Пользовательский поиск

Книга Секира света. Содержание - Глава десятая Ночь в Кеми

Кол-во голосов: 0

Кровь выступила на губах солдата. Он опустился на пол и забился в конвульсиях.

Киммериец быстро отскочил назад. Туника будет меньше бросаться в глаза, чем одна только набедренная повязка. Он натянул ту, которую снял перед упражнениями, и схватил плащ с капюшоном. Прихватив сандалии, он покинул комнату. Рахиба удостоила его таким ядовитым взглядом, что Конан на миг задумался, не лучше ли просто убить ее. Но нет, такого он не сделает. И он не хотел связываться с талисманом, который он сорвал с нее. Лучше всего было избавиться от этой штуки, но он не знал как и теперь не мог решиться на эксперименты.

Он опоясался оружием стражника. Ключ еще торчал в замке, на кольце висело еще несколько ключей. Конан подхватил его и тихо двинулся по коридору. Он не собирался бросать в беде своих новых друзей.

Глава десятая

Ночь в Кеми

Фалко испуганно подскочил в кровати. Великан, который, встряхнув, разбудил его, склонился над ним. Сквозь раскрытые двери смутно проникал свет свечей из настенных светильников в коридоре. Свет отражался в глазах Конана, так что они горели, как синие факелы.

— Вставай, мальчик. Мы исчезаем отсюда.

— Но-но-что… — залепетал Фалко.

— Я тебе все расскажу позднее, если мы переживем последующие несколько часов. У нас один убитый часовой на этом этаже, но наверняка появятся еще, прежде чем мы выберемся из крепости.

Фалко шарахнулся от него.

— Нет! — запротестовал он. — Это безумие. Разве вы забыли, что обещала госпожа Сенуфер?

Конан презрительно сплюнул.

— Будет возможность, растолкую я тебе, чего стоят ее посулы. Кстати, можешь смело говорить мне «ты». Сейчас не время для галантерейных манер. Идем же!

Офирец крепко стоял на своем. Он выпрямился, как свеча, и сказал:

— Делай что хочешь. Я желаю тебе всяческих благ, правда, сильно сомневаюсь, что тебе удастся спастись. Я не покину Сенуфер, которую люблю и которой верю!

Конан засверкал глазами:

— Трусливая комнатная шавка! Клятвы, которые ты дал своему королю, для тебя, стало быть, ничего не значат? Ты единственный, кто может открыть ему планы Ментуфера. Никто из нас остальных не сумеет к нему пробиться, и еще меньше нам там поверят. Отлично, оставайся в своей золотой клетке.

Фалко впился ногтями в ладони и так прикусил верхнюю губу, что выступила кровь. Он стремительно вскочил с постели.

— Я очень сожалею, — извинился он слегка дрожащим голосом. — Ты, конечно же, прав насчет моего долга. Я обязан по крайней мере попытаться…

— Уже лучше. Одевайся, быстро.

Фалко натянул сапоги и тунику.

— Ты действительно думаешь, что мы выберемся отсюда? Но как, во имя всего святого?

— Так, как я это сделал, топая сюда — внезапность и быстрота. Я держал глаза открытыми, когда меня сюда вели. А ты нет?

Фалко не ответил. Казалось, он смотрел сквозь своего нового товарища, бормоча с отсутствующим видом:

— Я вернусь к тебе, если останусь в живых, о Сенуфер, любовь моя. И я принесу мир между нашими народами.

Конан презрительно фыркнул и пошел прочь, чтобы открыть дверь Джихана. Шемит метался и стонал во сне — его мучили кошмары. Когда Конан потряс его за плечо, он закашлялся и посмотрел вокруг себя.

— Спокойно! — остановил его киммериец. — Побереги силы для стигийцев.

Джихан сел.

— Вы оба свободны? — удивился он, не выказав никакой радости. — Что вы задумали?

— Для начала мы с тобой вернемся к Бэлит. Я спрятал тут лодку, а предатель, который, кроме меня, знает, где она, больше не коптит небо. Нам нужно, разумеется, сперва выбраться отсюда, но…

Джихан снова упал на спину и покачал головой.

— С чего ты взял, что это хорошо? — пробормотал он.

— Клянусь Кромом! — выругался Конан. — Среди каких баб я тут торчу! Вас нужно чуть не силой убеждать использовать шанс вырваться на свободу. Если тебя вообще ничего больше не интересует, то не хочешь ли ты хотя бы грохнуть парочку стигийцев?

Джихан расправил плечи.

— Да, ненависть еще живет во мне, — сказал он тихо. — Хорошо.

— Одевайся.

Сердце Конана сжалось, когда он увидел, с какой болью приходилось тому бороться с каждым движением, когда он вставал.

— Иди, Фалко, — попросил варвар. Он повернулся к Джихану спиной, чтобы избавить от своего сострадания, которое не мог подавить, и взял юношу за локоть. — Нам нужно поразмыслить, как нам снарядиться.

Он вспомнил бегство Бэлит и разбил винный графин. Обломок с острыми зубцами он дал офирцу в качестве оружия. Мускулы вздулись канатами, когда он выломал ножку из массивного стола. Он сунул ее, как дубину, под мышку и протянул меч уже одетому Джихану.

— Я знаю, что вы, шемиты, предпочитаете короткие клинки. Ты должен хорошо владеть таким оружием.

Иссеченное шрамами лицо передернулось в подобии улыбки от мрачного ожидания. Движения Джихана казались теперь немного легче, после того как он стряхнул с себя сон.

— Выступаем, — сказал он.

— Нам нужно еще забрать девушку, — напомнил ему Конан. — Она заслужила хотя бы шанс спасти свою жизнь.

Дарис из Тайи проснулась от звяканья ключа. Когда киммериец вошел, она выскользнула из спальни в более просторное помещение. Ее нагая фигура была гибкой, как у леопарда. Темные волосы разметались по плечам. Увидев Конана, она замерла буквально посреди прыжка и протянула руки, давая себя поймать. Ее глаза сияли, поблескивала улыбка.

— Вы сбежали? — вскричала она. — О Митра! Чудо!

— Мы все тут. — Конан невольно уставился на нее в восхищении. Она, казалось, вообще не сознавала своей наготы. — Если вы хотите идти с нами, тогда быстро одевайтесь.

— Но только не в тряпки, точно для гарема, — с отвращением сказала она. — Сейчас я что-нибудь придумаю — да, Фалко, в вашей комнате я нашла бы что-нибудь подходящее. Я скоро вернусь.

Ей действительно потребовалось только несколько мгновений. Поскольку одежда была ей немного коротковата и ее ноги, привыкшие бегать босиком, не были покрыты, Конан смог подивиться на их красоту. Она откопала также кожаный пояс с тяжелой бронзовой пряжкой.

— Я найду ей хорошее применение, — заявила она удовлетворенно.

Конан ответил ей ухмылкой:

— Один солдат и три буяна, гм? Я думаю, вы сможете там вооружиться арбалетом.

Они вышли в коридор, и он указал на труп:

— Один выстрел, вероятно. Но после этого дело точно дойдет до рукопашной. Или у вас другое мнение?

Дарис остановилась, чтобы поднять и зарядить арбалет.

— Вы неожиданно заговорили по-стигийски. Много странного происходит этой ночью, и я думаю, что еще не конец чудесам.

— Шш! — предупредил Конан и выскользнул к лестнице.

Они медленно и осторожно продвигались вперед. На каждой лестничной площадке варвар останавливался, прислушивался и вглядывался, прежде чем дать своим спутникам знак следовать за ним. Следующие этажи казались пустыми. Наверное, тут вообще не было пленных. Но ниже по лестнице, судя по звукам, беглецов могли поджидать неприятные сюрпризы. Скорей всего, стражники там прямо-таки кишели. Два раза киммериец делал знак своим друзьям остановиться, и они пережидали, пока шаги охранника не затихали. С такими предосторожностями они незаметно добрались до самого низа.

Лестница заканчивалась широким коридором. Никого не было видно, но отдаленные шорохи разносились далеко. Конан вспомнил, что коридор вел направо к большой передней, где размещались посты перед главным входом. Он, естественно, не имел ни малейшего представления, сколько их там сейчас. Когда его сюда доставили, их было десять. Несомненно, кроме них, в пределах слышимости находится еще гораздо больше. Что расположено слева, он не знал, — может быть, там имеется не так хорошо охраняемый выход, но с тем же успехом может оказаться, что они заплутают в лабиринте или попадут в большую опасность.

Ему потребовалось лишь одно мгновение, чтобы прийти к верному решению. Кром, правда, не станет вмешиваться, но он благосклонен к отважным. Конан повернул направо и побежал.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru