Пользовательский поиск

Книга Сын Чернобога. Содержание - Глава 3 УГРЫ

Кол-во голосов: 1

– Ты бы обул сапоги, боярин, – шепотом посоветовал Казимиру тивун Кудря, стоящий рядом. – А то простудишься, не ровен час. Годы твои немолодые.

– Какие еще сапоги? – удивился боярин.

– Ты их в руках держишь.

Казимир при помощи тивуна натянул сапоги на опухшие ноги. Обувшись, он почувствовал себя увереннее. Убивать его, похоже, никто не собирался.

– Если крест на тебе, то лучше сними, – продолжал нашептывать Кудря.

– Нет на мне креста, – рассердился Казимир.

– Твое счастье, боярин, – криво усмехнулся Кудря.

От многочисленных факелов во дворе стало светло как днем. Уцелевших мечников варяги сгоняли к амбару, впрочем, живых среди гридей Аскольда оказалось немного. Видимо, они едва ли не до последнего защищали великого князя. Казимир опознал среди полоненных ближнего боярина Прибыслава, одного из самых рьяных сторонников христианской веры, и ромея Леонидоса. Наверное, они были приглашены князем в Угорье для совета. А потом во двор вывели Аскольда Киевского.

Князь выглядел спокойным. Седые длинные волосы его свободно падали на плечи, прикрытые рубахой, забрызганной кровью. Сам он ранен не был, видимо, сопротивлялся нежданным гостям и успел загубить чью-то жизнь. Лихим витязем был когда-то варяг, но и его согнули прожитые годы. Где же семидесятилетнему старцу устоять против молодых да рьяных, бьющих в землю червлеными сапожками вокруг князя Олега, который тоже сошел с крыльца во двор и остановился напротив плененного князя.

– Ты Световиду присягал, Аскольд?

– Не мне отвечать, и не тебе спрашивать, франк, – презрительно скривил губы киевский князь. – Ты не ротарий, а тать ночной. Впрочем, ничего иного от сына дьявола я и не ждал.

– Кто отрекается от своих богов, тан Аскольд, тот отрекается от своей земли, от своего рода и своего племени. Ты не князь и не ротарий, ты самозванец. А самозванцу нечего делать на великом столе.

– Родной земли я не предавал, как и полянской, врученной мне богом. В том, что принес роту Световиду, действительно моя вина. Поклонился не Всевышнему, а деревянному идолу. За это и несу ответ, но перед Христом, а не перед тобой, Олег. Я узрел истину, франк, так пусть в конце пути она откроется и тебе.

– Если откроется, то я сообщу тебе об этом при встрече на небесах, – криво усмехнулся князь Олег. – Ты клятвопреступник, Аскольд, и потому заслуживаешь смерти. Нельзя ради торжества своего бога рушить веру других людей. А ты прогнал волхвов из Киева. Тех самых волхвов, которые не мешали тебе чтить Христа. Ведь это с их согласия ты воздвиг ему храм.

– Бог один на всех, франк, и ты это знаешь!

– Может, и один, Аскольд, но видят его люди по-разному. Почему ты решил, что твой глаз самый острый? Почему ты решил, что творца можно чтить только по ромейскому ряду? И почему ты решил, что наши голоса до него не дойдут? Ты виновен, Аскольд, но можешь спасти свою жизнь жертвой нашим богам.

– Я уже слишком стар, Олег, чтобы бояться. Я не отрекусь от истинной веры в угоду ложным кумирам и их глупым служкам.

– Значит, быть по сему.

Меч свистнул в воздухе столь неожиданно, что боярин Казимир не успел заметить, кто нанес роковой удар. Тело Аскольда еще продолжало стоять, а голова уже с глухим стуком ударилась о землю.

– Похороните тана, – небрежно бросил через плечо князь Олег и неспешным шагом направился к воротам.

Боярин Казимир ждал продолжения кровавого жертвоприношения, но его не последовало. Ни боярин Прибыслав, ни ромей Леонидас не понесли никакого ущерба. Варяги покинули чужую усадьбу вслед за князем, оставив уцелевших бояр, мечников и челядинов в недоумении.

– А как же Киев? – вскинул голову боярин Прибыслав.

– Киев уже открыл ворота перед великим князем Нигером, – небрежно бросил проходящий мимо боготур и усмехнулся в отрастающие усы.

За себя боярин Казимир не боялся, не до того было, но страх за сына Братислава и крещеных внуков не покидал его до самых ворот стольного града. Однако, въехав в Киев, Казимир успокоился.

Город жил своей обычной жизнью. Киевляне словно бы и не заметили, что в их город вошла чужая рать, а старого Аскольда на великом столе сменил юный Ингер. Молчали вечевые била, молчали растерянные старейшины. Никто не лез на лобное место с похвальным или злым словом. Никто не орал в исступлении «не люб!» и не грозил кулаком в сторону детинца. Могло создаться впечатление, что Ингер Рерик родился в Киеве, а не захватил его с помощью изменников-бояр.

Хотя никто, в том числе и старый Казимир, не мог бы с полной уверенностью, положа руку на сердце, обвинить тех бояр в измене. В конце концов, и Аскольд был в Киеве чужаком. Пока он приносил жертвы славянским богам и местным щурам, никто ему худого слова не говорил. В чужом доме нельзя распоряжаться как в своем собственном. Этот князь не лавку в сторону отодвинул, а попытался запретить веру отцов и дедов, вот и накликал на себя беду.

– И что же, все так и будут молчать?! – в сердцах воскликнул Прибыслав, ехавший рядом с Казимиром.

– Так все уже сказано, боярин, – криво усмехнулся ромей Леонидас.

Не прошло и тридцати дней, как юный князь Ингер повел под скрещенные мечи княжну Добромилу, кудесник Даджбога Солох благословил их караваем хлеба, а многочисленные гости осыпали зерном нового урожая. Боярин Казимир впервые увидел нового великого князя, под рукой которого теперь находилась едва не половина всех славянских земель. Князь Ингер был сосредоточен и хмур. Мальчишеское лицо его выражало такую решимость, словно он шел не к брачному ложу, а на поле битвы.

– Видел бы это князь Аскольд… – скрипнул зубами Прибыслав.

– Молчи, боярин, – цыкнул на соседа Казимир. – Скажи спасибо, что жив остался, а остальное приложится.

– Оно и видно, – буркнул Прибыслав, кося злым глазом на князя Олега, взмахом руки приветствующего молодых.

Глава 3

УГРЫ

В Итиль весть о смерти князя Аскольда привез ган Кончак. Каган-бек Вениамин окаменел лицом, когда гость из Матархи рассказал ему о бесчинствах, творимых варягами в столице Полянского княжества. Впрочем, перечень этих бесчинств был не слишком длинен, ибо киевляне практически без ропота приняли нового великого князя. Объяснялось это, по мнению Кончака, тем, что и Аскольд, и Ингер были полянам одинаково чужими, а устраивать мятеж по поводу варяжских раздоров киевляне посчитали неразумным. К тому же Аскольд был стар и уже поэтому не внушал им доверия, а Ингер был хорош если не умом, то хотя бы варяжской дружиной, способной отпугнуть от киевских стен любителей чужого добра, среди которых хазары каган-бека Вениамина занимали далеко не последнее место.

Огорчение Вениамина было понятно гану Кончаку, но выражать ему сочувствие он не собирался. Итиль стал гану почти что чужим после гибели отца бека Карочея. Сейчас интересы Матархи и князя Биллуга были ему куда ближе, чем устремления рахдонитов.

– Древлянский князь Никсиня уже признал власть Ингера и согласился быть просто его удельником.

– С чего бы такая покладистость? – вскинул левую бровь Вениамин.

– Вещий Олег постучался мечом в ворота Овруча, стольного града древлян, – охотно пояснил Кончак. – А за спиной у франка стояла тридцатитысячная рать. Никсиня почел за благо согласиться с требованиями киевлян.

Вениамин поднялся с кресла и прошелся по выложенному плитами полу дворца своего деда Ицхака Жучина, в котором Кончак был когда-то частым гостем, но, увы, в этом мире перемены случаются довольно часто, и далеко не всегда они ведут к лучшему. Внук Жучина уже пятнадцать лет находился на вершине власти, но назвать эти годы удачными для Хазарии мог разве что самый отчаянный льстец. Беки утратили влияние в верховьях Волги, а теперь, со смертью Аскольда, и Днепр стал для них недоступен. Варяги очень ловко теснили рахдонитов на торговых путях. Рахдониты потеряли прямой выход в Северную Европу и вынуждены были пользоваться посредническими услугами варяжских и новгородских купцов. Подобные услуги стоят ох как недешево, это ган Кончак ощущал и на собственной мошне.

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru