Пользовательский поиск

Книга Султан Луны и Звезд. Содержание - Глава 7 ДЕВЧОНКА-СОРВАНЕЦ И МАЛЬЧИШКА-ПАСТУХ

Кол-во голосов: 0

Принцесса рассмеялась, но смех ее был печален.

— Да-да, судьба халифата стала зависеть не просто от девушки, а от девушки, которая не что иное, как мираж, иллюзия! Но как могло быть иначе? Если народ обожает свою принцессу, разве он дерзнет взбунтоваться против ее отца? А султан? Разве он мог бы выказать недоброжелательность к своему брату? Не мог бы... но, девочка-мальчик, как-то раз я случайно подслушала, как мой отец негромко переговаривался с визирем, и узнала, боюсь, более того, нежели положено знать дочери калифа. На самом деле мой отец не питает любви к султану. А султан, как это ни прискорбно, не питает любви к моему отцу.

Девочка-мальчик, какая же судьба ожидает меня? Какая судьба ожидает Куатани? Близится день моего вступления в брак, а я все еще томлюсь под чарами заклятия. О, как яростно разгневается султан, когда наконец узнает всю правду!

До этого мгновения принцесса владела собой, но тут она поднялась с диванчика, взволнованно заходила по комнате. Из глаз ее хлынули горькие слезы. Амеде так хотелось обнять ее, поцеловать, утешить. Ничто не казалось ее более ужасным, чем безучастно наблюдать за тоскующей красавицей, не имея возможности ничем облегчить ее горе.

Но Амеда была не просто безучастной наблюдательницей.

Принцесса всхлипнула.

— Как я изнемогла от этой игры! Нынче я снова должна выйти на балкон, чтобы мой отец показал меня изголодавшейся по этому зрелищу толпе. Прежде я всегда старалась не двигаться во время церемонии Откровения, но сегодня я жажду метаться подобно жаркому пламени, чтобы все поняли, что я — ничто, ничто!

— Принцесса! О, не говори так! Как же ты можешь быть ничем, когда для меня ты — все, все на свете?! Миновали считанные мгновения с тех пор, как мы повстречались, но и в считанные мгновения судьба способна повернуться к нам другой стороной! — Амеда порывисто вскочила, потянулась к красавице — как будто одного только ее желания, одной воли хватило бы для того, чтобы Мерцающая Принцесса стала прежней, единой. — Принцесса, — воскликнула девочка, — я верну тебе тело, которого тебе недостает!

— Значит, ты глупа... или жестоко смеешься надо мной!

— Смеюсь над тобой? О принцесса, нет!

— Да, девочка-мальчик, да! О чем ты говоришь? Ты способна воссоединить две мои ипостаси? Ты — когда это уже столько раз не удавалось сделать важным, ученым людям? Это невозможно! Ведь ты просто-напросто ребенок, и хотя ты ведешь себя, как мальчишка, все равно тело твое слабо, как у девочки!

Амеда горделиво приосанилась.

— У девочки? Нет, как у женщины! Как у женщины, у которой все на месте!

Принцесса вздрогнула, словно ей дали пощечину.

— Воистину, ты издеваешься надо мной! Я думала, ты мне друг, а теперь вижу, что я пробуждаю в тебе лишь ненависть!

Это уже было слишком. Амеда упала на колени, стала тщетно пытаться обнять мерцающий силуэт принцессы.

— Ненависть? Принцесса, но я люблю тебя!

— Любишь меня? Могу ли я в это поверить?

— Ты должна в это поверить!

Амеда навсегда запомнила взгляд принцессы в это мгновение, устремленный на нее. Девочке показалось, будто само солнце согрело, озарило ее своими лучами, пробившись сквозь грозовые тучи. А потом принцесса утерла слезы, склонилась к девочке и, словно прекрасная дама из древнего сказания, запечатлела поцелуи на губах своего возлюбленного и спасителя.

Амеда дрогнула и едва не застонала от блаженства, охватившего ее.

Но тут глаза девочки взволнованно сверкнули.

— Принцесса, послушай. Ты говорила, будто бы мудрецы не раз пытались спасти тебя, разрушить чары джинна...

Принцесса вздохнула.

— Они бесконечно искали ответ — как это можно было бы сделать. Но все заканчивалось тем, что между мудрецами разгорались все новые и новые жаркие споры. Один из них предлагал принести в жертву птицу. Другой разглагольствовал о пользе знаков, начертанных мелом, о магических кругах. Третий утверждал, что заклятие можно снять только с помощью какого-то талисмана. Медальона, кольца, какого-то подарка ко дню моего появления на свет... Нет, нет и снова нет!

Амеда нетерпеливо махнула рукой.

— Принцесса, есть только один-единственный способ. Лампа. Что, если я разыщу ее и принесу ее тебе?

Принцесса простонала:

— Но это невозможно! Прорицатель повелел джинну набросить на него покров невидимости, дабы никто из жителей Куатани не смог найти и узнать его. Если уж попытки великих мудрецов ничего не дали, как может одна простая девочка вернуть джинна?

— Но я могу сделать это! — вскричала Амеда. Если бы она могла в это мгновение крепко обнять принцессу и хорошенько встряхнуть, она бы непременно сделала это. — Что, как не судьба, привело меня нынче в твои покои? Если тебе ничем не сумели помочь величайшие из мудрецов, так может быть, твоя судьба как раз в том, чтобы тебе помогла простая девчонка. Может быть, именно она способна достичь того, чего не было у них! Клянусь тебе, принцесса: я видела лампу — ту самую... и я принесу ее тебе!

— Девочка-мальчик, возможно ли это?

— Принцесса, клянусь!

Тут бы принцесса расплакалась от охвативших ее чувств, но в это самое мгновение из коридора послышался негромкий, басовитый звон гонга.

Амеда в испуге вытаращила глаза.

— Это мой отец! — прошептала принцесса. — Тебе нужно уйти!

Калиф был уже совсем близко — было слышно, как он отдает какие-то распоряжения своей свите. Амеда бросила взгляд на окна, но принцесса решительно покачала головой.

— Туда!

— Туда?

Времени объяснять не было. Принцесса махнула рукой и указала в дальний угол.

— За ширмой — коридор для прислуги. Ты сумеешь убежать по нему, я уверена.

На миг, на краткий миг Амеда и принцесса обнялись, губы девочки поцеловали воздух.

Голос калифа звучал все ближе и ближе.

— Погоди, — выдохнула принцесса. — Я должна дать тебе кое-что... на память. Ключ, который ты повернула в замке, когда вошла в мои покои. Возьми его. Сохрани его.

Амеда бросилась за ключом, набросила халат. Повинуясь безотчетному порыву, неловко схватила мешочек с кристаллом. Принцесса протянула руку, боясь, что кристалл выпадет на пол... Но вдруг полыхнуло темное пламя. Принцесса ахнула. Кристалл дрожал в ее призрачных руках. По ее предплечью взвилась черная молния.

Но в следующий миг молния угасла, а кристалл исчез.

— Мерцалочка! Мерцалочка! — донесся из-за двери голос калифа.

Амеда, забыв об опасности, воскликнула:

— Принцесса, что стряслось? Что я наделала?

— Что это был за камень?

— Я не знаю! Я...

— Ты попала ко мне из-за волшебства — наверняка это так. О, ты не должна была давать мне этот камень, не должна была!

— Мерцалочка! Мерцалочка! — торжественно окликал дочь из-за двери калиф.

Принцесса развернулась к двери. Отец разыгрывал всегдашний спектакль. В следующее мгновение он должен был распахнуть дверь.

— Беги, беги скорее! Уходи!

— Я ухожу, но вернусь. — Последовал еще один, последний, полувоздушный поцелуй. — А когда я вернусь, я освобожу тебя от злых чар, принцесса!

Но принцесса Бела Дона, охваченная сильнейшей тревогой, вымученно улыбнулась и приготовилась ко встрече с отцом.

— Тс-с-с! — Чья-то рука зажала рот Амеды. Девушка и девчонка-сорванец вывалились в коридор через потайную дверь за ширмой.

— Ты кто?

— Я знаю все. Я тебе помогу. Скорее! Пошли!

Калиф уже ласково ворковал, уговаривал дочь быть хорошей девочкой... самой хорошей и доброй девочкой и немножко померцать нынче вечером...

В покоях принцессы было светло, а в коридоре стоял непроницаемый мрак.

Ката бежала первой, Амеда старалась от нее не отставать.

— Куда?

— Сюда. Нет — сюда, — выдохнула на бегу Ката.

Кровь бешено стучала у нее в висках. Как ей хотелось остановиться, развернуться, схватить девчонку за плечи и потребовать у нее ответов на множество вопросов... «Кто ты такая?», «Откуда ты взялась?», «Что это был за камень?» Пока Ката понимала одно: тут кроется какая-то тайна, и эту тайну следует раскрыть.

60
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru