Пользовательский поиск

Книга Сломанный меч. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

Битва была короткой и ужасной, поскольку люди не могли видеть своих врагов. В любой момент тролль мог случайно коснуться железа и быть сраженным им, но в большинстве случаев они знали, как этого избежать. Их смех, похожий на кашель, разносился среди скал, пока они раскраивали людям черепа, или же постепенно отрубали их конечности, или же гоняли их среди гор.

Рулевой Вальгарда видел, как погибают его товарищи, в то время как его вождь стоит не шевелясь, опершись о свой топор. Он завопил и подбежал к берсеркеру.

— Это твоя работа! — закричал он.

— Да, моя, — ответил Вальгард, и их оружие зазвенело. Он быстро убил рулевого, и к тому времени битва уже закончилась.

Капитан троллей подошел к Вальгарду.

— Мы получили весть о твоем прибытии от летучей мыши, которая также была крысой, — проговорил он на ломаном датском. — Мы благодарим тебя за хорошую забаву, которую ты для нас устроил. А сейчас тебя ожидает король.

— Я незамедлительно пройду к нему, — сказал Вальгард.

Он уже заткнул сестрам рты и связал им руки за спиной. Ошеломленные тем, чему они были свидетельницами, они шли, спотыкаясь, словно слепые, по глубокому ущелью среди голых гор, а затем были введены невидимыми провожатыми в пещеру, а потом в палаты Иллрида.

Зал был огромным, он был вырублен в каменной скале и великолепно украшен награбленным в боях с эльфами, кобольдами, карликами и другими существами в том числе людьми. Огромные драгоценные камни сверкали на стенах среди замысловатых гобеленов, дорогие кубки и скатерти украшали столы из черного дерева и слоновой кости, и костры, горящие вдоль всего зала, ос вещали богатые одежды господ троллей и их подруг.

Рабы — эльфы, карлики, кобольды — двигались по залу с блюдами и кубками. Это был большой пир, специально для которого были украдены человеческие дети и дети народов Фэри, а также скот, лошади, свиньи и южные вина. Рычащая музыка, а именно такую и любили тролли, грохотала в дымном воздухе.

Вдоль стен стояли охранники, неподвижные словно языческие идолы, красноватый свет блистал на остриях их копий. Тролли, сидящие за столом, жадно пожирали пищу, переругиваясь друг с другом, стоял оглушительный шум. Но хозяева Тролльхайма сидели спокойно и неподвижно в своих резных креслах.

Вальгард смотрел на Иллрида. Король был необычайно широк, у него было большое морщинистое лицо и длинная зеленая борода. Когда его черные, как два чернильных омута, глаза остановились на пришельцах, страх пробежал мурашками по спине подкидыша и у него появилось желание спрятаться.

— Приветствую тебя, дорогой король, — сказал он. — Я Вальгард берсеркер, пришел из Англии, чтобы занять свое место в твоем воинстве. Мне сказали, что ты отец моей матери, и я с радостью заявляю о своем происхождении.

Иллрид покачал головой в золотой короне. — Я это знаю, — сказал он. — Добро пожаловать, Вальгард, в Тролльхайм, твой дом. — Его взгляд упал на девушек, которые одиноко сидели и ждали, что будет с ними дальше.

— Кто это?

— Небольшой дар, — сухо сказал Вальгард, дети моего приемного отца. Надеюсь, они тебе понравятся.

— Хо-хо, хо-хо, хо-хо! — Смех Иллрида потряс наступившую тишину. — Прекрасный дар. Давно я не держал в руках человеческой девы… да, добро пожаловать, Вальгард!

Он спрыгнул на пол и подошел к девушкам. Фреда и Асгерд слепо озирались. Можно было легко угадать их мысли: — Где мы? Темная пещера, и Вальгард разговаривает с пустотой, но эхо отвечает ему не его же словами…

— Вы должны увидеть свой новый дом, — с вожделением сказал Иллрид и коснулся их глаз. В тот же миг у них появилось волшебное зрение, и они увидели его нагнувшимся перед ними, их мужество пропало и, несмотря на кляпы, которые были у них во рту, долго были слышны крики девушек.

Иллрид снова рассмеялся.

Глава 10

Налет эльфов на Тролльхайм должен был быть мощным. Команды на пятьдесят кораблей были набраны из лучших воинов британских эльфов, корабли скрыты и защищены чарами Имрика и его мудрейших колдунов. Предполагалось, что, благодаря этим заклятиям, они смогут подплыть незамеченными к самым фьордам королевства троллей в Финляндии, насколько глубоко они смогут после этого продвинуться в глубь материка, будет зависеть от сопротивления, которое они там встретят. Скэфлок надеялся, что они смогут прорваться прямо в палаты Иллрида и вернуться оттуда с головой короля. Он рвался в бой.

— Не будь безрассудным, — предупредил Имрик. — Жги и убивай, но не теряй воинов в бессмысленных приключениях. Будет больше пользы, если ты сможешь измерить их силу, нежели просто убить сотню из них.

— Мы сделаем и то и другое, — усмехнулся Скэфлок. В своем нетерпении он походил на молодого скакуна, его глаза горели, темнорыжие волосы выбивались из-под повязки на голове.

— Я не знаю… не знаю. — Имрик выглядел мрачно. — Я не знаю почему, но у меня такое чувство, что ничего хорошего не выйдет из этого похода. Я бы, пожалуй, его отменил.

— Даже если ты это сделаешь, мы все равно отправимся, — сказал Скэфлок.

— Да, ты все равно поплывешь туда. А я, может быть, и неправ. Хорошо, и да сопутствует вам удача.

Ночью, сразу после заката, воины сели на корабли. Луна отбрасывала серебристый свет и тени на скалы и утесы земли эльфов, на берег, на тучи, бегущие на восток, на ветер, заполняющий небеса своими песнями. Лунный свет бежал рябью по белогривым волнам, которые ревели и разбивались об утесы. Он мерцал на оружии и доспехах эльфов—воинов, а вытащенные на берег черно-белые корабли походили на тени и блики лунного света.

Скэфлок стоял, завернувшись в накидку, ветер развевал его волосы. Он ждал, когда последние из его людей поднимутся на корабль. К нему подошла Лиа, бледная в лунном свете, ее волосы разметались, глаза горели.

— Рад тебя видеть, — прокричал Скэфлок. — Попрощайся со мной и спой мне на счастье песню.

— Я не могу тебе пожелать удачи на прощание по-настоящему, потому что не могу подойти к железной кольчуге, надетой на тебя, — ответила она голосом, который походил на дуновение ветра, журчание воды и перезвон маленьких колокольчиков, доносимый издалека. — И у меня такое чувство, что мои заклинания не смогут предотвратить предназначенного тебе роком. — Они встретились взглядами. — Я знаю, хотя не могу доказать, что ты плывешь прямо в ловушку и я умоляю тебя во имя молока, которым я кормила тебя, как ребенка, и поцелуев, отданных мной тебе, как мужчине, остаться дома на этот раз.

— Замечательный поступок для вождя эльфов, командующего налетом, который может вернуться из боя с головой врага, гневно сказал Скэфлок. — Нет никого, ради кого я бы согласился на такой позор.

— Да… да. — В глазах Лиа вдруг блеснули слезы. — Люди, жизнь которых так ужасно коротка, бегут в руки смерти в молодости так же, как в руки девушки. Несколько лет назад я качала тебя в твоей колыбели, Скэфлок, несколько месяцев назад я лежала рядом с тобой летними светлыми ночами, и для меня, бессмертной, эти времена ничем не отличаются друг от друга. И неважно в этом быстром росчерке лет, в какой именно день твой разрубленный труп будет отдан воронам. Я никогда не забуду тебя, Скэфлок, но я боюсь, что целую тебя в последний раз.

И она запела:

К морю весенние ветры летят,
души морские волнуя.
Вот и опять ухожу от тебя
и не уйти не могу я.
Нет, не удержит горящий очаг
Чайки и ветер в море.
Яростный ветер гонит волну.
— Что же наделал ты, ветер?
Любимого взял и оставил одну
плачущей чайкой на свете.
Что же поделаешь? Видно, любовь
тебя удержать не в силах.
Море хоронит вас вновь и вновь
в волнующихся могилах.
15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru