Пользовательский поиск

Книга Султан Луны и Звезд. Содержание - Глава 1 СВЯТИЛИЩЕ ПЛАМЕНИ

Кол-во голосов: 0

— Полти!

— Боб?

— Что же теперь будет? Ну, с изменниками? Что с ними сделают?

— Ха! Со старым морским псом и благородным лордом — ничего.

— Ничего? Совсем ничего?

Полти многозначительно усмехнулся.

— Их мы хотели только припугнуть, и всего делов-то. Нам нужен только юнец, воспитанничек Эмпстера. Ну, то есть... пока мы только его заберем. Посмотрим, посмотрим, как запоет Эмпстер, когда узнает, что пригрел под своим крылышком — сам того не зная, конечно, — изменника, которого разыскивают с тех времен, когда мой отец управлял Ирионом! Сам этот благородный господинчик пусть пока немножко погуляет на воле. Чутье подсказывает мне: он может оказаться очень даже интересным собеседником, если сойтись с ним поближе.

Боб обдумал сказанное приятелем, но, похоже, ни до чего связного так и не додумался.

— Ну а с подопечным лорда что будет-то?

— С нашим юным другом? Его казнят, так я думаю, а ты? Пожалуй, это произойдет во время того маленького спектакля, который у них задуман на завтра — ну, говорил же визирь, что кого-то они там должны четвертовать на главной площади перед дворцом! Спектакль же не может состоять из одного-единственного действия, верно я говорю? Но сначала мы нашему дружку должны учинить допрос с пристрастием. Вернее говоря, допрашивать его буду я один.

— Сегодня вечером?

— Нет. Поутру — пусть дозреет. Пусть они все дозреют. Эта ночь предназначена для услад.

— Правда, Полти? — неуверенно спросил Боб.

— Ну... если бы тебя звали Джем-бастард, то для тебя эта ночь была бы ночью страданий.

Боб озадаченно поскреб макушку.

— Джем-бастард? Но ведь тот, которого...

— Но мы ждем гостей, — неожиданно резко проговорил Полти.

— Опять? — встревоженно воскликнул Боб.

— Ну, конечно, — осклабился Полти. — Помимо всего прочего, вернулся из своего странствия по пустыне наш приятель метис, и думаю, нам с тобой не терпится послушать, что он расскажет о своих приключениях. Мы должны пользоваться любой возможностью как можно больше узнать об Унанге, Боб. А самое важное для нас — как можно больше узнать о здешних обычаях в смысле взаимоотношений между мужчинами и женщинами!

— Ой, Полти! Ну, ты скажешь!

Но на самом деле Боб был безмерно счастлив. С неожиданным волнением он принялся кружить по комнате и стал подбирать грязные носовые платки, разбросанные чулки, окурки сигар. То, что теперь эти обязанности на нем не лежали, только сильнее радовало его при их исполнении. Все пожелания Полти и сопровождающих его лиц, которых здесь принимали — для вида, разумеется, — как представителей важной торговой делегации, исполнялись по первому слову. Если бы Полти захотел — в покои немедленно примчались бы юноши-рабы и исполнили бы любой его приказ. Но Полти от услуг рабов отказывался. Визирь этому несказанно дивился, а вот Боб — напротив, совсем не дивился. Вот если бы речь шла не о рабах, а о рабынях, то Полти, пожалуй бы, и согласился воспользоваться их услугами, но он не желал, чтобы по покоям сновали иноземцы.

О нем вполне мог позаботиться Боб. Совсем как в старые добрые времена!

Полти откинулся на подушки, забросил руку за голову, с наслаждением затянулся дымом сигары.

— Хотелось бы побольше узнать про эту принцессочку, — мечтательно проговорил он и тут же добавил: — Какова она в постельке то есть. Только чтобы без дурацких шуточек, вроде той, какую нам показали нынче. Танец с Пятью Покровами — вот уж, право слово! Мой бедолага Пенге трясся — ну, просто как колода карт!

— Ой, Полти, ну, ты скажешь! — снова воскликнул Боб и восхищенно расхохотался. Он уже несколько раз перешагнул через развалившегося на ковре господина Бергроува, успел задеть ногой переполненный ночной горшок, и его содержимое расплескалось по полу. Боб подтер мочу бритвенным полотенцем. По обыкновению, как всегда за работой, Боб негромко мурлыкал — напевал одну из любимых песенок Полти. Но вот вдруг что-то встревожило его. Он резко обернулся и нахмурился.

Тревогу у Боба с опозданием вызвали слова, сказанные Полти чуть раньше.

— Полти, но это же был не Джем-бастард.

— Чего?

— Ну, тот парень, что сидел посередине. Малый-калека, тот, что в замке жил — он ведь был светловолосый. Жутко светловолосый. И бледный-пребледный. Полти, а этот — он же смуглый. Ну, вспомни — руки, подбородок... И он выше ростом — бастард то есть.

Полти вздохнул.

— Боб, ну будет тебе! Бастард наш, как тебе должно быть отлично известно, мастер преображаться. Он же колдун самый настоящий.

— К-колдун?

— Помнишь того старого грязного вагана, что жил в лесу?

С ухмылкой, которая должна была порадовать Полти, Боб сложил ладони трубочкой и негромко проговорил нараспев:

— Безглазый Сайлас! Безглазый Сайлас!

— Попал в точку. Ваганское колдовство. Вот этот-то треклятый ваган и обучил бастарда всему, что сам умел. Ну, ты только подумай своей башкой: трудно ли калеке, который вдруг выучился ходить ножками, как мы с тобой, Боб, ходим, взять да и преобразиться до неузнаваемости? Сбить нас со следа трудно ему, что ли? Ему это, Боб, пара пустяков! Ты что, забыл, как раз его молнией ударило, а он жив остался?

— Но... но как же тогда его смогут казнить? — ошарашенно вопросил Боб.

Полти не совсем понял вопрос друга.

— Но ведь калиф нам во время пиршества все доподлинно сказал или нет? Очень надеюсь, они все-таки не откажутся от кастрации — жду не дождусь, когда увижу это своими глазами.

Сигара Полти догорела, и он швырнул окурок на пол. Затем он улегся на бок и стал любоваться своим отражением в высоком вертящемся зеркале, что красовалось в резной раме рядом с диваном. Полти рассеянно потеребил Пенге — так он именовал свои внушительные гениталии.

— У него был дружок, — заметил Боб через несколько мгновений.

— Чего-чего?

— Дружок был у бастарда. Мальчишка-ваган. Вот этот точно был смуглый. И ростом он был поменьше чуток — ваган этот.

— Хочешь сказать — как тот малый, что сидел напротив нас во время пиршества у калифа?

Боб кивнул.

— Боб, не пори чепухи. На кой ляд лорду Эмпстеру сдался какой-то вшивый ваган? Он все время говорил про этого малого, что он — его подопечный, а мы-то отлично знаем, что его подопечный — бастард.

Валявшийся на полу господин Бергроув застонал, приподнялся на локтях, но встать ему не удалось — он сумел лишь перевернуться на спину, да и то неловко. Полы его халата распахнулись, и оказалось, что под халатом на нем — эджландская одежда. Полти презрительно смотрел на Бергроува. Еще несколько сезонов назад костюм Жака был из числа наимоднейших, какие только шил придворный портной Квисто — хозяин лучшей в Агондоне мастерской. Теперь же этот шедевр портновского ремесла пребывал в самом что ни на есть затрапезном состоянии.

— Тоже мне агент по особым поручениям! — расхохотался Полти. — Тоже мне молодой человек из высшего общества! Представить только — дамы складывали о нем сказания, а в Варби он считался самым красивым холостяком!

— Он так и не сумел оправиться после этого... происшествия с барышней Пеллигрю, — осторожно заметил Боб.

Господин Бергроув перевернулся на бок. Его вытошнило.

— Иноземное... дерьмо! — выругался он.

— Похоже, он не договорился с едой, — философски изрек Боб, глядя на Бергроува.

Полти закурил новую сигару.

— Ну, поднимайся, Жак! — окликнул он Бергроува не слишком ласково. — Ты хоть бы на диван лег, что ли. Что же мне, перешагивать через твое треклятое тело, когда я ночью встану помочиться?

— Похоже, Полти, он опять отрубился, — хихикнул Боб.

— Ох и надоел же он мне! Дай-ка ему пинка хорошего, Боб.

Боб растерялся.

— Пни его, я сказал!

Боб на этот раз послушался и наградил Бергроува увесистым пинком.

Будь у Бергроува силы, он бы, пожалуй, возмутился и дал бы Бобу сдачи. Но он только охнул, закашлялся и в конце концов пополз к своему дивану. Путь его не получился самым коротким и прямым: по дороге Бергроув наткнулся на зеркало и прекрасная резная рама закачалась. Зеркало треснуло.

48
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru