Пользовательский поиск

Книга Разоблачение. Страница 51

Кол-во голосов: 0

– Ты ненормальный!

– Они часть наших душ, часть, оторванная от них магией. – Я упал на колени перед мозаикой, слова теснились у меня в голове, идеи рождались и умирали, сменяясь другими, мир менялся у меня на глазах, как когда-то менялся у меня на глазах Блез. – Посмотри сюда. Превращение. Это часть их жизни. Такая же, как приготовление еды или рождение детей. И Ворота… – Теперь, когда я догадался, что это, я замечал призрачные прямоугольники повсюду. – Они легко проходили через них, живя в двух мирах: одном таком же, как и наш, и другом, где все иначе… наверное, такой как у Блеза. И еще вот это. – Я указал на утерянный фрагмент в картинах, изображающих страшный магический обряд. – Мы должны узнать, что было на этом месте, тогда все, наверное, обретет смысл. Но что бы там ни было, люди напуганы тем, что сотворила магия. Посмотри на них в следующей сцене. Это первый раз, когда никто из них не превращается. Ворот нет. Другого мира больше не видно. И эти чудовища, которых мы называем демонами, стоят отдельно. Все свершилось за один миг.

– Ни за что! – воскликнула Фиона. Она отшатнулась от меня и помотала головой, ее лицо вспыхнуло. – Ты никогда не убедишь меня, что я демон.

– Ты не демон. Нет. Разумеется нет. Но ты не целая. Так же как и я. И Исанна или Талар. Никто из нас. Только дети. – Мой сын. Знакомый мир рушился у меня под ногами, осталась только одна мысль: мой сын родился таким, каким и должен был быть. – Мы всегда утверждали, что рей-киррахи незлые по своей природе, они только ищут тепло и жизнь. В Свитке говорится, что зло есть желание обладать чужой душой, и именно поэтому мы отправляем их назад, вместо того чтобы убивать. Как ты не понимаешь? Они такая же часть нас самих, как наши руки и ноги, как наше сердце, наши желания, и в снах, когда мы видим их, мы понимаем это. Тысячу лет назад нас разлучили, – я постучал по изображению пяти магов, творящих заклятие, – и эти пятеро хотели, чтобы мы никогда больше не воссоединились. Подумай о законах, по которым мы жили. Вспомни о наших страхах, которые в нас вбивали с детства. Они не зря не верили нам, и они уничтожили все, чтобы мы никогда не узнали, кем мы были. – Мое убеждение, что мой сон – предупреждение, росло и крепло. Предтеча. Все это как-то связано с пробелом в наших знаниях, там кроется причина всего.

Балтар не сказал ни слова с того момента, как я заговорил, он только смотрел и слушал, медленно раскачиваясь. Его пухлые губы оттопырились, круглые щечки как-то вытянулись и обвисли. Он крепко обхватил руками колени и положил на них подбородок. Пальцы левой руки барабанили по колену, как клюв дятла барабанит по сухому дереву. Но когда я умолк и снова начал разглядывать мозаику, надеясь разгадать ее секреты, он негромко заговорил:

– Пендрол думал, что демон захватил его и лишь тянет время, перед тем как войти в его душу. Потом начались сны, и он почти обезумел, пытаясь попасть в это место. Он говорил, что должен быть там, с этими призраками, они зовут его. Он убил себя, оттого что не мог туда попасть. У него были жена и пятеро детей. Он не мог вынести мысли, что станет демоном или сойдет с ума. – Старик затряс головой, вся его живость и воодушевление исчезли. Глаза потускнели, губы перестали улыбаться. Но ответы давались тяжело не только ему.

– Что еще вы знаете, Балтар? – спросил я. – Есть что-то еще… – Пендролу не снилась тьма и человек в буране. С тех пор что-то изменилось. Я победил Повелителя Демонов, Нагидду, Предтечу. Я не мог избавиться от дурного предчувствия. Что так напугало тех древних людей, наблюдавших за магическим обрядом? Что заставило целый народ уничтожить собственную историю? Вовлечь поколения своих потомков в бесконечную войну?

– Как пророчества связаны с историей?

– Никак! Их больше нет. Нет. Все уничтожено. Убирайтесь вместе с вашими догадками. Из этого не получится ничего хорошего. Да и не все ли равно? – Теперь его неутомимые пальцы барабанили по лысому черепу, словно он старался что-то вспомнить… или забыть.

– Для начала мне необходимо знать все, что вам известно о демонах. Если вы не солгали о своем знании. – Мой резкий вопрос оторвал Балтара от его занятия.

– Я мало знаю о пророчествах, но о демонах я знаю больше кого-либо из живущих, хотя, если вы правы, их еще долго придется изучать. Я могу говорить дольше, чем вы в состоянии выслушать. – Он швырнул в огонь полено с такой силой, что красные угли запрыгали во все стороны.

– Так расскажите мне.

– Почему я должен это делать?

– Потому что я шестнадцать лет прожил с тем ужасом, который придумали вы. Вы мой должник.

Балтар ничего на это не ответил, но остаток утра рассказывал мне о демонах. Он начал заниматься демонами задолго до того, как родились его захваченные дети. Половину своей жизни он посвятил изучению уже написанного, собирал все, что только мог найти: слухи, записи Смотрителей, – а потом отправился в большой мир, изучать то, что было собрано другими народами. Сказки дерзийцев об их духах войны. Истории манганарцев о духах-воинах, пожирающих души трусов. Легенды базранийских сказителей и кувайских менестрелей.

– Я записывал все, – сказал старик, – но никому не позволял читать мои записи. Я хотел закончить их, чтобы никто не посмел обвинить меня в испорченности. Перед отъездом из Эззарии сжег все. Но если бы у меня были чернила и бумага, я мог бы восстановить записи.

Он узнал, что есть три вида демонов, и называл их кругами. Те демоны, с которыми сражались Смотрители, были, как правило, из одной группы. Мой демон назвал их гастеями, Балтар тоже знал это слово.

– Это охотники, те, кто пришел за добычей. Их неистовство тем больше, чем больше их голод.

Об этом я знал со времен своего учения, но никогда не слышал названия демонов.

– С некоторыми из гастеев мы сражались множество раз. Вы знаете эти истории. Если вы часто сражались, то, конечно же, встречали их, демонов, которые точно следуют схемам прежних битв. Они становятся хуже с каждым разом, когда возвращаются.

Я кивнул. Мы никогда не давали им имена, чтобы не добавлять им сил. Наши учителя готовили нас к встречам с такими демонами, которые встречались уже множество раз в нашей истории.

– Есть еще рудеи, создающие форму. Не многие демоны проявляли себя рудеями. В некоторых кувайских легендах говорится о духах, которые изменяют природу камня или ветра, я сравнил эти легенды с рассказами Смотрителей. Эйолад и Тескор сообщали о демонах, которые изменяли заклинания их Айфов, чтобы привести тех в замешательство. Они оба утверждали, что сражались с такими демонами несколько раз, но их отчеты были очень краткими, я всегда хотел спросить у них почему. К сожалению, оба этих Смотрителя жили давно. Эйолад шестьсот лет назад, а Тескор – двести. Было еще несколько подобных случаев, но все – приблизительно тогда же. Полагаю, что в наши дни уже никто не сражался с рудеями, разве что?..

Я отрицательно покачал головой.

– И невеи, о них неизвестно почти ничего. Гордость. Сокровенность. Самый загадочный круг. Все они обладают исключительной силой и избегают контактов с нами. Я пытался узнать… В преданиях говорится, что дерзийский бог Атос был первым повелителем земли. Огромный, прекрасный, с золотистыми волосами, он мог превращаться в любое существо. Его правление было таким великолепным, его подданные так любили его, что боги небес – звезды стали завидовать ему. Они уговорили его принять форму одного из них, а потом с помощью магии сделали так, чтобы он никогда не смог вернуться на землю. Они решили, что он затеряется среди них и тогда люди обратят свои взоры в небеса, на звезды. Но его сила росла, он захватил половину небес, и звезды начали бояться, что скоро лишатся всего. Тогда Тирос, Повелитель Ночи, усыновил Атоса и помазал его как своего наследника, и тогда день начал сменять ночь. Солнце важно для человека, а вот звезды… Я думаю, что звезды и есть невеи. Они смотрят на нас и завидуют всем, кто сильнее их, но они не трогают нас. Они питаются тем, что приносят гастеи, но силу они ценят больше жизни. – Он коснулся рукой слов, выложенных в мозаике. – Я не знаю значения этих слов. Они не из нашего языка и не из того, на котором говорят демоны. Но посмотрите. Вот слово, обозначающее невеев, а вот рудеи и гастеи. Значит, древние знали их имена. Возможно, эти слова могли бы рассказать нам о них, – голос старика дрогнул, – если мы захотим знать. Некоторые вещи… некоторые вещи лучше не знать.

51

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru