Пользовательский поиск

Книга Сага о Рорке. Содержание - IV

Кол-во голосов: 0

– Я воин, Умила. Я в войне понимаю, в мече и в том, как им сражаться. А коли в бабах чего не понимаю, так ты меня поучи, – Хельгер взял ее за руку. – Если не оценил я твоей красоты, так ты мне… ее покажи. Хочу глянуть на твою грудь.

По глазам Умилы он понял, что она того только и ждала. Распустил завязки сарафана, потом, опустившись к ее ногам, задрал ей рубахи и стянул через голову. Он не ошибся – Умила была в самом расцвете, таких женщин и варяги, и словене любят. Широкие бедра, пышный живот, грудь немного отвисла, но упругая, и от прикосновения к этой груди Хельгер ощутил прилив мужской силы.

Умила сама расшнуровала ярлу штаны, и Хельгер даже ощутил некоторую неловкость. Он привык к тому, что женщины, которых он брал в своих походах, пытались сопротивляться, или же делали вид, что сопротивляются. Умила же напомнила ему покойную жену, и оттого мужская сила Хельгера удивила даже словенку. Она хотела понравиться свирепому ярлу, но подыгрывать ему, изображая удовольствие от близости с ним не пришлось, – Хельгер заткнул бы за пояс любого молодца вдвое моложе себя. Он взял Умилу дважды на своем простом солдатском лежаке, а после, заглянув ей в глаза, понял, что обрел душу, которая теперь за него пойдет в огонь и воду.

– Ты славная женщина, Умила, – сказал он ей, пока они лежали рядом, и женщина целовала его грудь, заросшую седыми волосами. – Я не ошибся в тебе. Такая кормилица, как ты, моей племяннице в самый раз.

– Все сделаю, как скажешь, – томно ответила женщина, глядя на Хельгера.

– Маленькая княгиня едет в Псков с воеводой Ратшей, так отец повелел. Поедешь с ней, будешь при ней как кормилица и как нянька.

– Уехать? – Губы женщины дрогнули. – А ты?

– Я остаюсь подле князя. Но обещаю, что возьму тебя к себе. Детей возьмешь с собой. Все необходимое я тебе дам.

– А долго ли мне тебя в Пскове ждать? – с надеждой в голосе спросила Умила.

– Кто знает? Твоя забота – дочь князя. Учти, что ты за нее головой отвечаешь.

– Как родную буду любить.

– Ты хорошая женщина, – Хельгер поцеловал будущую кормилицу в пухлые губы и начал одеваться. – За твоими детьми я уже послал. Так что до завтра останешься у меня.

Во взгляде Умилы была такая неподдельная радость, что сумрачный Хельгер еще раз подивился непостижимости словенских женщин. Воистину, лучшее, что есть в этой земле, – это женщины. И Хельгер вдруг неожиданно для самого себя подумал, что, пожалуй, уж очень долго после смерти жены прожил один.

В начале осени пришла весть из Белоозера от Куявы. У Янички родился мальчик, крепкий и здоровый. Куява сообщил князю, что ребенка в честь деда назвали Рогволодом.

Рорк же с трудом приходил в себя. После похорон жены он запил, да так страшно, что Хельгер, ставший при князе нянькой, еле справился с этим безумием. Лишь вести из южных земель заставили Рорка оторваться от чаши с медом.

Еще в самом начале месяца серпеня[132] Хельгер задумал план, который должен был в случае успеха защитить словенские земли от хазар. На десяти ладьях старый ярл послал на юг дружину под началом двух самых способных своих керлов – Аскольда и Дира.

Однако случилось то, чего Хельгер даже вообразить не мог. Аскольд и Дир, прибыв в город Киев, провозгласили себя конунгами-соправителями и отказались платить Рорку дань, говоря, что, пока не договорятся с хазарами, дань им платить просто нечем.

– Славные новости, – сказал Рорк, когда Хельгер отпустил гонца, привезшего послание от Аскольда и Дира. – Что посоветуешь теперь?

– Посоветую идти на Киев и наказать предателей.

– Слишком много смертей, Хельгер. В последний год я не успеваю справлять тризны по родичам и собратьям. Может, твои керлы одумаются.

– Ты очень много говоришь о покойниках. Живые заслуживают гораздо больше внимания.

– Дир и Аскольд? Мои братья и родичи погибли на холме у церкви в ночь Юль. Я стал конунгом, потому что люди решили, что я этого достоин. Но всем я обязан Браги, Эймунду, Рингу, Хакану, сотням воинов, погибших в этой сече. Я обязан старому Турну. Теперь я конунг, но счастья нет. Я потерял женщин… женщину, которую любил. Неужто Хэль и впрямь забирает всех, кого я хочу видеть рядом с собой?

– Это пустые разговоры. Ты слишком долго валял дурака. Собери войско и иди на Киев. Если предатели заключат союз с хазарами, нам придется очень плохо.

– Опять война, Хельгер?

– Клянусь Одином, ты говоришь, как слабая женщина. Да разве не ради войны и битвы мы живем? Разве смерть с мечом в руке не лучшая судьба для воина?

– Ты прав. Но я устал. Я больше не хочу воевать.

– Ты зря отослал дочь.

– После смерти Ефанды я не хочу ее видеть. Ратша позаботится о ней, как о родной.

– Тебе нужен наследник. Ты должен жениться.

– Ты считаешь, что чрево Хэль еще не до конца наполнено? – с жуткой улыбкой спросил Рорк. – Нет, Хельгер. Я еще не решил, кому передам княжеский стол, но это будет не моя кровь.

– Твоя слабость меня пугает.

– Скажи слугам, пусть принесут меда. Это лучше, чем болтать о пустом.

Хельгер хлопнул тяжелой ладонью о столешницу и вышел. Уже за дверью он тяжело вздохнул и выругался. Он не мог больше смотреть, как победитель Аргальфа все больше и больше превращается в тень воителя. Но уйти ему не удалось – Рорк его окликнул.

Хельгер вернулся. Князь сидел на ложе, полуукрытый медвежьей шкурой, глаза его лихорадочно блестели в полумраке, словно у Рорка был жар. Жестом он велел старому ярлу сесть, и какое-то время оба молчали.

– Я решил, Хельгер, – наконец, сказал Рорк.

– О чем ты?

– Завтра поедешь в Белоозеро. Провозгласишь сына Янички князем северных антов. В нем кровь Рогволодичей, он законный претендент на княжеский стол, пусть и правит.

– Но ты… – Хельгер замолчал, ибо в глазах Рорка зажегся огонь гнева. – Ты князь, воля твоя.

– Будешь при нем пестуном. До его возмужания престол твой.

– Воля твоя.

– Аскольд и Дир тоже твоя забота. Я же наказывать их не буду.

– Почему, княже?

– Аскольд был керлом Браги, он один из тех нескольких воинов, что уцелели в битве на холме Теодульфа. Дир же был со мной во время набегов на Ромею. Не могу поднять меча на старых боевых товарищей.

Он постарел, вдруг подумал Хельгер. Душа в нем состарилась. Есть мера страданий, которую человек выдержать не может. Рорка эти страдания сожгли изнутри, как смертельная лихорадка. И Хельгер понял, что надо делать. Однако своих мыслей он не высказал вслух.

– Я все понял, – произнес он. – Я выполню твою волю. Но если сын Боживоя станет князем, а я при нем пестуном, что будешь делать ты?

– Я? – Рорк засмеялся, оскалив зубы и внезапно напомнив Хельгеру большого матерого волка. – Я пока буду править.

IV

Пятеро всадников не спеша въехали в ворота за частокол, окружавший укрепленную часть города. Анты называли эту часть детинец. В Белоозере укрепления были не такими внушительными, как в Хольмграде, но просто так войти вовнутрь не смог бы никто. Ворота были открыты, а вот стражи подле них почему-то не было. Отсюда, от въезда в крепость, на вершину холма вела узкая дорога. Утоптанный снег подтаял, и кони шли осторожно.

Стигмар-Росомаха вновь испытал неприятное чувство. Ему не нравилось отсутствие людей. С того момента, как они увидели город, им не попался на глаза ни один человек. Анты не из тех, кто прячется при виде пяти чужаков, даже если эти чужаки до зубов вооружены. Здесь же было безлюдно, словно мор по Белоозеру прошелся: только собаки надрывно брехали за плетнями домов вдоль дороги. В посаде дома вообще казались брошенными. Что-то нехорошее было в этом безлюдии, будто угроза какая-то угнездилась за бревенчатыми стенами антских изб, застоялась в темных проулках между домами.

– Спят? – промолвил Стигмар, обращаясь то ли к спутникам, то ли к самому себе. – Солнце уже высоко. Куда они, забери их Хэль, подевались?

вернуться

132

Серпень – август.

86
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru