Пользовательский поиск

Книга Сломанный меч. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

Кровь струилась вокруг него. Орм упал. Вальгард поднял меч. К нему подбегали гости. Они преградили ему путь к бегству. Вальгард убил тех, что были ближе к нему. Его вой пронесся по залу.

Зал кипел людьми. Одни старались забраться подальше в угол, другие схватить безумного. Меч Вальгарда свистел в воздухе. Упало еще трое. Потом принесли широкую доску от стола. Ею они отодвинули Вальгарда подальше от места, где было составлено оружие. Все начали вооружаться.

Но в такой толкотне это шло медленно. Вальгард рубил тех, между ним и дверью: они были безоружны. Некоторые были убиты, некоторые были ранены. Он прорвался вперед. В дверях стоял воин, у него был меч и щит с железным ободом. Вальгард взмахнул мечом, лезвие ударилось о край щита и переломилось.

— Твой меч слишком хрупок, Орм, крикнул он. Воин рванулся к нему, Вальгард отскочил назад и вырвал топор из головы Кетила. Его противник слишком спешил и был неосторожен: первый его удар отбросил щит. Второй отрубил руку воина у плеча. Вальгард выскочил в дверь.

Вслед ему летели копья. Вальгард вбежал в лес. Кровь его отца какое-то время капала с него, пока не замерзла и больше не помогала собакам идти по его следу. Даже когда он скрылся от них, он продолжал бежать, чтобы тоже не замерзнуть. Дрожа и рыдая, он бежал на запад.

Глава 8

Колдунья сидела одна в темноте и ждала. Вскоре что-то проскользнуло в крысиную дыру. Посмотрев вниз, на темный пол, она увидела своего друга. Худой и изможденный, он не стал ничего говорить, пока не забрался к ней на грудь и не напился. Затем он лег у нее на коленях и посмотрел на нее своими злыми блестящими глазками.

— Так как прошло твое путешествие? — спросила она.

— Оно было долгим и холодным, — ответил он. — Я добрался до Эльфхьюфа в виде летучей мыши. Ползая по залам дворца Имрика, я несколько раз был близок к смерти. Они страшно проворны, эти эльфы, к тому же они знали, что я не просто обычная крыса. Но тем не менее мне удалось подслушать их совет.

— Их план таков, как я предполагала?

— Да. Скэфлок отправится в Тролльхайм, чтобы совершить налет на владения Иллрида. Они надеются убить короля или по крайней мере расстроить его приготовления к войне — теперь, когда он открыто объявил об окончании перемирия. Имрик же останется в Эльфхьюфе и будет готовиться к обороне.

— Хорошо. Старый граф эльф слишком коварен, но один Скэфлок вряд ли избежит ловушки. Когда он отправляется?

— Через девять дней. Он возьмет около пятидесяти кораблей.

— Эльфы передвигаются по морю быстро, и они той же ночью будут в Тролльхайме. С ветром, который я научу его поднять, Вальгард будет там через три дня, и еще нужно дать ему три дня приготовлений. Вальгарду нужно предстать перед Иллридом незадолго до Скэфлока, я должна задержать его здесь… гм, ему еще понадобится время, чтобы добраться до своих людей… будет не очень трудно управлять им, поскольку он сейчас преступник и спешит сюда в отчаянии.

— Ты жестока к Вальгарду.

— Я не имею ничего против Вальгарда, поскольку он не принадлежит к роду Орма, но он мое орудие в трудной и опасной игре. Уничтожить Скэфлока будет не так просто, как Орма и двух братьев, как будет легко добраться о двух сестер. Над моим колдовством и силой он лишь посмеется. — Ведьма усмехнулась в темноте. — да, но Вальгард — это орудие, которое я превращу в оружие, и оно пронзит сердце Скэфлока. Что касается самого Вальгарда, то я даю ему возможность возвыситься среди троллей, особенно если они победят эльфов. Моя мечта — сделать падение Скэфлока вдвойне горьким, разрушив Эльфхайм через него.

И ведьма села и стала ждать искусство, которому ее научили прожитые годы.

На рассвете, когда серый, безнадежный свет прополз по снегам и покрытым льдом деревьям, Вальгард постучался в дверь дома женщины. Она тут же открыла и он упал на ее руки. Он был почти мертвый от усталости и холода, весь в крови, глаза его были дикими, лицо ничего не выражало.

Она дала ему мяса, пива и трав, и вскоре он уже крепко обнимал ее.

— Ты единственная, что у меня осталось, — пробормотал он. — Женщина, чья красота и распутство принесло мне это несчастье, я должен убить тебя, а затем себя.

— Почему ты так говоришь? — улыбнулась она. — Что случилось?

Он утопил свое лицо в аромате ее волос.

— Я убил своего отца и братьев, — сказал он, — и теперь я преступник, которому нет прощения.

— Что касается убийств, — сказала женщина, — они лишь доказывают, что ты сильнее тех, кто тебе угрожал. Какое имеет значение, кем они были? — Ее зеленые глаза впились в него. — Но если мысль о том, что ты убил своих родственников, сильно тебя волнует, то я скажу тебе, что ты невиновен.

— А?.. — Он тупо посмотрел на нее.

— Ты не сын Орма, Вальгард Лютый. Я обладаю двойным зрением, и я говорю тебе, что ты рожден не от людей, а от такого древнего и благородного рода, что едва ли можешь себе представить свое настоящее наследство.

Его огромная фигура налилась свинцом. Он схватил ее за запястья, в доме раздался его вопль:

— Что ты сказала?

— Ты подкидыш, оставленный графом эльфов Имриком вместо украденного сына Орма, — сказала женщина. — Ты настоящий сын Имрика от рабыни, дочери Иллрида, короля троллей.

Он отбросил ее от себя. Капли пота выступили на его лбу.

— Ложь! — задыхаясь простонал он. — Ложь!

— Правда, — холодно ответила женщина. Она медленно подходила к нему. Он отступал, тяжело дыша. Ее голос был ровен и непреклонен — Почему ты не похож на детей Орма и вообще на людей? Почему ты презираешь богов и людей, гуляешь в одиночестве, забываясь лишь в ярости убийства? Почему ни одна из женщин, с которыми ты делил постель, не принесла ребенка? Почему звери и маленькие дети боятся тебя? Она загнала его в угол. Ее глаза не отпускали его. — Чем это еще объяснить, кроме как тем, что ты не Человек?

— Но я рос так же, как все другие люди, я могу выносить железо и священные вещи, я не волшебник…

— Это злая работа Имрика, который ограбил тебя, лишив того, что принадлежит тебе от рождения и променяв тебя на сына Орма. Он сделал тебя похожим на украденного ребенка. Ты вырос в душной среде людей, где не могла раскрыться колдовская сила, дремлющая в тебе. Ты можешь расти, стареть и умереть в быстром росчерке человеческой жизни, святые и земные вещи, которых боятся эльфы, для тебя не страшны, но за эту возможность Имрик заплатил ценой принадлежащего тебе от рождения права тысячелетней жизни. Но он не мог вложить в тебя человеческую душу, Вальгард. И так же как он, ты погаснешь после своей смерти, подобно задутой свече, у тебя нет надежды попасть ни на небеса, ни в ад, ни в пределы старых богов — и в то же время ты будешь жить не дольше обычного человека!

При этих словах Вальгард вскрикнул, оттолкнул ее в сторону и выбежал в дверь. Женщина улыбалась.

На улице было холодно, и шумел ураган, Вальгард вернулся в дом только когда стемнело. Он вернулся согнувшимся и побитым, но его глаза блестели, он смотрел на свою возлюбленную.

— Теперь я тебе верю, — пробормотал он, здесь больше верить некому. Я видел духов и демонов, несущихся в урагане, летающих вместе со снегом; они проносились мимо и смеялись надо мной. — Он уставился в темный угол комнаты. — На меня опустилась ночь. Жалкая игра моей жизни проиграна — я потерял свой дом, родичей и даже свою душу, которой у меня никогда не было, и теперь я понимаю, что был всего лишь тенью, отбрасываемой могущественными силами, которые теперь задувают свечу. Спокойной ночи, Вальгард, спокойной ночи… — И он упал на кровать и зарыдал.

Женщина загадочно улыбнулась, легла рядом с ним и поцеловала его. Ее поцелуй был как огонь и вино. И когда он, изумленный, молча посмотрел на нее, она прошептала:

— Речи недостойные Вальгарда берсеркера, могущественного из воинов, чье имя наводит ужас на всех от Ирландии до Гардарики. Я думала, что ты ухватишься за мои слова с радостью и изменишь судьбу, придав ей лучшую форму своим огромным топором. Ты жестоко мстил за меньшие обиды, чем эта, — у тебя украли твое естество и заключили тебя в темницу, в рамки жизни обычного смертного.

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru