Пользовательский поиск

Книга Султан Луны и Звезд. Содержание - Глава 73 ЕЩЕ ОДНО ИСЧЕЗНОВЕНИЕ

Кол-во голосов: 0

— Изыди! Оставь меня! Я отрекаюсь от тебя! — вскричал Джем. — Мой предок Нова-Риэль победил тебя в древности, и, Тот, я вновь одолею тебя!

— Глупец! Глупец! Моя сила тогда была ничтожной в сравнении с той, какой я обладаю теперь! Я разорву тебя, как жалкую мошку, ибо ты и есть жалкая мошка!

Джем изнемогал от жара. Пламя лишало его всех чувств, а Тот сдавливал его, сжимал в своих жестоких, безжалостных кольцах. Но он все падал и падал. Казалось, он так и будет падать, пока в конце концов не разобьется насмерть, но вдруг перед его глазами возник светящийся шар. Джема ослепило, но неожиданно столп огня вокруг него начал сжиматься и втягиваться в сияющий шар, а потом и сам шар начал сжиматься, уменьшаться в размерах...

Джем протянул руки, и ровно за мгновение до того, как он должен был неминуемо рухнуть на скалы и превратиться в кровавое месиво, его пальцы сжали кристалл, которым было Священное Пламя. Он победил!

Джем вновь взмыл вверх. Кристалл полыхал алым светом, купал землю в своих палящих, неугасимых лучах. Только теперь Джем понял, что произошло одновременно со вторым взрывом. Он увидел внизу руины города и понял, что Тот не лгал ему, утверждая, что его друзья, а вместе с ними и Ката, похоронены под слоем растекавшейся лавы и обломков. Неужели все они погибли ради того, чтобы он смог найти кристалл? Этого не могло быть! Это не должно было случиться!

Джем застонал. Он проклинал судьбу. Он дико, отчаянно кричал. Но именно тогда кристалл излучил волшебство — то самое волшебство, которое кристаллы всегда излучали в мгновения своего обнаружения.

Время потекло в обратную сторону. Из руин поднялись дома, лава всосалась в недра земли, прекратились подземные толчки.

Медленно, по спирали, Джем опускался вниз. А в следующее мгновение он уже снова стоял в Святилище, содрогаясь и дрожа, и сжимал в руках кристалл Терона.

Глава 73

ЕЩЕ ОДНО ИСЧЕЗНОВЕНИЕ

— Мисс Ланда, вы точно уверены в том, что это хорошая мысль?

— Это — последняя возможность, Нирри. Завтра мы будем в Агондоне!

— Я-то помню! — жалобно простонала Нирри, как будто это была вполне веская причина для того, чтобы не пускаться в приключения. Нирри с сомнением обернулась. Последний перед Агондоном постоялый двор уже скрылся из глаз, и к дороге с обеих сторон подступили леса, пугающе шелестящие под луной. Нирри содрогалась, когда папоротники и нижние ветви кустов цеплялись за ее нижнюю юбку, словно пальцы в безумных ласках. — Я про что говорю-то: нас же не укра... не похитят в этих лесах, правда? Ой нет, я этого не переживу, просто не переживу! Такой путь проделали, столько перетерпели, и если теперь нас вдруг укра... похитят! А ведь уже совсем скоро я должна увидеть свою таверну!

— Не бойся, Нирри, ты увидишь свою таверну. Я только надеюсь, что и мисс Кату ты тоже увидишь!

— Ладно, ладно, мисс Ланда. Если уж вы знаете, что делаете...

В голосе Нирри все-таки прозвучала нотка сомнения. Незадолго до этого, когда она проснулась от того, что кто-то закрыл ей рот ладонью, и увидела рядом с собой мисс Ланду, склонившуюся к ней, она перепугалась не на шутку. Нирри снился прекрасный сон о ее новой собственной таверне, но такой встречи в этом сне не было, точно не было. Теперь же она думала только о том, суждено ли ее мечтам о собственном заведении сбыться, а также о том, возможно ли то, что замыслила эта странная девушка. Вдруг это только ее глупые фантазии? Разве походил на правду рассказ Ланды о том, что Ката исчезла в мгновение ока? И разве походило на правду то, что мисс Ката якобы могла точно так же, в мгновение ока, возвратиться, если только мисс Ланде удастся хорошенько поколдовать? Нет, наверняка это все какие-нибудь языческие мумбо-юмбо, а никакое не волшебство — так думала Нирри. И все же она знала, что в этом мире очень много всякого странного, и что уж тут говорить — мисс Ланда была доброй подругой мисс Каты.

Мисс Ката пропала — это Нирри знала точно. И если ее можно было спасти, надо было обязательно попробовать сделать это.

Ланда стремительно шла вперед по подлеску.

Нирри, пыхтя, еле поспевала за ней.

— А вы точно знаете, что ее не укра... не похитили, мисс Ланда?

— Что ты спросила, Нирри?

— Я про мисс Кату. Ну, эти мерзопакостники, синемундирники — они же могли украсть ее, а вы не заметили, скажем. Ну, покуда вы были с головой в этих ваших... в смысле, поклонялись своей богине.

— Я тебе уже говорила, Нирри. Я видела, как ее затянуло в столп света.

— Ну, если вы так говорите, мисс Ланда, то тогда, конечно, что же...

Ланда вдруг остановилась.

— Вот оно, это место.

— А вы откуда знаете? Ну, то есть... дерево, оно дерево и есть. Или нет?

— Ни одно дерево не похоже на другое, Нирри. Все разные. — Ланда обернулась и сжала руки бывшей горничной. — Я слишком долго спала. Скоро рассвет. Нирри, у нас совсем мало времени. Я знаю, тебе будет тяжело, но все же пообещай мне, что ты соединишь свою веру с моей.

— Веру? Ну... я попробую, мисс Ланда, отчего не попробовать? Хорошо бы только, чтоб Вигглер мой не проснулся да не кинулся меня искать. Чего доброго, еще решит, что меня упер... похитили, так ведь такой шум поднимет, что всех перебудит!

Ланда улыбнулась, но глаза ее, блестевшие при свете луны, были серьезны. Она сжала руки Нирри — пожалуй, чуть слишком крепко.

— Верь, Нирри. Верь. Думай о мисс Кате. Думай о том, как сильно тебе хочется ее вновь увидеть.

— Ну, это-то мне совсем даже не трудно — так думать, мисс Ланда.

— Ну, вот и умница. Ты — связующее звено, Нирри, помни об этом.

— Я... что?

— Не важно. Жаль только, что я раньше до этого не додумалась. Ах, как мало у нас времени! А теперь следи за мной, Нирри, и делай все, как буду делать я. Что бы ни случилось, думай о мисс Кате.

Нирри кивнула и тут же негромко вскрикнула: мисс Ланда неожиданно проворно нырнула в густую траву и легла на землю.

— Мисс Ланда, — озабоченно прошептала Нирри. — Вам нехорошо, а?

— Нирри, помни! Делай все, как делаю я!

— О-о-ох, ладно, ладно, мисс Ланда. Бедная моя чистенькая ночная сорочка!

А потом Нирри пришлось удивиться еще сильнее, потому что мисс Ланда принялась стонать и ласково гладить лесную землю, а пряди ее длинных волос переплелись с корнями, травинками и перьями папоротников. Ничего себе — хорошенькое поведение для благовоспитанной юной девицы!

Но худшее еще было впереди.

— Уль-лю-лю-лю-лю!

Ну, точно, языческая белиберда! «Но ведь если подумать хорошенько, — так решила Нирри, — так и мисс Ката, пожалуй, немножко язычница». Вот только она все равно очень жалела свою хорошенькую новую ночную сорочку. И зачем ее было пачкать?

Светловолосая головка Нирри поднялась над папоротниками. Ох, видела бы ее сейчас старая хозяйка!

— Уль-уль-уль-уль-уль!

* * *

Где же его друзья? Куда они подевались?

Джем обернулся, обвел пещеру взглядом. Кристалл, который он сжимал в руках, начал угасать. Из светящегося он превращался в темно-алый. Святилище Пламени, как и весь город, восстановилось, но стало таким, каким было вплоть до самого последнего взрыва. Потрескавшийся пол был усыпан осколками камней. Посреди этих обломков лежали бездыханные тела Симонида, султана и обезглавленного сводника Эли Оли Али. Они, как прежде, были мертвы. Через пролом в крыше было видно небо. Яркое утреннее солнце светило вниз сквозь оседавшую пыль. Но одно изменилось: на том месте, где прежде бушевало Пламя, чернел провал.

Первым появился Радуга. Послышался радостный лай, и пес перескочил через каменный завал. Шкура у него была запыленная, но под слоем пыли проглядывали разноцветные полоски.

За Радугой последовал Раджал, за ним — принцесса, и все они были с головы до ног покрыты пылью и пеплом. Джем радостно обнял всех по очереди, но когда появилась Ката, он бросился в ее объятия, крепко прижал ее к себе и рассмеялся. Они поцеловались, и поцелуй их был долог и полон любви.

151
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru