут уж не до размышлений. Храмовники похватали мечи и кольчуги и бросились на выручку магистру.

Мишель Злой Творец подкинул на ладони два финика и побежал к Габриэлю докладывать об успехе операции.

У Железных Ворот храмовников уже ждали.

В тайном доме, ранее принадлежавшем Исааку, а ныне ассасинам, собирались тени. Люди в черном выходили из полумрака. Кланяясь, они клали на ладонь Габриэля финики.

Один. Еще один. И еще. Сразу три. Один, но очень крупный.

Последним подошел Абдулла. На лице маленького батинита отражалось страдание. Робко-робко он протянул руку. Едва коснувшись ладони предводителя, тут же отдернул пальцы.

Брови Габриэля поползли вверх.

– Что это, Абдулла?

– Э-э… м-м… ну…

– Смелее, Абдулла! Я тебя не съем.

Взгляд Тени свидетельствовал как раз об обратном. Ассасины притихли.

– Это плод инжира, – набрался храбрости коротышка. – Иначе говоря, смоква. Или фига – но это по-простому. По-народному.

– Слава Аллаху, я пока еще не лишился ни зрения, ни слуха. Что эта фига здесь делает?

– О, повелитель! Клянусь всем, что имею, я был так голоден, что проглотил финик целиком. С косточкой. Времени искать замену не было, и я воспользовался тем, что подвернулось под руку.

– Хорошо. В наказание будешь мести полы и чистить отхожие места, пока не вернемся в Аламут…

Коротышка перевел дух. Счастливо отделался!

– …а когда вернемся, поднимешься на стену и спрыгнешь вниз.

Радость в глазах Абдуллы угасла.

– На голове и на глазах, повелитель, – поклонился он.

– Вот и прекрасно. А теперь настало время познакомить вас с моими планами. Слушайте же!

Двадцать пять бород и один бритый подбородок придвинулись к Габриэлю. Ассасины готовились внимать своему повелителю.

НЕОЖИДАННЫЕ СОЮЗНИКИ МЕЛИСАНДЫ

Магистр никогда не должен терять бдительности. Простым рыцарям можно, ему – нет. Стражников Гуго заметил задолго до того, как их увидела Мелисанда. Вот только он и в горячечном бреду не мог вообразить, что те пришли за ним.

– Магистр ордена Храма, сир Гуго де Пейн? – почтительно наклонил голову их командир.

– Да, это я.

– Приказываю вам сдать оружие и следовать за нами.

Гуго бросил быстрый взгляд по сторонам. Улицу перекрыли мастерски. Стража в обоих концах, переулки охраняются. Всего человек двенадцать, но как талантливо расставлены.

– Позвольте спросить, на каком основании?

– Вы требуете оснований? – вскипел командир. – Черт побери! Да ваши люди просто взбесились! Один устроил побоище прямо на ступенях церкви Святого Петра. Другого поймали, когда он ломился в дом купца Абдукерима. Еще двое атаковали башню у Железных Ворот. Вам мало оснований?

– Это всё неправда! – воскликнула Мелисанда.

– Прошу вас, сударыня, – поморщился стражник. – Дозвольте нам судить, что правда, а что нет. Я понимаю, вам тяжело слышать всё это. Но ваши друзья были пойманы с поличным. – Он повернулся к магистру: – Так вы идете, или же нам следует применить силу?

Де Пейн вздохнул:

– Хорошо, сударь. Вот мой меч. Я отправляюсь с вами.

– И вы позволите свершиться несправедливости?! – поразилась Мелисанда. – Мессир! Но как же…

Она не договорила. Храмовник и без того знал, что хотела сказать девушка.

– Я сдержу свое слово, Ваше Высочество. Не беспокойтесь об этом. Завтра всё решится.

Принцесса смотрела вслед стражникам, не в силах пошевелиться. Всё пошло кувырком. Не успели колокола отзвонить час девятый, как Мелисанда лишилась друзей и союзников.

Одна.

Против всего воинства ассасинов.

Мир придвинулся, став колючим, злым и враждебным. Как в детстве, когда ушибешь коленку о стену и непонятно кого винить. И кажется, что все против тебя.

– Принцесса Мелисанда? Ваше Высочество? – прозвучал за спиной вкрадчивый голос.

Девушка обернулась:

– Да, сударь. А вы кто?

Человека, стоявшего перед ней, храмовники узнали бы без труда. Злое смуглое лицо, кудри, похожие на свалявшуюся паклю или овечью шерсть. И глаза – тусклые, цветом напоминающие линялое сирийское небо.

– Какие нежные пальчики, – Мишель взял руку принцессы и любовно погладил. – Тонкие, хрупкие…

– Лапы убери, мерзавец!

Злой Творец легко уклонился от пощечины. Мелисанда ойкнуть не успела, как он оказался за спиной. Схватил за плечи, притянул к себе.

– Эти ушки, – вдохновенно зашептал ассасин, почти касаясь Мелисандиной щеки. – О, эти драгоценные раковины, лепестки дивных цветов. Как бы я хотел коснуться их зубами! Прорвать нежную кику. Оросить дивным алым соком бархат платья…

Мелисанда двинула затылком назад, метя убийце в переносицу. Мишель засмеялся. Его предплечье немного сместилось и легло на горло девушки. Совсем чуть-чуть, но у принцессы перед глазами поплыли круги.

– Слушай меня и запоминай, детка. Больше повторять не буду. Завтра, после того как отзвонят час третий, явишься в известный тебе дом. Одна, без спутников. Там тебя встретит мой хозяин, Габриэль-Тень. Аллах ведает, чего он захочет от тебя, но советую быть покладистой. Иначе твоему папочке конец. Ты поняла меня, милая?

Мелисанда закивала. Изо рта ассасина исходил сладковатый гнилостный душок. От этого девушку мутило. Рука, пережимавшая горло, чуть ослабила хватку.

– И не пытайся втравить в дело стражу. А то твои друзья в темнице не переживут завтрашнего дня.У нас есть люди среди стражников.

Мишель толкнул принцессу. Да так, что та упала в пыль.

– До завтра, сладенькая! Твои пальчики и ушки бесподобны. Надеюсь, ты сохранишь их в целости? Для меня.

Страшный человек растворился в мареве раскаленных улиц Антиохии. Принцесса осталась одна. Ее трясло.

– Сир Гуго, – бормотала она онемелыми губами. – Сир Гуго, как же вы не вовремя оставили меня! Нет, я не виню… я всё понимаю… Господи!.. Но что же мне делать?.. Сир Гуго!

В ногах разлилась слабость. Кожу в том месте, где к ней прикасался ассасин, обдавало то огнем, то холодом. Мелисанда не смогла бы подняться, даже если бы от этого зависела ее жизнь.

Она прикрыла воспаленные веки.

«Отец, – пронеслось в голове. – Отец, я не сдаюсь. Честно… Я всё равно спасу тебя, как бы ни было трудно. Но сейчас мне надо отдохнуть».

И удивительное дело: отцовская жесткая ладонь коснулась ее волос. А еще – она почувствовала присутствие рыцарей Храма. Те стояли вокруг, охраняя лежащую на земле девчонку.

– У флорентийца славный кот, – послышался голос Пэйна де Мондидье. – Не пес, не боров и не птица. Сударыня, вы помните, как там дальше?

Мелисанда измученно прижала ладони к лицу. Господи, как больно… Надо вставать, что-то делать…

– Да, сир де Мондидье… Я сейчас… Подождите немного!

Она разозлилась сама на себя. Ну сколько можно валяться мешком соломы?! Овечий ассасин ее перепугал? Так завтра он умрет.

Без пощады и сожаления.

Нужные слова сами всплыли в памяти:

У флорентийца славный кот,
Не пес, не боров и не птица.
Храмовником зовется тот,
Кем может весь Левант гордиться.

– Прекрасно, сударыня! Вот видите, как всё просто. И скажу вам по секрету: я тоже горжусь вами. Вы лучшая из принцесс, что я видел в жизни.

– Спасибо, сир де Мондидье. А я уж было совсем разнюнилась. Я глупая, правда? Лежу, плачу… Я сейчас встану. Только помогите мне подняться. Сама я не могу.

Мелисанда вытянула руку. Какой-то миг ей казалось, что она ощущает прикосновение ладони храмовника-поэта, но то была иллюзия.

66
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru