Пользовательский поиск

Книга Тень Аламута. Содержание - ЖОСЛЕН НА МАРШЕ, ИЛИ КАК РЫЦАРЬ ДЕРЖАЛ СТРОЙ

Кол-во голосов: 0

ЖОСЛЕН НА МАРШЕ, ИЛИ КАК РЫЦАРЬ ДЕРЖАЛ СТРОЙ

Манбидж можно было узнать издали – по аромату цветущих яблонь и вони костров. Разведчики докладывали, что город под осадой и что осаждают его просто смехотворные войска: человек триста степняков. Без машин и пехоты, одни только конные стрелки. Конечно же, с такими силами Тимурташ мог торчать под стенами хоть до второго пришествия. Колодцев в Манбидже хватало, да и запасами пищи город обделен не был.

Графа Жослена это всё изумляло до крайности. Он-то считал, что встретит по меньшей мере Балака с тремя тысячами озверелых курдов. А тут такой подарок судьбы!

Для пессимистических мыслей были все основания. С самого начала похода крестоносцев преследовал дурной рок. На недельный путь они потратили чуть ли не месяц, потом Жослену пришлось разбираться с мятежом в Самосате, а это крюк немаленький. Кроме того, он искал союза с Аланом де Мешиком, рыцарем-разбойником. Искал, искал, да не вышло. Видимо, когда вспыхнула походная церковь, Господь отвернулся от крестоносцев.

Манбидж придется отвоевывать самим. Но это неважно, ведь триста степняков – не три тысячи.

– Эй, Анри, – позвал Жослен оруженосца. – Сгоняй еще раз за Селью. Скажи, оченна графу загорелось его повидать. Просто до невозможности. Да и совет ждет. Бароны там всякие, рыцари… Ему, конечно, наплевать, да всё же пусть заглянет к нам.

– Слушаюсь, мой господин! – Носач, до того уныло вычесывавший своего мула, воодушевился. Степь, раскинувшаяся от горизонта до горизонта, нагоняла тоску. Даже пустячное приказание графа его радовало: какое-никакое, а разнообразие.

Оруженосцу приходилось отдуваться за двоих – Анри Дылда два дня назад подвернул ногу. Можно было ставить золотой безант против фиша, что произошло это не случайно. В обозе за Дылдой ухаживали шлюхи, а о пристрастии юного крестоносца к женщинам ходили легенды.

Ну ничего, Носач еще себя покажет. Не на любовном фронте, так на боевом. А пока надо исполнить приказание обожаемого графа.

А вот с этим возникли проблемы. Каталонца пришлось искать долго, очень долго. Дело в том, что несколько дней назад крестоносцы захватили сарацин: старика и девушку. Носач в женских возрастах позорно путался. Он мог дать тридцатилетней кокетке сорок три (ужасное преступление). Шлюшку Антуанетту как-то счел невинной девочкой и битых полдня разговаривал с ней о котятах. Куртизанка долго ходила под впечатлением. С тех пор Анри она величала не иначе как «наш малохольный». Но то Антуанетта… А сарацинке вряд ли исполнилось больше шестнадцати.

И Носач влюбился в нее с первого взгляда.

Хосе – тоже.

О погибель! Когда выяснилось, что старик нес послание из Манбиджа, Кутерьма воспрянул духом. Получалось, что город, на котором он уже поставил крест, еще держится. Следовало прийти и захватить его как можно быстрее – пока Балак не опомнился.

Жослен приказал трубить сбор. Старика и девушку он отдал Хосе – так, на всякий случай. Чтобы те не успели предупредить сарацин. Так вот и вышло, что любовь Анри оказалась во власти проклятого каталонца.

Оруженосца это не охладило. Он при всяком удобном случае старался держаться к прекрасной магометанке поближе, не раз в мыслях избавлял ее от позорного плена.

Например, так:

«Ретивый конь встает на дыбы. Плащ Анри переливается алым шелком, повязка на лбу намокла от крови. Лицо его бледно и сумрачно.

– Сударыня, – он спешивается и становится на одно колено, – ваш мучитель мертв. Это, – величественный жест в сторону поверженного каталонца, – был честный поединок. Никто не скажет, что Анри Неистовый умер трусом. И хоть раны мои тяжелы и жить мне осталось считаные часы, знайте, что я люблю вас. И любил всегда – преданно и благородно. Отныне вы свободны!

А она (смахивая непрошеную слезу с ресниц):

– О, сударь! Я не оставлю вас до последнего вашего вздоха. Я приму вашу веру и навсегда отрину Магомета. Позвольте же мне заключить вас в объятия и облобызать».

Или же так:

«Преломленное копье падает на землю. Плащ Анри переливается алым шелком, повязка на лбу намокла от крови. Лицо его бледно и сумрачно.

– Вы видите это поле, устланное трупами сарацин. Эмир Балак подло напал на нас. Враги разгромлены, но, боюсь, я последний христианин, оставшийся в живых. Быть может, через миг стрела пронзит мое сердце. Бездыханным я паду у ваших ног. Знайте же, что Анри Безрассудный вас любит. И любил всегда – преданно и благородно. Отныне вы свободны.

А она (утирая предательскую влагу со щек):

– Сударь! Ваша храбрость покорила меня. Нет воинов отважней франков, и отныне я ваша. Я приму вашу веру и отрину Магомета. Позвольте мне обнять вас и слить наши губы в поцелуе».

Дольше этой сцены мечтания Анри не шли. Собственно, он и поцелуи с объятьями представлял себе слабо – за недостатком опыта. Да, беседа с Анри могла вызвать улыбку на устах любой девушки. Только хвастать этим юный оруженосец как-то не любил.

– Э… кхм… ну, сударь… это…

И всё – величественный и неотразимый в своем зеленом шелковом плаще – больно дернул за ус:

– Да что ты хочешь от меня, паршивец? Говори.

– Граф… Осмелюсь доложить… ну, граф Жослен того…

– Граф Жослен. Хорошо. Что он?

– Он желает…

– Да чего же?.. Клянусь Хесусом и Марией, ты скажешь или я вырву тебе язык и вобью в твою же глотку!

– Э-э… – Носач побледнел. В голове его звенела испуганная пустота. Наконец слово нашлось: – Видеть! Видеть он вас желает!

– А, ну раз так – другое дело. – Он обернулся к своей спутнице, закутанной в абайю с ног до головы: – Я оставляю тебя, о лепестки и нектар моих роз. – Арабская речь в его устах звучала чарующе неправильно, с божественным испанским акцентом, и он это прекрасно знал. – Оставляю, но ненадолго, дивная река моя. Повелитель ждет, и дела меж нами не терпят промедления. – Он кивнул в сторону Анри и с издевкой добавил: – Пусть беседа с этим юношей станет тебе усладой, неотразимая. Зеркало вожделений моих.

Девушка молча кивнула, и Хосе умчался. Если бы Анри лучше разбирался в людях, он бы заметил, что у рыцаря и сарацинки беседа не клеится. Пленница с утра была не в духе, осыпала каталонца колкостями и насмешками. Хосе правильно рассудил, что общество мямли оруженосца ей быстро наскучит и девушка благосклоннее воспримет его ухаживания.

Но Анри всего этого не знал. Сердце его затрепетало.

– Суд-дарыня! – заикаясь, начал он. – Леп-пе-стки моего сердца…

– Аллах свидетель, – устало объявила пленница, – можно подумать, франки только и делают, что копаются в навозе, выращивая цветы на продажу.

Анри вспыхнул. Прекрасная, только что придуманная речь вылетела из головы.

– Вас зовут Марьям… я слышал, – неловко начал он. – Мою мать тоже звали Марией.

– И вы, конечно же, скучаете по ее юбкам. Вам не стоило становиться рыцарем, сир заика.

Черные глаза смотрели сквозь прорезь покрывали дерзко и насмешливо. Оруженосец смутился еще больше. Жаркая волна прошла по телу. В горле пересохло.

– Я… – Он огляделся: не подслушивает ли кто. – Я мог бы освободить вас. Нет, правда!

– Что? И убить великого воина Хаса… Хосе? И предать своего господина? Похвальбы лишь мальчишкам сопутствуют, сир хвастун. Мужчины не творят – делают.

Анри засопел. Вот так всегда. Насмешки, одни насмешки…

Но отчего же ему так не хочется уходить от дерзкой незнакомки?

Тем временем Жослен и Хосе обменивались любезностями на глазах у доброй половины левантского рыцарства. Выходило это у них сдержанно. Что один, что другой могли убить за неудачно сказанное слово, и оба знали это.

– Я вижу, – усмехнулся граф, – твоя осада затянулась. Деваха ерепенится почище иной крепости.Ты ее по лоскуткам раздевать взялся?

Он указал на изумрудную ленточку, что свисала с плеча Хосе. Каталонец ощерился:

– Клянусь Хесусом и всеми святыми, мессир, вы несправедливы. Она достойная дама и…

– Побойся бога, сир остолоп! Она – мусульманка. А ты носишь ее цвета и, я слышал, объявил дамой сердца. Оставь эти глупости для провансальских дурех. Почему ты не можешь ее просто продрючить, без всех этих соплей? Под Самосатой, помнится, ты не был столь щепетилен.

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru