Пользовательский поиск

Книга Султан Луны и Звезд. Содержание - Глава 74 ЗДРАВСТВУЙ И ПРОЩАЙ

Кол-во голосов: 0

— Арон? Арон? — проговорил Раджал шепотом — только для того, чтобы произнести это имя. Он опустил глаза, посмотрел на трещины в зеркальном полу, и ему вдруг показалось, что он увидел отражение своего нового пропавшего друга, в отчаянии вцепившегося в своего злобного господина.

Раджал горько вздохнул. Было время, когда он думал, что любит Джема. Теперь он любил другого и понимал, что в этой любви есть нечто истинное, нечто настоящее. Но все казалось так безнадежно. С тоской Раджал спустился по лестнице.

И как раз тогда, когда он добрался до подножия лестницы, у него на глазах произошло нечто ужасное. Из-за спины Джема, из черной ямы, края которой были усыпаны пеплом, высунулось последнее дрожащее щупальце Пламени.

— Джем! Осторожнее!

Джем развернулся, но в это же мгновение Пламя рванулось вперед и его щупальце свернулось кольцами — но на этот раз не вокруг Джема, а вокруг Каты. Джем бросился к ней, но жар Пламени был нестерпим, и он отступил. Огненное щупальце потащило Кату к черному провалу.

— Ката! Кристалл! Помни о кристалле!

Ката, бившаяся в огненных оковах, сумела-таки прижать руки к кристаллу на своей груди.

— Священная Виана! Прогони это Зло!

И как только Ката выкрикнула эти слова, сквозь пролом в крыше Святилища сверкнула громадная зеленая молния.

Когда ее вспышка померкла, Пламя угасло, исчезло. Но, увы, исчезла и Ката.

* * *

Все было кончено. В одно мгновение все было кончено. Неожиданно злое колдовство ушло — пропало вместе со смерчем, с диким ветром и принесенной им болью. Все исчезло, а на том месте, где только что вертелась бешеная воронка смерча, возникла знакомая растрепанная фигурка — черноволосая девушка, прижимавшая к груди зеленый кристалл.

— Мисс Ката? — ахнула Нирри. — Мисс Ката, это вправду вы?

Ката от изумления вытаращила глаза.

— Нирри? — пробормотала она. — Нирри... Ланда?

Она пошатнулась и лишилась чувств.

— Мисс Ката! — Нирри бросилась к ней.

— Зеленая молния... Ланда — это, видимо, Ланда позвала ее обратно. Она желала ей добра, но... нет, нет, нет!

Джем опустился на колени, закрыл лицо ладонями. Раджал поспешил к нему.

— Джем? — негромко окликнул он друга. — Ты о чем?

Но Джем ему не ответил. Ему, да и Джему тоже, ответила Амеда. Пока Раджал ходил в брачные покои, Амеда подошла к мертвому Симониду и с тоской обняла своего дядю, которого никогда прежде не видела, но который был так похож на ее отца. Она нежно, заботливо закрыла глаза старого мудреца и провела кончиками пальцев по его длинной волнистой бороде.

Но вот она произнесла негромко, голосом, который был немного непохож на ее собственный:

— Принц Джемэни, твоя возлюбленная исчезла, и ее не вернуть. Но настанет день — и ты вновь встретишься с ней. Ты непременно должен с ней встретиться, иначе кристаллы не воссоединятся. Она унесла с собой кристалл зеленой богини и теперь будет хранить его до самого конца ваших испытаний. Ты нашел третий кристалл, но нужно разыскать еще два. Близятся тяжелые времена, и тебя уже ожидает новое приключение.

Сказав эти слова, Амеда закрыла глаза, покачнулась и, наверное, упала бы, если бы подоспевшая Бела Дона не поддержала ее и не заключила в объятия.

— Любовь моя... Любовь мой, что с тобой? Откуда у тебя... такой дар?

Раджал вздохнул.

— Джем, мне очень жаль.

— Знаю, Радж, знаю. Но Амеда — или, быть может, ее устами говорил Симонид? — права. Печалиться я буду потом. А сейчас следует продолжить путь. — Джем взглянул на кристалл, который держал в руках, перевел взгляд на другой, на груди у друга. — Ох, Раджал, до сих пор мы были такими глупцами, слепыми глупцами! Ну, сам посуди: Порло исчез неведомо куда, Эмпстер нас предал...

— Ты хотел сказать: «Агонис»...

— Теперь мы остались одни, Радж, сами по себе. А на карту сейчас поставлено еще больше, чем раньше. — Джем коротко рассказал Раджалу о своей встрече с Тотом, о том, какими ужасами грозило ему антибожество. — Я надеялся, что я его одолел — хотя бы на время. Но то, как вернулось это огненное щупальце... Может быть, уже сейчас он напитался новым могуществом. Он сказал, что нам стоит сдаться. Но мы не можем... Радж, если он победит, конец всему. — Джем запрокинул голову и хрипло, дерзко прокричал:

— Слышишь меня, Тот? Я никогда не сдамся! Никогда! Эмпстер... Агонис, а ты меня слышишь? Теперь — это мое дело, мое испытание, а не твое! Я нашел три кристалла, разыщу и остальные! Орокон будет моим... моим...

Никто не ответил Джему. Только эхо его голоса еще долго звенело в огромной полуразрушенной пещере.

Раджал до боли закусил губу, взял друга за руку и негромко проговорил:

— Джем, я буду с тобой. Я не подведу тебя вновь.

— Вновь, Радж? — Искорка догадки сверкнула в глазах Джема, и он вдруг вспомнил, как удивился прошедшей ночью, увидев лиловый кристалл на груди у Каты.

Но он решил, что сейчас не время расспрашивать Раджала о том, как и почему это случилось.

— Да, я не подведу тебя, — торопливо повторил Раджал, утер слезы и добавил: — Но где же следующий кристалл, Джем? В Венайе?

— Верно, Радж. Его надо искать на западных островах. Ты видел карты? Там сотни островов — сотни! И где-то среди них — синий кристалл Джавандры.

— Ты разыщешь его, Джем. Ты его непременно разыщешь. Ведь ты — Ключ, не забывай.

— Поиски становятся все труднее, Радж. С каждым разом — все труднее.

— Знаю. — Раджал поднялся и протянул другу руку. — Джем?

Джем отряхнул одежду от пыли.

— Радж?

— Ты что-нибудь знаешь о Венайе? По-моему, самое главное — как туда добраться.

Джем задумался.

— Если честно, Радж, я не так уж в этом уверен.

Глава 74

ЗДРАВСТВУЙ И ПРОЩАЙ

— О, юный принц, неужто так уж обязательно взбираться по этой длиннющей лестнице? — задыхаясь и пыхтя, жалобно проговорил калиф Оман Эльмани, задрав голову и уставившись на крышу дворца. — Я что хочу сказать... мне тоже нравится этот сад, но и внизу сады, по-моему, совсем, совсем недурственны...

— Там ковров-самолетов не имеется, внизу, — объяснил калифу джинн.

— Ковров-самолетов? Вот бы мне сейчас такой коврик! — мечтательно произнес калиф.

— Послушай, Оман, ты же должен понимать, что я не могу исполнить любое твое желание. Я не умею воскрешать мертвых. Я не могу сделать так, чтобы люди не рождались на свет. Я не могу изменить твою жизнь с самого начала, и я не могу творить ковры-самолеты всякий раз, когда тебе в голову втемяшится такая блажь. И потом, предупреждаю: не жди, что я начну завоевывать для тебя другие страны. Если уж в чем и не ошибался твой визирь, так это вот в чем, Оман: пределы. Все имеет пределы.

— Что, даже носилки нельзя пожелать? Чтобы рабы несли меня на носилках — тоже нельзя?

— Послушай, я сотворил тебе какие-никакие новенькие парадные одежды, верно? Можно сказать, ты теперь просто щеголь, а ведь был, считай, почти что голый. Давай пока ты этим удовольствуешься, ладно? Насчет рабов — с ними попозже разберемся.

— Хмпф... Ты жесток, Джафир, положительно жесток. — Калиф обиженно поджал губы, но тут же смягчился. — И все-таки я так рад, что ты вернулся, и не передать. В конце концов, ведь теперь я стану султаном, правда? Правда, не могу представить, как это я обойдусь без Хасема, но хотя бы... Ну, жизнь продолжается, верно?

— Будем надеяться, — пробормотал Джем, поднимавшийся следом. — Но ни в чем нельзя быть уверенным, точно?

Однако калиф последней фразы Джема не расслышал.

Наконец лестница закончилась и вокруг компании сомкнулись висячие сады, наполненные тысячами ароматов. Шуршала листва, свисали с ветвей душистые лианы, пестрели разноцветные цветы. Радостно вдыхая чудесные запахи, спутники пробрались сквозь густые заросли и попали в царство рощиц и гротов, лабиринтов, газонов и клумб. Именно здесь в то время, которое уже стало достоянием истории, хрупкий мальчик сидел у ног древнего старца и слушал его рассказ о тайнах юности своего отца. Именно здесь грядущей ночью, когда никто не увидит их, будут резвиться, смеяться и играть, озаренные бледным лунным светом, призрак этого хрупкого мальчика и призрак его друга.

153
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru