Пользовательский поиск

Книга Сага о Рорке. Содержание - I

Кол-во голосов: 0

– Анты отвергли его. Сколько народу он собрал под свою руку? Сотни две-три, не больше. Сколько взяло твою сторону? Весь Хольгард, – Хельгер задумчиво пожевал ус. – Мятеж подавлен, а его заводила мертв. Теперь анты не посмеют бунтовать. Их воеводы за тебя, их старейшины помнят и Ведомира, и Рогволода. Ты последний из Рогволодичей. Правь спокойно и делай так, чтобы твое правление изгладило воспоминания о сегодняшнем дне.

– И все же я убил человека.

– Ты молод, и грязь мира еще не облепила твоего сердца панцирем. Борьба за власть – это всегда кровь. Тысячи умирают без вины и утешений только ради того, чтобы один занял престол. Так было, так есть и так будет. Смотри туда! – Хельгер показал на столбы дыма над горящим Рогволоднем. – Световид решил сжечь целый город. Он погнал плохо вооруженных горожан на верную гибель. Его не мучили сомнения.

– Твои слова терзают меня, Хельгер.

– Я тоже однажды убил человека не в бою. Во время похода буря разметала наши корабли, и мы оказались далеко в открытом море. Пища и вода кончились. И тогда я убил знатного пленника, за которого хотел получить выкуп. Я вонзил в его сердце нож, а потом его мясо ели мои люди, чтобы не умереть с голоду. Верно ли я поступил? Не знаю. Мне иногда снятся глаза того пленника – пустые и неподвижные. И мне бывает горько. Но его смерть спасла моих людей, спасла меня. Боги рассудят нас.

– Да, боги рассудят нас, – пробормотал Рорк и пришпорил коня. Всадники поскакали туда, где среди багрового зарева пожара метались черные тени.

Часть VI

Последнее сражение

Даже после смерти я воскресну семь раз, чтобы оградить от несчастий дом моего владыки.

Цунэмото

I

Город выгорел почти полностью. Пожар бушевал четыре дня и пощадил только часть детинца с княжеским теремом да узкую полоску домов и амбаров вдоль берега озера. Жители бродили по пепелищам, пытались отыскивать исчезнувших родичей. Плач и поминальное пение мешались с едким серым дымом от тлеющих головешек.

Рорк эти дни почти не покидал покоев Янички. Сонные отвары волхвиц сделали свое дело, княжна заснула. Глубокий сон длился вторые сутки, и Рорк начал беспокоиться. Хельгер успокоил его.

– Это хорошо, что она спит, – сказал он. – Ничего ей не будет, станет здоровей прежнего. Пес этот ей едва горловые хрящи не сломал, однако боги на ее стороне. К исходу лета родит княжна здорового ребенка.

– Как моя Ефанда… – Рорк был готов испытать огромное облегчение, но мысль о том, чей это ребенок, отравляла радость. – Хельгер, ты муж умудренный, битый жизнью. Ответь мне, прошу, как мне быть…

– Его ребенок? – Старый викинг был удивлен, выслушав рассказ Рорка. – Есть ли тому доказательства?

– Мамка Злата знает, что это так.

– Хочешь пригреть волчонка на груди?

– Куява дал роту назвать его своим сыном. Никто, кроме нас, не будет знать.

– Боги, как ты молод! Один слух, что у Рогволода мог остаться наследник, навредит тебе.

Рорк глянул в глаза своего воеводы и увидел там то, что больше всего страшился увидеть.

– Нет, это невозможно! – воскликнул он.

– Ты любишь ее?

– Ты знаешь. Она спасла мне жизнь.

– Так спаси ее жизнь. Но младенец встанет между тобой и властью. Он тоже потомок дома Рогволода.

– Клянусь Хэль, ты кровожадное чудище! – Рорк заметался по горнице, бешено жестикулируя и хватаясь за меч. – Никогда, Хельгер, никогда! Воин, убивший ансгримцев, не осквернит своего меча кровью невинного ребенка.

– Тогда призови Ефанду.

– Ты спятил! На границах стоит двадцатитысячная хазарская орда. Эзеки-хан уверен, что я убил Саркела, и он собирается мне мстить. Город лежит в руинах. Я не могу доверять антским старейшинам, а ты мне предлагаешь именно сейчас пригласить сюда мою беременную жену? Что за безумный совет!

– Правитель ты. Но плохих советов я не даю.

– Никогда!

– Хочешь спасти сына Боживоя, делай, как я говорю. Если ваш с Ефандой сын родится на этой земле, он станет королем по праву крови и по праву места, где родился. Никто не посмеет оспорить его права на престол. И потом, если твой сын родится раньше сына Боживоя, он получит еще право первородства, и все законы наследования будут ему в помощь.

– Хельгер, я в сомнениях. Я боюсь за Ефанду.

– Она из дома Инглингов. Она никогда не оставит мужа в минуту опасности.

– Княже очнулась! – истошно закричали с галерей.

Рорк взлетел по лестнице терема к дверям опочивальни, ворвался внутрь, склонился над ложем Янички. Серые глаза, когда-то такие ясные и чистые, теперь замутил недуг, но княжна пришла в сознание. Ее блуждающий взгляд остановился на Рорке, потеплел. Тихий вздох прошелестел в напряженной тишине. Запекшиеся губы дрогнули, уголки их поползли вверх.

– Любимый мой… – услышал Рорк.

– Теперь она не умрет, – ободряюще произнес Хельгер. – Пойду, приготовлю для княжны подкрепляющее питье.

Рорк не слышал его. Старая мамка стояла рядом, он и ей велел выйти.

– Ты слышишь меня? – шепнул он, наклоняясь к подушке Янички.

– Д-да…

– Теперь ты под моей защитой, – Рорк взял ее руку, подивился, какая она холодная. – Я с тобой.

– Ясный мой, любимый мой! Не уходи…

– Не уйду.

– Я… ждала тебя. Плакала… А Боживой, – лицо ее вдруг задергалось, помертвело, глаза остекленели, и испуганный Рорк собрался уже звать на помощь. Но частое тяжелое дыхание оборвалось потоком слез, скатывающихся на аксамитовую подушку. – Он меня… блазнил, а потом насильно взял… А потом Саркелу подарил, как…

– Помолчи! Боживой песьей смертью сгинул, за тебя его боги наказали. Да и Саркел убит. Я теперь тени вечерней не дам на тебя упасть.

– Я ждала тебя, любимый мой. Все глаза выплакала…

– Хельгер тебя вылечит.

– Почему гарью пахнет?

– Пожар в Рогволодне, – Рорк наклонился, коснулся едва ощутимым движением ее горячего лба, ощутил на своих губах ее лихорадочное дыхание. – Ты теперь здрава будешь. Сейчас Хельгер принесет снадобье, оно прогонит огницу.

– Не уходи…

«Нет, Куява, – с горечью подумал Рорк, – видно, не судьба тебе стать ее мужем. А мне – горе!»

Хельгер вернулся с питьем только на закате, когда княжна вновь погрузилась в тяжелый сон.

На набережной Дубенца стучали топоры. Двадцать плотников-антов под приглядом самого Хельгера второй день мастерили новую пристань взамен сгоревшей. Работа подходила к концу, оставалось лишь укрепить настил.

Топоры стучали не только на набережной. Город понемногу восстанавливался. День и ночь на подводах везут лесины для домов, обтесывают бревна. Рорк мог вздохнуть с облегчением. Для него наступило время хороших новостей.

К Эзеки-хану посланы переговорщики, среди которых два оглана убитого Саркела. Хазары под присягой подтвердили, что их господина мог убить только Боживой. На всякий случай Рорк присовокупил к полезным свидетелям еще и богатые дары – много пушнины, дорогое оружие, отборных лошадей. В любом случае посольство постарается выиграть время, а там видно будет. Хельгер начал восстанавливать укрепления города, так что совсем беззащитными перед степняками они не останутся.

Яничка понемногу выздоравливала. Она уже вставала с постели и сама ела. Правда, ложку держала так, будто весила она пуд, и на слабость все время жаловалась. Бабки-ведуньи осмотрели ее, поклялись князю, что дитя родится здоровое и в срок. Куява взялся ухаживать за Яничкой, и Рорк ему не препятствовал, хотя в душе понимал, что княжна хочет видеть не Куяву.

Третья новость и вовсе осчастливила бы Рорка, если бы не пожар и хазары. Ночью прибыл гонец и сообщил, что корабль под знаменем Инглингов вошел в Дубенец. Рорк понял, какого гостя, вернее, гостью ему следует встречать. Хельгер подшучивал над ним, повторял поминутно: «А я что тебе говорил?!»

79
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru