Пользовательский поиск

Книга Сломанный меч. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

— Конец Англии. Боюсь, что и Эльфхайму конец.

Файрспир сжал в руках копье.

— Мы будем сражаться, — завыл он, в его голосе была усталость и тоска.

Скэфлок покачал головой, но когда вспомнил о ждущей его Фреде, силы вернулись к нему.

— Мы будем сражаться, — сказал он. — Но сначала нам нужно спасти наши жизни.

— Было бы неплохо, если тебе удастся это сделать, — с сомнением сказал Файрспир. Скэфлок снял свой шлем.

— Мы начнем с того, что снимем наши латы, — сказал он.

Эльфам с трудом удалось подвести корабли друг к другу. Они перебрались на один из них, подняли мачту и парус. Но положение их все еще было тяжелым, поскольку по ветру были приближающиеся к ним тролли, а оба судна, и тролли, и эльфы, находились поблизости от берега, к которому дул ветер.

Скэфлок боролся с рулевым веслом. Тролли налегли на весла, желая догнать корабль эльфов или загнать его на риф, темнеющий впереди.

— Это будет трудно сделать, — сказал Имрик. — Труднее, чем они думают!

Скэфлок невесело усмехнулся и вгляделся вперед сквозь падающие хлопья снега. Он увидел как волны разбиваются о риф, услышал их рев сквозь визжащий ветер. За ним была отмель.

Тролли двигались на них. Скэфлок прокричал команду и надел свой шлем. Корабль развернулся, подпрыгнул на волне. Слишком поздно поняли тролли, что он собирается сделать, и попытались отвернуть. Скэфлок ударил тараном в середину их корабля, от удара заскрежетало дерево. Неприятельский корабль был брошен на риф и раздавлен.

У Скэфлока не было надежды спасти корабль, но используя вражеское судно как защиту и одновременно точку опоры, он смог выдержать удар, который, к тому же, приходился на дальнюю часть рифа, где море не было таким бешеным. Когда его корабль ударился о риф, его отделял от отмели лишь узкий каменный гребень.

— Спасайся, кто может! — крикнул Скэфлок. Он прыгнул на скользкий камень и затем в воду. Он поплыл к берегу. Его товарищи были с ним, кроме тех, кто был ранен и не мог двигаться. Им было суждено остаться на разбитом корабле и утонуть, видя перед собой берег.

Они вброд добрались до берега и уже было прошли сквозь линию троллей, но один из седоков их заметил.

— Разбегайтесь! — крикнул Скэфлок. — Большинство спасется!

Он бежал, продираясь сквозь метель, и видел как копья пронзали эльфов, как топтали их копыта. Но большинству из выбравшихся на берег удалось скрыться. Высоко в небе парила чайка.

Но сверху на птицу упал огромный орел. Скэфлок застонал. Спрятавшись за камнем, он видел, как орел спускался на землю, в когтях его была чайка. И на земле птицы превратились в Иллрида и Имрика.

На графа-эльфа посыпались удары булав троллей. Он лежал, не шевелясь, в луже своей крови, пока они его связывали.

Если Имрик погиб — Эльфхайм потерял одного из лучших своих вождей. Если он жив то — о горе ему! Скэфлок пополз по покрытой снегом земле. Он почти не чувствовал ни усталости, ни холода, ни ран. Эльфы разбиты, и теперь у него лишь одна цель: добраться до Эльфхьюфа и Фреды раньше троллей.

Глава 16

Воины Иллрида укрылись от солнца и отдыхали два дня, поскольку битва их тоже утомила. После этого они отправились на юг, часть по морю, другая часть сушей. Корабли достигли гавани Эльфхьюфа той же ночью. Команды высадились на берег, ограбили все, что смог найти за стенами замка, а затем окружили его и стали ждать другую половину войска.

Сухопутное войско с Грэмом и Вальгардом во главе, двигалось медленнее. Всадники рыскали по селам и все, встретившиеся им мелкие группы эльфов, были убиты, не без потерь со стороны троллей. Удаленные поместья были разграблены и сожжены, а их обитателя были прикованы цепями за шеи, впереди вереницы пленных шел Имрик. Получив пищу, вино и женщин Эльфхайма, тролли повеселели и не очень спешили в Эльфхьюф.

Но каким-то образом обитатели замка уже к заходу солнца знали о ночном сражении, которое Имрик проиграл. Позднее, увидав с высоких стен замка костры лагерей, окруживших их, черные корабли, причаливающие к берегу, они уже не сомневались, что тролли одержали победу.

Когда Фреда стояла возле окна своей спальни и всматривалась в него, она услышала тихий шорох шелковых одеяний. Она повернулась и увидела перед собой Лиа. В руке эльфы блистал нож.

В глазах ее были боль и злоба. Лицо ее больше не походило на лицо идола, вырезанное из слоновой кости древним южным мастером. Она сказала по-человечески: — Что-то не особенно ты плачешь о любимом, которого клюют вороны.

— Я заплачу, когда узнаю, что он мертв, — ответила Фреда ровным голосом. — Но в нем было так много жизни, что я не могу поверить, что он лежит где-нибудь мертвый.

— Где же он тогда, какой смысл ему прятаться? — Бледные полные губы Лиа сжались. — Видишь этот кинжал, Фреда? Тролли окружили Эльфхьюф, а твой закон запрещает тебе покончить со своей жизнью. Но если ты хочешь бежать, то я охотно помогу тебе.

— Нет, Я буду ждать Скэфлока, — сказала Фреда. — И разве у нас нет копий, стрел и необходимых орудий? Разве не достаточно у нас пищи и воды? Разве не высоки стены замка и не крепки ворота? Пусть те, кто остался в замке, защищают его ради тех, которые ушли.

Лиа опустила нож. Она долго смотрела на стройную сероглазую девушку. Наконец она сказала:

— Кажется, я начинаю понимать, что Скэфлок нашел в тебе. Однако твой совет — это совет человека — глупый и безрассудный. Разве могут женщины защитить крепость от ветра, который свалил их мужчин?

— Они должны попытаться… или погибнуть как их мужчины.

— Нет, не так. У них есть свое оружие. Женское. Но чтобы использовать его, мы должны открыть ворота. Ты хочешь отомстить за своего любимого?

— Да… стрелой, кинжалом или ядом, если понадобится!

— Тогда отдай троллям свои поцелуи: быстрые как стрелы, острые как ножи, горькие и смертоносные как яд в чаще. Так поступают женщины Эльфхайма!

— Да скорее я нарушу Его закон и убью себя, чем стану блудить с убийцами моего мужа! — вспыхнула девушка.

— Человеческая болтовня, — усмехнулась Лиа. Она улыбнулась по-кошачьи. — Какое-то время ласки троллей даже позабавят меня. По крайней мере, это будет что-то новое, а после прожитых столетий трудно найти что-то свежее. Мы откроем ворота Эльфхьюфа, когда придет наш новый граф.

Фреда опустилась на кровать и закрыла лицо руками. Лиа сказала:

— Если ты хочешь отправиться к своим безмозглым людям, я только буду рада отделаться от тебя. Завтра на рассвете, когда тролли уснут, я выведу тебя из замка, можешь взять с собой все, что тебе необходимо. После этого ты можешь делать все, что ты хочешь — ты можешь бежать в земли людей и присоединить свой голос к пронзительному завыванию монахинь. Так ты наверное и сделаешь. Желаю удачи И она ушла.

Какое-то время Фреда лежала на кровати, тьма и отчаяние охватили ее. Она не могла плакать, рыдания застряли у нее в горле. Все кончено, ее родные, ее любовь.

— Нет!

Она села и сжала кулаки. Скэфлок не умер. Она не поверит в это, пока сама не поцелует его мертвые губы. И после этого, если Бог будет милостив к ней, ее сердце разорвется и она упадет рядом с ним. Но если он жив, если он лежит тяжело раненый и может быть окружен врагами и ему нужна ее помощь…

Она торопливо начала собирать то, что казалось ей необходимым. Его шлем, кольчугу, его одежды к ним, топор, меч, щит, копье, луки и много стрел. Для себя она тоже взяла легкую кольчугу, такие здесь обычно носили женщины — эльфы. Кольчуга ей подошла и она не могла не улыбнуться в зеркало, когда надела на свои яркие локоны шлем с золотыми крыльями. Ему нравилось видеть ее в подобных одеждах.

Все должно быть из металла эльфов, поскольку лошади фэри не могут выносить железа.

Она взяла также вяленую рыбу и другую провизию, меха, одеяла и все, что могло пригодиться.

— Я становлюсь хозяйкой! — сказала она, снова улыбнувшись. Пахнущее домом слово радовало ее, как вид старого знакомого. Затем она собрала вещи, применения которым она не знала, но которых у Скэфлока было много: шкуры волка, выдры и перья орла, покрытые рунами палочки и лесные сучья, странно украшенное кольцо.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru