Пользовательский поиск

Книга Тень Аламута. Содержание - МЕЛИСАНДА ВПЕРВЫЕ СЛЫШИТ О ФЛОРЕНТИЙСКОМ КОТЕ

Кол-во голосов: 0

И всё же… Откуда-то эти легенды берутся?

– Бог мой! – священник вытер рукавом пот, – нехорошо так говорить, но я поражаюсь нашему королю. Он ведет себя, как ребенок.

– Хе-хе! Раньше проще было, отец Гормон. Если меч, то это меч, если вассал – то вассал. Мы, которые старые крестоносцы, еще от Урбана…

– Доверить Гильому де Бюру свое спасение! Этому циничному прохвосту!

– А я, между тем, поражаюсь сметке ассасина. Он не собирался никого убивать. Он пришел передать письмо короля де Бюру. Но, черт возьми! – Сенешаль принялся загибать пальцы: – Выследить коннетабля. Узнать, куда он ходит. Проникнуть почти в самые покои королевы…

– У Старца Горы есть помощники в Иерусалиме.

– Да уж. Не без того. – Он наклонился к ассасину, заглядывая в мертвеющее лицо: – Хорошо, что тебя убили мы, парень. Гасан на расправу круче. У него бы ты мучился дольше.

– Полагаю, сира Гильома извещать нет смысла?

– Куда там! Он уж, почитай, давно в Триполи. Да и не станет проходимец короля спасать.

– Но что тогда? В письме ясно говорится: не позднее середины мая. Иначе Его Величество погибнет от ножей ассасинов.

Гранье вновь принялся мерить шагами комнату. Речь его сделалась сбивчивой:

– Смотря откуда… если, положим… то и… – Наконец он остановился. Пристально посмотрел на патриарха:

– А что, если поехать вам? Ведь сам способ спасения короля… он в какой-то мере касается и вас.

– Исключено! Моя паства нуждается во мне. Если уж кому и ехать, то вам.

– Никак нет, отче. Налагайте любые епитимьи – я не поеду. Очень уж шатко всё. – Гранье понизил голос: – Я-то, может, и спасу короля, а что потом? Морафия чудесит, Гильом свою выгоду ищет. Погубят они королевство.

Собеседники переглянулись.

– Так, значит?

– Значит…

И притихли. Обоим привиделось одно и то же. Высокая худенькая девчонка. Круглолицая, с непокорным темным локоном, спадающим на лоб.

– Мелисанда?!

– Но, сударь! Прилично ли юной деве?..

– Юной деве по тюрьмам мыкаться неприлично. Что есть, то есть. Мы, которые от Урбана крестоносцы… Хе-хе!

– Так поспешим же!

И, схватившись за руки, словно шаловливые дети, сановники побежали отдавать распоряжения.

МЕЛИСАНДА ВПЕРВЫЕ СЛЫШИТ О ФЛОРЕНТИЙСКОМ КОТЕ

Судьба-насмешница… Словно принцесса румийская, шлюшка коронованная. Подмигивает, кивает, юбкой вертит. То робка и податлива, а то насмешлива и холодна.

Когда сарацин из Аламута зарезал палача, старая жизнь принцессы полетела в тартарары. Мелисанда прежняя, может, и позволила бы живодерам надругаться над собой. Вырезать ноздри, распластать щеки тошнотворными красными лохмотьями, выжечь груди.

Прежняя – да. Но не новая. Когда ассасин бросился на нее с ножом, она соскочила на землю и огрела убийцу той самой скамеечкой, на которой стояла.

От сдвоенного женского визга пламя факелов испуганно присело. Путаясь в длинных юбках, Морафия бросилась к выходу. Убийца вмиг оценил ситуацию. Сообразив, что с узницей, приговоренной к пыткам, лучше не связываться, он затрусил следим за королевой. Так они и бежали друг за другом: королева, ассасин и принцесса. Но скоро гонка закончилась. Наверху тюремщик Диккон как раз отпирал дверь. Увидев королеву, он прыгнул в сторону, и вовремя: его чуть не затоптали.

Спасло Морафию обычное тюремное раздолбайство. Дик поленился запереть решетку. Если бы не это, лежать королеве с ножом в спине. А так, под ее весом решетка поехала в сторону. Убийца задерживаться не стал. Перепрыгнув через лежащую королеву, он ссыпался по лестнице и выскочил на улицу. Мелисанда мчалась за ним шаг в шаг. Вопли королевы:

– Стража! Убе-ейте их!! – преследовал девушку по пятам.

– Ну, мамуля, спасибо, – подумала на ходу принцесса. – Век не забуду. Ох, мне бы спастись! Я всё припомню!

– Держи! Пособница!! Шлюха аламутская! – Похоже, королева сама не соображала, что орет.

Впереди замаячили фигуры стражников. Ассасин мчался навстречу смерти.

Но принцесса знала дворец лучше, в тупик она стремиться не стала. Подбежав к полукруглой арке, она перемахнула через каменные перила и кувыркнулась в кусты.

Внизу ее ждал сад. Свобода. Три секретные тропки, ведущие из дворца и множество тайников.

Добраться до укромных местечек Мелисанда не успела. Совсем чуть-чуть. Евстахий Гранье слишком хорошо выдрессировал стражников. Они перекрыли все выходы, не давая «пособнице ассасина» выбраться из сада, и принцесса оказалась в ловушке, Оскальзываясь в грязи, к ней уже бежал давешний вояка – тот, которого она так удачно пнула в пах.

– А, сучье отродье! – орал он. – Ну, счас я тебя постелю. Счас всем нарядом распробуем шалаву!

Прятаться было поздно, бежать тоже. Поднырнув под руку стражника, Мелисанда бросилась к стене. Маленькая калитка вела во внутренний дворик. За чугунной решеткой белели развешанные на веревке плащи. У крыльца смешная каурая лошадка объедала зелень из цветочного горшка. На клумбе цвели ранние фиалки.

Идиллия.

Если по уму, то соваться в этот дворик не стоило. Тупик, верная гибель, беглеца сцапают в два присвиста. Но Мелисанду вела женская интуиция. Девушка проскользнула в калитку и захлопнула ее за собой.

– Стой! Куда?! – Стражник налетел на решетку. – Ты, деваха, того! Лучше добром!

– Добро у тебя коротко.

Раньше, чем рыцарь успел что-то сделать, девичья рука метнулась сквозь прутья. Рванула за ворот плаща – сильно-сильно. С колокольным звоном шлем влепился в решетку.

Из носа стражника хлынула кровь.

– Ах, сучка! – ревел он. – Да я ж тебя! На четыре кости!!

Страшно загремела решетка. Взбешенный громила ломал калитку, останавливаясь лишь затем, чтобы вытереть кровавые сопли под носом. Наконец дверца не выдержала напора и слетела с петель.

– Ну держись, потаскушка!

От удара Мелисанда кувырком полетела в фиалки. Во рту сразу стало горячо и солоно. Лепестки фиалок щекотали разгоряченное лицо. Как они пахнут! – подумала девушка. Никогда Мелисанда не ощущала мир таким ярким и наполненным. Она зажмурилась и попыталась отползти в сторону.

Вот и конец. Свернут ей сейчас шею, как цыпленку…

Второй удар всё не приходил. Послышался странный звук: то ли кашель, то ли плач. Принцесса рискнула приоткрыть один глаз.

Воин стоял на коленях, зажимая лицо ладонями. Пальцы его намокли красным, меж ними торчала рукоять ножа. Крови натекло порядочно – алые струи перечеркнули крест на груди стражника.

– Ай-яй-яй! – послышалось откуда-то из-за спины. – Клянусь сиськами святой Агаты, сир Гилмар очень огорчится. Его цветник… Да вы не друзья прекрасного, господа.

Принцесса поднялась на ноги. Говоривший сидел на измочаленной сосновой колоде. В руке он держал краюшку, на которой аппетитно белело масло. Бутерброд так и остался незаконченным. Громила с ножом в глазнице уже заваливался на бок, намазывать масло было нечем.

– Здравствуйте, сударыня, – кивнул принцессе незнакомец. – Как вам нынешняя весна? Холодная, правда?

Встретив этого человека на улице, Мелисанда пришла бы в ужас. Невысокий, плечистый, длиннорожий. Лицо в шрамах, словно у уличного кота.

Уши драные, нос перебит. Выгоревшие на солнце волосы торчат непокорными вихрами. Разбойник, одним словом.

– Господин Аршамбо! Это вы?! – Храмовник уныло осмотрел недоделанный бутерброд.

– Я, сударыня, кто же еще? – Он поднялся. – Ну что, трудно было до вечера подождать? Я же обещал вас спасти.

– Простите, сир де Сент-Аман! В следующий раз такого не повторится.

– Рад слышать, сударыня. Подождите, я сейчас. – Из полурасколотого полена, лежащего в груде чурбаков, торчал топор. Когда принцесса вбежала во двор, Аршамбо как раз колол дрова. Занятие это следовало отложить до лучших времен.

– Эй, голодранец! – вышел вперед командир стражников. – Сдавайся, гнусный госпитальер!

– Я не госпитальер, – кротко заметил Аршамбо. – Клянусь девственностью святой Агнессы, я…

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru