Пользовательский поиск

Книга Сын Чернобога. Содержание - Глава 13 СМЕРТЬ КНЯЗЯ

Кол-во голосов: 1

– Он был зачат во время мистерии Белтайн?

– Да, Олег, мне пришлось пойти на это по совету королевы Тинберги. Это было сразу после твоего отъезда, семнадцать лет тому назад.

– Следовательно, он твой первенец?

– Да.

– Как зовут отрока?

– Рулав.

Королеве Тинберге не откажешь ни в уме, ни в знании языческих таинств. Заплатив первенцем Людовика Велесу, она тем самым снимала и с себя, и с сына все обязательства перед грозным богом и его волхвами. Вероятно, так же собиралась поступить и графиня Хирменгарда. Это она должна была родить ребенка от Людовика, тогда как Тинберга родила бы от Олегаста. Возможно, Тинберга и Хирменгарда здесь были ни при чем и все заранее было предрешено императрицей Юдифью и ведуньями Макоши, помогавшими ей.

Так или иначе, но ранняя смерть Хирменгарды внесла путаницу в эту мистерию, затянувшуюся на многие годы. Тинберге пришлось вносить изменения в чужой замысел. Она нашла выход из нелегкой ситуации, и старший сын Людовика Рулав был зачат именно в ночь Белтайн. Первенцы Людовика и Олегаста, скорее всего, с самого начала мыслились Юдифью как плата Чернобогу за поддержку» оказанную в трудный час ее единственному сыну.

Языческие боги не покинули Карла Лысого в беде. Именно при их поддержке он получил свой трон. Вот почему он признал своим сыном Людовика, вот почему он до сих пор не развелся с Тинбергой. Если бы вся правда о ночи Белтайн всплыла, то Карлу пришлось бы ответить и за грехи матери Юдифи, и за свое долгое молчание.

Что ж, епископ Парижский дал Людовику мудрый совет. Вот только вряд ли этот Григорий действовал по своему почину. Возможно, за ним стоял Карл, возможно, Тинберга или волхвы Чернобога. Но в любом случае эта сделка выгодна всем, и воевода Олегаст мог с легким сердцем обнадежить старого друга.

– Чернобог примет твою жертву, Людовик.

– Его убьют? – хрипло спросил герцог.

– С какой стати? – удивился воевода. – Впрочем, все мы смертны. Я позабочусь о твоем сыне, Людо, но я не бог.

– Ты снял камень с моей души, Олег. И я не забуду об этой услуге.

Рулав оказался довольно рослым малым с насмешливыми синими глазами. Воислав Рерик, которому герцог Людовик представил его во время встречи, при виде отрока нахмурился, словно пытался что-то припомнить.

– Рулав, говоришь?

– Капитан Рулав, – поправил его юнец. – Я слышал, князь, что ты набираешь дружину. Если мы сойдемся в цене, то я согласен отправиться за тобой на край света.

– Даже в Севилью? – неожиданно улыбнулся Воислав.

– А почему в Севилью? – удивился Рулав. – Мне сказали, что самый богатый город в ваших землях называется Итиль.

– Ты прав, капитан, – спокойно отозвался Рерик. – В этот раз мы плывем в другую сторону. Ті получишь денег столько, сколько пожелаешь, в память о человеке, который до Севильи так и не доплыл.

Олегаст и Людовик переглянулись. Похоже, князь Рерик догадался, кто и почему просится к нему на службу, и этой просьбой не был огорчен. Людовик не видел старого варяга много лет, но, присмотревшись к нему попристальней, решил, что Рерик не слишком изменился. Его стан был по-прежнему прямым, глаза все так же высокомерно поблескивали из-под нахмуренных бровей, разве что волосы, прежде темно-русые, стали теперь совсем белыми. Этот человек, похоже, верил в свое предназначение завоевателя и баловня богов.

Предложения Карла Лысого, переданные герцогом, он выслушал внимательно, а ответ его прозвучал веско:

– Быть по сему. Да не обидят франка в землях славян, и не обидят славянина в землях франков.

Олегаст вызвался проводить старого друга. Они ехали бок о бок, как в пору детства и юности. Тогда им казалось, что их пути не разойдутся, но время и небо рассудили по-иному. Ни тот ни другой не сомневались в том, что это их последняя встреча. Этих людей связывало многое, но трещина, разделившая их, превращалась в пропасть с каждым шагом сильных коней.

– Может быть, там?.. – кивнул на небо Людовик.

– Все возможно, – вздохнул Олег.

– Я так и не понял, о какой Севилье говорил князь Воислав?

– В Севилью собирался Лихарь Урс, но так до нее и не добрался, – усмехнулся воевода. – А причиной тому был ты, Людо.

– Я даже не знаю, как выглядел человек, которого все называют моим отцом.

– Он повторился в Рулаве, – спокойно отозвался Олег. – Такова была воля богов. Нейстрия возвратила Руси того, которого взяла не по праву.

– Значит, по-твоему, все было не зря? – остановил коня Людовик. – И смерть Лихаря Урса, и постыдная ночь Белтайн?

– А ты уверен, Людо, что способен постичь замысел Всевышнего, под чьим бы именем он ни выступал?

– А ты уверен, Олег, что не дьявол правил миром в ту ночь?

– Я докажу, что это не так.

– Каким образом?

– Своей жизнью, Людо. Иного пути у нас нет.

– В таком случае я желаю тебе удачи, Олег. Да поможет тебе бог в твоих начинаниях, ибо твоя победа будет и моей. До встречи на небесах.

Глава 13

СМЕРТЬ КНЯЗЯ

Осташ торопил великого князя. Время текло неумолимо – если не сейчас, то когда же?

Самому кудеснику Велеса уже перевалило за восемьдесят, и годы потихоньку брали свое. Глубокие морщины избороздили когда-то красивое лицо, белая как снег борода достигала пояса, а такие же белые волосы закрывали спину, все более горбившуюся с годами. Воислав Рерик был моложе Осташа почти на десять лет, но и ему уже исполнилось семьдесят пять. Он похоронил младших братьев Трувара и Сивара, и скоро должен был наступить его черед.

Кудесник и великий князь сидели друг против друга за столом в только что отстроенном детинце Великого Новгорода и вели неспешный разговор-Кубки, наполненные вином, стояли перед ними, но ни тот ни другой к ним даже не притронулся.

– Стар я, кудесник, для великих дел, – вздохнул Рерик, поглаживая бритый подбородок. – Мне бы еще лет пять протянуть, пока Ингер твердо встанет на ноги.

– Вижу я, что ты не молодеешь с годами, – усмехнулся Осташ. – Но не в возрасте дело, Воислав.

– А в чем же? – удивился Рерик.

– Ты перемен боишься, – пристально глянул в глаза князя кудесник. – Нельзя без конца оглядываться на родовых старейшин и племенное вече. У тебя была возможность прижать ладожанам хвосты после смерти Вадимира, но ты ее упустил. Ты мог бы подмять под себя кривицкие земли, но предпочел посадить в Смоленске малолетнего сына Градимира, за которого судят и рядят местные бояре. Ты мог бы давно согнать с киевского стола Аскольда, но не спешишь этого делать. Даже в Ростове и Муроме, взятых тобой на щит, по-прежнему сидят местные князьки, готовые предать тебя в любую минуту.

– Я ведь ротарий, Осташ, – нахмурился Рерик. – Я дал клятву Световиду хранить правду, заповеданную им. А по этой правде вечевое слово стоит выше слова князя.

– Вам не удержать мир в равновесии, – рассердился Осташ. – Волхвы Белобога, пытаясь сохранить древний ряд, обрекают славянский мир на поражение. Неужели ты этого не понимаешь, Воислав?

– Я тебя понимаю, кудесник, но ломать людей через колено не могу. Все и так твердят, что Воислав Рерик не ротарий, что он забыл клятву, данную Световиду. И разве не ты говорил мне, что человек не вправе менять мир по своему почину?

– А разве я предлагаю тебе изменить своей клятве, ротарий, или призываю отречься от правды наших богов? Нас утесняют со всех сторон иудеи, христиане, мусульмане, и остановить их мы сможем, лишь объединив усилия всех славянских племен. Наша сила не только в правде, но и в единстве. И всякий, кто ставит свой личный интерес выше интереса общего, – враг.

– Тебе нужен другой человек, Осташ, и он у тебя есть, – спокойно сказал Рерик. – Этого новизной не испугаешь. Олегаст рожден с кровью Белеса, он жаждет перемен.

Кудесник усмехнулся, отпил пару глотков из серебряного кубка и вытер алые капли с седых усов.

– Зачем ты принял участие в том таинстве, Воислав?

– Спроси что-нибудь полегче, Осташ. Я мог бы сослаться на ведуний Макоши и на долг ротария, но это не вся правда, как ты понимаешь. Будем считать, что я выполнил волю богов.

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru