Пользовательский поиск

Книга Секира света. Содержание - Глава одиннадцатая Крылатый корабль Сэта

Кол-во голосов: 0

После того как глаза привыкли к темноте, варвар увидел Джихана. Тот прошептал: «Идите ко мне», когда впереди стало различимо черное пятно. Пробравшись к нему, Конан скорее на ощупь, чем зрительно, понял, что стоит в саркофаге без крышки, наверняка разграбленном еще много лет назад.

Беглецы забрались к шемиту, им пришлось тесно прижаться друг к другу, чтобы хватило места. Варвар почувствовал, как что-то жесткое давит ему в спину. Его пальцы ощупали закругление, попали в маленькие отверстия и, без сомнения, нашли зубы: человеческий череп. Того, кто положен в этот саркофаг в незапамятные времена? Вряд ли. На этом еще висели клочки кожи. Какая-нибудь тварь, наверное, притащила его сюда из более позднего захоронения, чтобы спокойно обглодать. Человек или зверь?

Тут и там раздавались крики преследователей, звон оружия, топот шагов. Стигийцы, стало быть, уже здесь. Конан отмел в сторону все свои страхи пред сверхъестественным и оценил собственное положение. Из оружия у них остались только меч Джихана и пояс Дарис. С трудом защититься можно. Кстати, здесь полно камней, и каждый удачный бросок будет стоить стигийцу головы.

Шаги удалились, крики постепенно стихли. Солдаты искали не слишком тщательно. Лунный свет и глубокие тени в каменных дебрях не способствовали поискам. Но скорее всего, стигийцы просто поскорее сбежали отсюда из суеверного страха.

Через некоторое время, когда уже стало тихо, Джихан сказал:

— Уходим. Если мы будем двигаться осторожно, держаться в тени, они нас не увидят. С восходом солнца они явятся с подкреплением, я думаю, но до того мы уже успеем добраться до укрытия, где они нас и за неделю не найдут.

— Неделю? Без воды? — усомнился Конан.

— Если мы до утра еще будем на свободе, я уведу вас в глубь страны, обещал шемит. — Тогда ты сможешь доставить нас к твоей лодке, Конан.

Глава одиннадцатая

Крылатый корабль Сэта

Их укрытием была ниша или, скорее, неглубокая пещерка недалеко от верхнего края скалы, снизу защищенная выступом. Песок, который ветер со временем намел в расщелину, послужил мягким ложем на чрезвычайно жестком полу. Ночью похолодало, и беглецы, пытаясь согреться, сбились в куче теснее. Никто из них не спал спокойно. Кошмары сменяли друг друга, они стонали, хрипели, ворочались. Все они были рады, когда начало светать.

Конан первым проснулся окончательно. Он тихо подвинул прижавшуюся к нему Дарис и выскользнул наружу. На карнизе он лег на живот и осторожно глянул за край. Солнце, встающее над рекой, окрасило серебром Стикс и восточный горизонт. Черный Кеми и Великая Пирамида, казавшаяся отсюда грязно-серой, высились на фоне голубого неба. Известняковые каменоломни были залиты бледно-желтыми тенями. Солдаты ползали там в поисках беглецов, маленькие, как муравьи. Они что-то кричали друг другу, но ни одного звука до Конана не долетало. Лишь вспыхивали первые солнечные лучи на оружии и доспехах.

Киммериец глубоко вдыхал утренний воздух. Ночные кошмары отступили. Они вернулись назад, в склепы. Конан и его спутники могут спокойно отдыхать и, несмотря на голод и жажду, набраться сил. Хотя стигийцы наверняка попытаются прочесать все окрестности. Но в их кордоне наверняка найдется брешь, чтобы четыре решительных человека, не боящиеся никаких опасностей, могли проскользнуть незамеченными. Если это случится, им придется проползти две или три мили по полям, пока они не оторвутся от солдат. А там и недалеко до лодки. Не слишком-то долго плыть и до острова Акбет, к «Тигрице» и Бэлит. Конан расправил плечи и улыбнулся.

Внезапно все его чувства обострились и проклятие сорвалось с его губ.

Военная галера с веслами, напоминающими ножки паука, вышла из гавани. За ней вторая, третья — и еще. На середине реки они подняли паруса, поймавшие западный ветер, но тем не менее продолжали также грести против течения и пошли через бухту в сторону моря.

Конан сосчитал корабли.

— Это, должно быть, весь их проклятый флот! — ругался он.

Его товарищи, которых разбудили его ругательства, вышли и пристроились рядом с ним на карнизе.

— Куда они направляются? — спросил Фалко. — Что, война с Офиром уже началась?

— Сомневаюсь, — мрачно ответил Конан. — Скорее, нас ищут.

— Что? Весь флот будет гоняться за четырьмя преступниками? — не веря, сказала Дарис.

— Я не знаю почему, — проворчал Конан, — но нас желает заполучить какая-то важная шишка. Я теперь уверен, что чертов парень, который заманил меня в ловушку, не додумался сказать своим хозяевам, где мы спрятали лодку. Но я вчера об этом после обеда не упоминал, потому что подозревал, что нас подслушивают. Потому что если бы это было известно, им понадобилось бы только поставить здесь заслон. Но они тем не менее знают, что лодка недалеко. Они устроят засаду поблизости и схватят нас, как только мы отплывем. — Он дернул плечами. — Они рассчитывают взять нас за пару дней. Ладно, пусть стигийские матросы поупражняются.

— Я же говорил, что мы можем прятаться здесь неделю, — глухо проворчал Джихан. — Все равно умрем с голоду. Подумаем лучше, как нам погибнуть, прихватив с собой побольше стигийцев.

Дарис резко тряхнула головой:

— Нет! Если мы сможем уйти в глубь страны, как ты говорил, мы найдем себе дорогу… к Тайе.

Девушка тоже незаметно перешла на «ты».

— На это мало надежды, — бросил Фалко. — Было бы, наверное, проще пробиваться на юг, к Кушу, хотя и здесь наши шансы невелики.

— А почему не на север, за реку, к Шему? — спросил Конан. — Даже в тех частях страны, где платят дань Стигии, мы, без сомнения, найдем помощь и убежище.

Остальные уставились на него удивленно.

— Да неужели ты не знаешь? — сказала наконец Дарис. — Западнее тайянской возвышенности Стикс смертелен для любого пловца: кто пытается пересечь его вплавь, умирает самое позднее спустя два дня от страшной болезни. Даже переправляться через один из немногих бродов опасно. Нужно сразу же вслед за тем смыть отравленную воду свежей.

— А мы не можем стянуть маленькую лодку? — сердито поинтересовался Конан.

— Речные стражники, как на суше, так и на воде, сразу это заметят, — сказал Джихан.

Дарис быстро вскочила на ноги.

— Крылатая Ладья! — вскричала она.

Конан снова потянул ее на пол.

— Лежи, — проворчал он. — Когда ты стоишь, тебя могут увидеть издалека.

Ее стройное тело задрожала под его рукой, но она твердо сказала:

— Волшебный корабль, который привез меня сюда! Я вспоминаю, где он стоит на якоре. Его очень слабо охраняют, он всегда снаряжен самым необходимым и всегда готов к отплытию — и он быстрее, чем любое другое судно…

Пальцы киммерийца непроизвольно так сдавили ее плечо, что она застонала. Он тут же выпустил ее.

— Ты умеешь с ним обращаться? — спросил он.

Она кивнула:

— Я внимательно следила, чтобы отвлечься и не предаваться отчаянию.

— Я тоже! — вставил Фалко. — Колдовство простое, не надо быть магом, чтобы овладеть им. Совсем простые послушники управляли Ладьей.

Конан подпер подбородок кулаком и задумчиво поглядел на небо. Коршун описывал свои круги. Наконец Конан кивнул:

— Да, это, кажется, самое лучшее для нас. Если мы не сможем держать курс в сторону моря, мы отправимся в Тайю и найдем мятежников. Мы, трое иностранцев, наверняка получим у них помощь, чтобы затем продолжать наш путь: по суше в Офир, а там Джихан и я дальше в Аргос, где мы возьмем лодку и направимся к нашему месту встречи с Бэлит.

— У меня есть идея получше, — вставил Фалко. — Раз мы будем быстрее, чем любое послание из Кеми, мы можем сделать остановку в Луксуре и найти убежище в посольстве у лорда Заруса. Когда он узнает, что я выведал, он вернется домой под первым же удобным предлогом. Переодетые, мы поднимемся на борт его корабля. На острове он вас обоих высадит. А Дарис, конечно, может плыть на летучем корабле дальше, на родину. Ее людям он наверняка очень пригодится.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru