Пользовательский поиск

Книга Султан Луны и Звезд. Содержание - Глава 27 СУМАСШЕДШИЙ

Кол-во голосов: 0

— Из Ланья-Кор, — объяснила Ката. — Радж, ты разве не изучал географию? А я, когда училась в пансионе госпожи Квик, часами просиживала над атласом.

— Правда? А я-то думал, что ты его носила на голове!

Ката рассмеялась.

— Ну, большинство девочек именно для этого и пользовались толстыми книжками — мечтали о красивой осанке! А я, бывало, тайком пробиралась в библиотеку, когда все остальные спали, и узнавала о многом таком, о чем нам не рассказывали на уроках — и все это были очень важные вещи. Просто наши учителя считали, что девочкам про такое знать вовсе не обязательно. Наверное, еще тогда у меня было чувство, будто в один прекрасный день мне предстоят путешествия.

— Ни за что не поверю, что ты ожидала именно такого путешествия!

— Такого совсем не ожидала.

На миг Ката погрустнела. Ею снова овладела печаль. Если бы только Джем был здесь! В последний день плавания Раджал и Ката рассказывали и пересказывали друг другу истории своих странствий, будто, повторяя их, пытались найти разгадку внезапного исчезновения Джема. Но добивались они только того, что начинали мучить друг друга вопросами. Что произошло? Почему пропал Джем? Когда Ката, собравшись с духом, попросила лорда Эмпстера помочь им понять случившееся, благородный господин только одарил ее добрым взглядом и протянул еще одно яблоко.

Вдруг послышался его голос:

— Ну что ж, Порло, ты быстро добрался до цели.

Ката вздрогнула. Она полагала, что опекун Джема посиживает в своей каюте, а он, оказывается, бесшумно поднялся на капитанский мостик. Странно — как неожиданно он всегда появлялся! Полы его плаща развевались. Лорд Эмпстер глубоко затянулся дымом из трубки, вырезанной из слоновой кости.

— Точно так, мои господины, — отозвался капитан. — Потому что мы удачно обогнуть мысы Сдержанные Обещания. Попутный ветры дули вся день, с тот мгновений, когда мой деревянный дама обратился в плоть и кровь! Если я выражаться неудачный, извинять меня, барышня. — Он улыбнулся Кате.

Кату вряд ли смутило бы подобное сравнение, но все же почему-то ей стало не по себе. Уже не впервые ей хотелось ущипнуть себя — будто она не могла поверить, что на самом деле здесь находится. Она обвела своих спутников удивленным взглядом, перевела взгляд с мостика на палубу, где смуглые матросы с бронзовыми от загара спинами трудились не покладая рук, лишь время от времени ругаясь и сплевывая слюну, приправленную жевательным табаком. А потом она не выдержала и улыбнулась, вспомнив о том, как переживал капитан, опасаясь, что матросы взбунтуются, заметив, что новая пассажирка слишком похожа на деревянную фигуру женщины на носу корабля. На самом деле, если кто-то из матросов и бросал взгляд на Кату, он тут же стыдливо отворачивался, не смея разглядывать такую важную даму. Порой Ката делала вывод: в том, чтобы принадлежать к так называемому прекрасному полу, есть кое-какие преимущества.

— Порло, не одолжишь ли трубу? — обратился к капитану лорд Эмпстер и, прижав подзорную трубу к глазу, восхищенно проговорил: — Куатани, Жемчужина Побережья! Много лет пролетело с тех пор, как я впервые побывал здесь, но более прекрасного зрелища мне увидеть так и не довелось.

— Так вы бывали здесь раньше? — подозрительно осведомился Раджал.

— О, бывал. Прежний калиф, дядя нынешнего калифа, был другом моей юности. Много вечеров я провел, странствуя по бесчисленным мраморным палатам его дворца, и только потом отправился дальше, чтобы повидать другие уголки мира. О, юноша-ваган, осмелюсь утверждать, что в юности я путешествовал не меньше, чем твои непоседливые сородичи. А теперь калиф осведомлен о моем прибытии и примет и меня, и моих спутников как самых дорогих гостей.

— Хмф! — фыркнул капитан Порло. — Ну а вот я ему не быть дорогие гости. Я ему враги!

— Будет тебе, Порло! Никто тебя и не вспомнит!

— Хмф! — снова недоверчиво фыркнул капитан и пробормотал что-то насчет того, что если тут могут вспомнить молодого Метению Эмпстера, то и молодого Фариса Порло, глядишь, тоже смогут распознать.

Лорд Эмпстер рассмеялся.

— Ну, ну, Порло, если и тогда ты был таким же бравым моряком, как теперь, то, конечно, тебя все узнают. Но на самом-то деле в те годы ты был всего лишь буфетчиком — как теперь Прыщавый.

Капитан набычился.

— Прыщавый? Прыщавый! Вы, господины мои, разве можно так оскорбляй мужчина! Я был самый настоящий красавцы, это я вам точно говорить, совсем не такой, какой этот мешок с гной на две нога! Да вот вы хоть барышня Ката спрашивай, — прощенья просим, барышня, — неужто она не понимать, какой я бывай раньше славный паренек? Бывай, бывай, пока с кобра не повстречайся. Это все хмельной зелье виноват, которым тут торгуй, одно слово.

— Зелье? — изумился Раджал. Это было что-то новенькое. — А я-то думал, здешним жителям нельзя пить спиртное!

— "Нельзя пей" и «не пей» — это бывай две большая разница, я вам так говорить, господин Радж. Унангская ротгут? Смертельный дрянь! Вот мне казался, я по воздух могу ходить, а вы теперь на меня посмотреть, а? — Капитан в сердцах топнул по мостику деревянной ногой. — Послушать опытный человеки, юноша: держаться подальше от этот треклятый зелье и от кобра!

Раджал пообещал, что непременно последует совету капитана, а Ката не выдержала и рассмеялась. Но лорд Эмпстер сохранил бесстрастное выражение лица.

— Увы, я боюсь, что нашим юным друзьям встретятся более страшные опасности, нежели те, о которых ты говоришь, Порло, и встретятся еще до того, как мы покинем побережье этой страны. А теперь, Порло, взгляни-ка на свои флаги. Правильно ли подобраны цвета?

Как все прожженные морские волки, капитан Порло имел в запасе на борту «Катаэйн» флаги флотов разных стран. Матросам то и дело приходилось их шить или латать. Политика своевременной смены флагов была делом мудрым, но порой хлопотным. За время плавания время от времени приходилось в спешном порядке менять флаги, когда впередсмотрящий замечал на горизонте судно сомнительной приписки.

Капитан выругался. Радуясь попутному ветру, матросы не удосужились спустить венайский штандарт, который был поднят при встрече с подозрительным шлюпом, сшивавшимся неподалеку от устья реки Орокона. Порло сердито позвал Прыщавого, но только собрался дать команду спустить штандарт, как прозвучал другой крик.

Кричала Ката. С ней случилось нечто ужасное. Страшная головная боль — острая, как кинжал, — сразила девушку. Она вскрикнула и рухнула на палубу.

— Ката! Ката! Что с тобой? — воскликнул Раджал.

И тут же понял, в чем дело. Прыщавый, не успевший выбраться из своего «вороньего гнезда», подпрыгивал и указывал вверх. Остальные матросы, задрав голову, глазели туда, куда указывал мальчишка. Птица. Она летела со стороны суши и рассекала синеву неба подобно комете.

Это был ястреб, и его крылья горели.

Громко и тревожно птица кричала от боли. Одинокий буревестник в испуге шарахнулся в сторону. Потом раскричались бакланы, нырки, чайки. Все они разлетались в разные стороны, охваченные тревогой.

Забравшаяся на ванты Буби визжала и металась.

Выше и выше взлетала пылающая птица и исчезла в яркой синеве небес над Куатани.

А потом все прошло. Ката потерла лоб и обвела взглядом лица троих своих спутников.

— Ката, что случилось? — заботливо спросил Раджал.

— Боль этой птицы стала моей. А моя боль — болью птицы.

— Что? Это была волшебная птица?

Капитан Порло неуклюже наклонился и стал гладить руку Каты.

— Бедный девочка подумать, что это быть кобра, я так догадывайся. А теперь не мучай свой бедненький головка, барышня. Кобра с неба не падай, они совсем не умей летать.

А лорд Эмпстер странно изменившимся голосом произнес:

— Девушка обладает эмпатическим даром. Быть может, еще до окончания этого испытания этот дар окажется жизненно важным. А может быть... может быть, и нет.

Раджал попросил бы аристократа объяснить, что тот имел в виду, но в это мгновение случилась другая беда. На берегу грянул выстрел, а в следующее мгновение в воздухе просвистело ядро и с громким всплеском упало в воду рядом с кормой «Катаэйн». Взметнулся фонтан брызг, волна залила палубу.

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru