Пользовательский поиск

Книга Шаман. Содержание - Глава 15. Чудеса.

Кол-во голосов: 0

- А как ты собираешься уходить? - спросил Пенске, - Через входную дверь?

- Нет, - прозвучал ответ, - Закрой глаза и я уйду. Или отвернись. Или отделись от меня стеной.

- А если я этого не сделаю?

- Мое время подходит к концу. Если не закроешь глаза, я убью тебя.

- Убьешь? Зачем? И как?

- Затем, что невероятных вещей нет. Таков порядок. Я его не нарушаю, - вопрос 'как?' был полностью проигнорирован.

- Сколько времени у тебя осталось? - мысли Пенске работали как часы. Учитывая странность обстановки и непонятность субъекта, рисковать он не собирался.

- Мало. Меньше минуты.

Станислас отступил на два шага назад и повернулся к незнакомцу спиной, готовый отреагировать на малейший звук. Если бы что-то показалось ему подозрительным, то он бы тут же отпрыгнул с тростью наготове. Но звука не было. Ничего не было. Пенске смог в этом убедиться, когда пару секунд спустя повернулся к собеседнику. Незнакомца не было тоже. Он исчез.

Нельзя сказать, что Пенске ничего не почувствовал. Что-то было. Но классифицировать новое ощущение Станислас пока не мог. Он был уверен лишь в одном: его визитер не был духом. Уж что-что, а духов молодой человек уже отлично ощущал.

Глава 15. Чудеса.

Несмотря на таинственное исчезновение незнакомца, Пенске не стал паниковать. Не найдя никаких рациональных причин, объясняющих произошедшее, он взял телефон и набрал номер Олега Викторовича.

Конечно, Станислас мог бы не звонить, а дождаться дальнейшего развития событий. Но, столкнувшись с чем-то непредвиденным, он считал долгом своевременно поставить в известность об этом своих союзников. Полагая, что так будет лучше и для него и для них.

- Алло, - Олег Викторович сразу же взял трубку.

- Это - Станислас. Вы можете сейчас говорить?

- Да. Конечно.

- Со мной только что случилось вот что....

Подробнейшим образом пересказав произошедшее, Пенске замолк, ожидая ответа. Трудно сказать, о чем думал врач. Прежде он и профессор сталкивались с вещами труднообъяснимыми, но не материальными. Теперь похоже ситуация вышла на иной уровень. Разумеется, если бы такую историю Олегу Викторовичу рассказал кто-то другой, то он не поверил бы. Но у Станисласа уже был кредит доверия.

- Если вы считаете, что вам угрожает опасность, то мы с профессором обеспечим вас охраной, - после короткого молчания сказал врач.

- Нет, пока что не надо, спасибо, - поблагодарил Станислас, - Я хотел бы получить больше информации, прежде чем принимать такое решение. Предполагаю, что мне ничего не угрожает, потому что этот человек вошел со мной в контакт и попытался сформулировать свои условия. Если бы хотел просто убить и мог это сделать, то убил бы сразу.

- Логично, - согласился Олег Викторович.

- А охрана может даже все усугубить. Я ведь не знаю, с чем имею дело. Может быть, если этот человек увидит охрану, то сразу предпримет что-то нехорошее. Поэтому предпочитаю встретиться с ним в такой же обстановке, как и сегодня.

У Пенске не было никакого страха. Француз 'требовал' действий, а Помор - объяснений. Это накладывало отпечаток на уровень осторожности Станисласа.

- Если этот человек появится завтра, то рекомендую записать разговор, - сказал врач, - У вас есть диктофон? Если нет, то я могу дать.

- Запишу на телефон, - ответил Станислас, - Даже попытаюсь использовать видеокамеру. Не уверен, что получится, но все же попытка не пытка.

- Хорошо, - одобрил Олег Викторович, - Вы можете повторить, что именно хотел от вас визитер?

- Я не совсем понял, - признался Пенске, - Когда он сказал, что я ему мешаю, то как-то не сообразил сразу же спросить, чем именно. Было много других вопросов. Тоже важных. А потом он начал торопиться.

- Ясно. Но попытайтесь это узнать завтра. Так же, как и насчет его личности.

- Попросить у него документы? - попытался пошутить Станислас.

- Попробуйте, - совершенно серьезно ответил Олег Викторович, - Я поставлю в известность Александра Антоновича.

- А завтра с утра я не поеду в клинику?

- Нет. Так будет лучше. Мы не знаем пока с чем имеем дело. Думаю, что ваше решение сидеть и ждать следующий визит - правильное. Никто не сказал, что визит будет вечером. Может быть и утром.

- А мне как поступить в следующий раз? Соглашаться с ним?

- Зависит от ситуации, - объяснил Олег Викторович, - Но ни в коем случае не говорить 'нет'. Спорить тоже не рекомендую. Лучше всего внимательно выслушать и задавать вопросы по существу. Вообще, попытайтесь затянуть это все. Если он придет во второй раз, то почему бы ему не прийти и в третий? Он проявил готовность отвечать на ваши вопросы. Воспользуйтесь этим. Представьте, что говорите с психически больным. Избегайте шуток, двусмысленных фраз и избыточных эмоций.

- Понял. Спасибо.

Положив телефон на стол, Пенске уселся за компьютер. Ему что-то хотелось делать, но что - он не мог понять. Его действия были ограничены непонятностью визитера. Нужно ли от него бежать? Может, лучше искать встречи? Поможет ли охрана? Навредит ли она? Ответов не было. Молодой человек нуждался в информации. Бесцельно проведя несколько раз руками по клавиатуре, Станислас откинулся на спинку кресла. День выдался тяжелый. Впрочем, все последние дни были такими. Он устал настолько, что не мог даже нормально думать. Посидев так несколько минут и почувствовав, что засыпает, молодой человек направился к кровати.

Его уже не посещали сны. А, может быть, посещали, но он их не помнил. В Олох во сне тоже больше не входил. В этом не было смысла, потому что у Станисласа общение с Олохом неплохо получалось и наяву. Поэтому он обычно спал спокойно. Но на этот раз стоило Пенске опустить голову на подушку, заправленную в наволочку красного цвета, подаренную ему вместе с другими постельными принадлежностями одной из бывших подружек, как пришел сон.

Если бы молодой человек мог удивляться во сне, то обязательно бы это сделал. Перед ним на белой равнине во всей своей красе вновь предстал крикливый старик, одетый в шубу без пояса. Разноцветные сполохи освещали все вокруг, словно дело происходило на какой-то дискотеке. Станислас протянул к незнакомцу руку, пытаясь что-то сказать, но тот опередил его.

- Не соглашайся с мерзостью! - старик взвыл так, что его редкая борода задрожала, - Уничтожь ее!

- С кем не соглашаться? Кого уничтожить? - переспросил Пенске.

Он уже позабыл, что крикун из сна не имел привычки отвечать на вопросы.

- Ты выжил! Обретаешь силу! Сокруши мерзость! - старик завопил пуще прежнего.

- Какую мерзость? - сурово поинтересовался Станислас. Бесконечные загадки порядком выводили его из себя.

- Слушай меня! Отринь родовое упрямство! Уничтожь!

Фразы озадачили Пенске. Он точно знал, что у него не было никакого упрямства. В том числе и родового. Еще никто всерьез не называл его упрямцем. Он всегда прислушивался к языку разума и поступал в соответствие с ним.

- Ты меня принимаешь за кого-то другого? - спросил молодой человек.

- Глупец! Уничтожь! Даже ценой жизни!

Станислас не успел даже удивиться подобной кровожадности старикана, прежде казавшегося крикливым, но безобидным, как сон исчез. Пенске пробудился. Судя по темноте, был поздний вечер или глубокая ночь. Молодой человек подавил приступ раздражения, вызванный очередной загадкой, и снова попытался заснуть. Это легко удалось. До рассвета он проспал без пробуждений и сновидений.

Зато утром, быстро соскочив с постели и не предоставив своей лени возможности поваляться хотя бы несколько минут, Станислас схватил телефон.

- Папа?! - громко спросил он, не дожидаясь привычного 'алло'.

- Да. Привет.

- Привет! Мне нужно с тобой поговорить. Ты уже не спишь?

- Ты знаешь, что просыпаюсь рано. Я уже в пути на работу.

- Хорошо. Скажи, ты помнишь своих родственников? - взволнованно спросил Станислас.

- Это еще каких?

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru