Пользовательский поиск

Книга Сломанный меч. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

Гудел рог Файрспира, они мчались вперед. Барабанная дробь копыт и разносилась среди холмов. Подобно ветру они летели меж покрытых инеем деревьев в ночной тьме. В этом полете теней были видны лишь сверкание серебра, драгоценных камней, украшавших эфесы, да кровавый оскал собак, и больше ничего, но шум скачки разносился из конца в конец лесов, по которым они проезжали. Охотники, угольщики, разбойники, заслышав шум, вздрагивали и вспоминали о святых символах — кресте или молоте, дикие звери убегали прочь.

Ведьма услышала приближающийся отряд, она сидела в укрытии, которое построила на месте своего дома, когда. Она подползла к крохотному огоньку и пробормотала: — Эльфы охотятся сегодня ночью.

— Да, — прошипел ее приятель. А когда шум приблизился, добавил — И думаю, они охотятся на нас.

— На нас? — ведьма вздрогнула. — Почему ты так решил?

— Они едут прямо к нам, а ты враг Скэфлоку, а значит, и Имрику. — Крыса в испуге забралась ей на грудь. — Скорее, мать, скорее позови его, или мы пропали.

У ведьмы не было времени на обряды и жертвоприношения, но она провыла заклинание, которому была обучена, и чернота, темнее самой ночи опустилась на огонь.

Ведьма пала ниц. Холодные голубые языки пламени осветили ее. — Помоги, — простонала она. — Помоги, эльфы идут.

Глаза смотрели на нее без гнева и без жалости. Шум охоты приближался. — Помоги, — завопила она.

Он заговорил, его голос был похож на ветер и, казалось, шел откуда-то из глубины: — Зачем ты зовешь меня?

— Они… им нужна… моя жизнь.

— Ну и что? Я слышал, как ты сказала однажды, что твоя жизнь для тебя ничего не значит.

— Моя месть не завершена, — стонала она. — Я не могу умереть сейчас, не узнав, удалось ли мне выполнить то, за что я заплатила ценой своей души. Хозяин, помоги своему слуге!

Охотники приближались. Она почувствовала, как земля затряслась под копытами лошадей.

— Ты мне не слуга, а рабыня, — прошелестел голос. Какое мне дело до того, выполнила ли ты, что хотела или нет? Я — повелитель зла, имя которому тщетность. Ты думала, что вызвала меня и заключила сделку? Нет, ты сбилась с пути, а это совсем другое. Смертные не продают мне своих душ. Они просто их отдают.

И Повелитель тьмы исчез.

Ведьма закричала и побежала. Собаки за ее спиной залаяли и заметались, почуяв запах. Колдунья превратилась в крысу и забралась в нору под дубом друидов.

— Она рядом, — крикнул Файрспир. — И… Ха! Здесь ее запах!

Свора псов приблизилась к дубу. Полетели комья земли, собаки откапывали свою жертву, разрывая корни и лая. Ведьма выскочила, превратилась в ворону и взмахнула крыльями. Зазвенела тетива лука Файрспира. Ворона упала на землю. Она превратилась в оленя, псы кинулись на него. Крыса спрыгнула с груди ведьмы, и ее раздавило копыто лошади.

Псы разорвали ведьму на части. Но прежде она успела крикнуть эльфам: — Проклинаю! Пусть на Эльфхайм обрушатся всевозможные беды! И скажите Имрику, что Вальгард — подменыш жив и знает…

Это были ее последние слова.

— Охота была легкой, — сказал Файрспир. — Я боялся, что нам придется искать ее где-нибудь далеко в чужих землях. — Он принюхался к ветру. — А раз так, мы можем неплохо поразвлечься остальную часть ночи.

Имрик щедро наградил своих охотников, но, когда они встревоженно рассказали ему о словах ведьмы, он нахмурился.

Глава 13

Будучи внуком Иллрида и сильным воином, способным держать в руках железо, Вальгард занял почетное место при дворе троллей. Но господа смотрели на него искоса.

В нем текла также и кровь эльфов, он пришел с земли людей, и еще они ему завидовали — незнакомцу, который едва овладел их языком с помощью специальных заклинаний Иллрида, сразу стал считаться равным им. У Вальгарда не было друзей в Тролльхайме. Да они и не были ему нужны. Вид, запах, привычки троллей были слишком ему не по нутру.

Но они были бесстрашны и очень сильны. Их колдуны обладали силой, которая даже и не снилась обычным смертным. Тролли были самыми сильными среди народов Фэри, кроме… пожалуй, Эльфхайма. Но это Вальгарда вполне устраивало, потому что именно там находился объект его мести и через него он намеревался получить то, что принадлежало ему по праву от рождения.

Иллрид рассказал ему о своих планах.

В течение всего перемирия мы готовились к войне, — рассказывал король. — В то время как эльфы ничего не делали, а лишь развлекались. Нас не так много, как их, но вместе с теми, кто пойдет с нами, мы намного превзойдем силы эльфов.

— А кто пойдет с нами? — спросил Вальгард.

— В основном это племена кобольдов, которых мы победили или сделали своими союзниками. У них давние счеты и с троллями и с эльфами, но я обещал им добычу, свободу и что они займут второе после нас положение среди народов Фэри, когда мы станем главными. Они бесстрашные воины, и их немало. Еще у нас много союзников из дальних стран: демоны Байкала, Шэни Китая, Они Кипангу, чертенята мавританских пустынь, всех вместе их довольно много. Конечно, они придут лишь ради грабежа и на них нельзя полностью полагаться, но я смогу их использовать в битве. Будут также воины, которые прибудут по одному или мелкими группами, оборотни, вампиры, упыри и подобные им. И еще у нас много рабов — карликов, которые станут сражаться в обмен на свободу, а они могут держать в руках железо.

Против этого войска эльфы будут сражаться одни. Они смогут собрать нескольких старых кобольдов и карликов, но их будет мало. Лучшее, на что они могут надеяться, — так это на помощь Сидов. Но я узнал, что они намерены держаться в стороне до тех пор, пока не нападут на их остров, а мы постараемся этого не делать… в эту войну.

Конечно, повелители эльфов могущественны и сведущи в колдовстве, но я и мои вожди тоже. — Иллрид рассмеялся, его смех походил на кашель. — О, мы сломаем Эльфхайм, как сухую палку о колено!

— Ты не можешь позвать на помощь етунов? — спросил Вальгард, который все еще осваивал имена обитателей мира, в который попал. Они ведь сродни троллям, не так ли?

— Даже и не думай об этом! — резко ответил Иллрид. Мы больше не осмелимся обратиться за по мощью к этим великанам, точно так же, как эльфы не обратятся к Эзиру. — Он вздрогнул. — Мы не хотим быть их заложниками больше, чем мы уже есть сейчас, — заложниками борющихся за луной Сил. Даже если бы они и откликнулись на наш призыв, ни мы, ни эльфы не осмелимся позвать их, потому что, если Эзиры или Етуны открыто спустятся в Мидгард, другая сторона двинется на них, и тогда состоится битва, которая будет последней.

— Как это все связано с тем, что ты мне говорил о… новом боге?

— Лучше не будем говорить о тайнах, которые мы не в состоянии понять. — Иллрид Неуклюже обошел пещеру, в которой они говорили при свете факела. — Из-за богов ни один житель Фэри не осмелится пойти против людей, а именно крещеных людей. Безобидное колдовство, украденная лошадь или ребенок — все, что можем себе позволить, и то редко. Потому что сейчас они только иногда пугаются, а если начнут нас действительно сильно бояться, они обратятся к богам, под чьим покровительством находятся, и будут услышаны. А хуже всего то, что они могут все вместе воззвать к новому богу, и это будет конец Фэри.

Вальгард вздрогнул. Той же ночью он отправился к одинокой могиле Асгерд, выкопал ее и положил в небольшую лодку. Он поплыл на юго-запад, несомый ветром, который Иллрид научил его поднимать, пока не достиг небольшой шотландской деревни.

Вальгард отнес завернутое тело к церкви. Он вполз на церковное кладбище и в дальнем углу его выкопал яму, положил в нее тело и засыпал его землей так, чтобы никто ничего не заметил.

— Теперь ты спишь в священной земле, сестра, как и хотела, — прошептал он. — То, что я совершил, — зло, но, может быть, ты помолишься за мою душу… — Он в страхе огляделся вокруг, он, который никогда ничего не боялся. — Почему я здесь? Что я делаю? Она мне не сестра. Я существо, созданное колдовством. У меня нет души…

22
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru