Пользовательский поиск

Книга Разоблачение. Страница 39

Кол-во голосов: 0

Какой манганарец станет жить с бесплодной женой, когда жрецы толкуют ему, что количество сыновей определяет его место в загробном мире, а дочери принесут ему там уважение и богатство? Какая женщина примет ребенка, отвергнутого целым народом из-за страха перед ним? Я с ледяным любопытством прислушался к едва заметному биению жизни в пустоте на месте моего сердца. Разве я смогу дать своему сыну больше, чем дадут эти двое?

Мы засиделись допоздна. Блез с Горденом пили летний эль, злословили по поводу дерзийских дворян и сузейнийских купцов и решали, какие запасы необходимо сделать на зиму отряду мятежников. Горден, как я понял, потерял ногу в одном из набегов, он не жаловался и ничем не выдавал своих чувств, но было ясно, что он очень страдает от невозможности принимать участие в жизни отряда. Я помог Элинор убрать со стола, поглядывая на младенца. Мне хотелось, чтобы он проснулся, прежде чем я уйду. Но он спал.

Тем лучше, решил я, кланяясь Элинор и Гордену, пока Блез целовал их обоих на прощание. Если бы я увидел его по-настоящему, все стало бы еще сложнее. Пока я ждал Блеза, я успел создать несколько заклинаний вокруг домика. Для поддержания чистоты воды. Для защиты от простуд. Еще одно, чтобы предупреждать хозяев о появлении кого бы то ни было. Для повышения плодовитости коз и плодородия полей. Это все, что я мог сделать.

– Ты доволен? – спросил Блез, когда огни домика исчезли за деревьями. Прохладный ночной воздух развевал мне волосы.

– Спасибо тебе.

– Ты дважды спас мою жизнь и жизни многих других за один день. Ты облегчил страдания мальчика, дав ему утешение и надежду. Это только справедливо, чтобы я сделал то же.

– Ты сильно рисковал. – Горечь и боль пожирали останки моей души. – В конце концов, я же неистовый боец. И твоя сестра, и ее муж тоже сильно рискуют, оставляя ребенка у себя. Ты должен это знать. Он одержим рей-киррахом, демоном. Он всего лишь дитя, но…

О Вердон милосердный! Я не хотел думать о будущем. Нужно рассказать Блезу, как найти Ловца для ребенка, когда он немного подрастет. Нужно многое рассказать молодому бунтарю, прежде чем мы расстанемся. Мне нет смысла оставаться дольше, я устал от лжи. Единственной проблемой было – куда идти. Не к Александру. Принц не поверит, что я действовал на пользу ему, только не после сегодняшнего дня. И не в Эззарию. Мой ребенок, прекрасный, милый, лишь расширил пропасть между мной и моим народом, лишний раз упрекнув нас в нехватке знаний.

– Значит, ты не понял. Твои глаза видят так много недоступного глазам других, я не думал, что тебе понадобится так много времени, чтобы догадаться.

– Догадаться о чем? – Я был занят, жалея себя, и решил, что пропустил какую-то часть разговора.

Блез остановился посреди луга, полная луна ярко освещала его усталое худое лицо.

– Посмотри на меня, – вздохнул он, указывая на свои глаза. – Проведи рукой перед лицом, сделай то, что ты делаешь, а потом смотри. Скажешь мне, что ты видишь.

Чувствуя, как холод расходится по позвоночнику, я сделал, как он просил, и уставился в его глаза. Я делал это тогда, в пивной, и еще три раза после, пытаясь увидеть то, что делало его таким, каким он был. Я снова увидел простого хорошего человека. Никакого высокомерия Никакого притворства. В его душе царили мир и покой. Я в очередной раз почувствовал легкое головокружение и увидел призрачные картины, наложенные одна на другую. Я думал, что эти лица и пейзажи, проходящие перед моим мысленным взором, пока я рассматриваю Блеза, являются моими воспоминаниями, отраженными в глазах Блеза. Но на этот раз я понял, что эти образы принадлежат ему, а не мне. Крепость Набоззи, в которую он проник, чтобы открыть ворота. Улицы Вайяполиса, над которыми он летел, уводя отряд от дерзийцев. Вид на Макайскую теснину с огромной высоты. Я сам, изумленно застывший после явившегося мне чуда превращения. Тысячи цветов. Тысячи форм. И ничего, что объясняло бы его требование посмотреть ему в глаза. Он был обычным собранием воспоминаний, каким бывает всякий человек.

– Посмотри еще раз, Сейонн. Скажи, что ты видишь теперь.

Я не отводил от него перестроенного взгляда. И что-то начало меняться. Что-то вышло на свободу. Некий звук на грани моего восприятия, от которого застыла кровь. Я покачал головой, отказываясь верить, пока мой взгляд проникал все глубже в его душу. Мои уши и глаза словно раскрылись. Я вдруг услышал и увидел правду, которая лежала передо мной… Музыка, полная диссонансов, будоражила мою душу, синее пламя заливало его черные глаза. Демон. Я отшатнулся, посмотрел так и этак, прикидывая, смогу ли я добраться до домика с козьим загоном, прежде чем он остановит меня.

Его огромная рука взяла меня за плечо.

– Я человек. Не больше. Не меньше. Я сделал свой выбор. И живу своей жизнью.

Безумие… страх… неверие. Мир снова обрушился на меня всей своей тяжестью.

– Посмотри на меня, Сейонн! Что изменилось? Ничего существенного. Ничего.

Его голос заставил меня стоять на месте, не двигаться, наблюдать, думать, заново пересматривая все то, на чем основывалось мое сознание. Это было то же самое, как стоять на голове или ходить на руках. Я слушал и верил, не слушая доводов разума, забывая все мои глубоко въевшиеся страхи, позволяя миру предстать передо мной в новом качестве. Мне придется немало потрудиться, чтобы понять. Но вдруг в один миг все встало на свои места, словно выглянувшее после бури солнце разогнало последние облака.

– Ты такой же, как и мой сын!

Блез кивнул, предлагая мне идти дальше:

– Нам необходимо поговорить. В Веллитскую долину мы шли час, на обратный путь у нас уйдет два.

– Я родился в Эззарии в семье акушерки и того, кого вы называете Ловцом, – начал Блез, пока мы шли под высокими соснами, над которыми светились ясные звезды. – Хотя они поняли, что я такое, они восстали против традиции. Моя мать знала, куда относят таких детей, как я, и они с отцом пришли за мной, как только обряд свершился. Мой отец много путешествовал из-за своей работы, он знал, куда мы можем уехать. Долгие годы мы жили на окраине Вайяполиса, нам помогали жрецы Долгара. Мать была прекрасной акушеркой, и ее способности давали нам возможность выжить, а мой отец тем временем ездил по миру, надеясь найти способ помочь мне. Хотя они были уверены, что скоро я впаду в безумие, едва ли на свете был ребенок более любимый, чем я. Они не учили меня ничему эззарианскому, ничего из традиций или магии из-за боязни, что в один прекрасный день я навлеку несчастье на весь народ. Но годы шли, я рос, как и обычный ребенок, и, насколько я понимаю, их страхи постепенно утихли.

– Они наверняка были особенными людьми. Оставить все. Рискнуть всем.

Спокойное лицо Блеза засветилось.

– Да. Они были исключительными. И в своих путешествиях мой отец встречал и других необычных людей. Некоторые из них были такими, как я, и они тоже смогли выжить. Другие, среди них встречались и эззарийцы, и не эззарийцы, были «одержимы», но их существование вовсе не было тем ужасом, о котором говорят эззарианские маги. Мой отец убедил их переехать в Манганар, лучше узнать друг друга, чтобы потом вернуться в Эззарию и рассказать то, что удастся узнать и понять. Он очень надеялся… вернуться когда-нибудь. Меня всегда восхищало то чувство, которое эззарийцы испытывают к своей родине и друг к другу. – Эти слова показались мне странными. Как можно восхищаться тем, о чем не имеешь понятия?

– И что было дальше? – Мы добрались до голой вершины холма и теперь шли вдоль гребня. Ветер яростно рвал с нас плащи – верный признак скорой смены времени года.

– Моя мать не теряла связей со своими подругами в Эззарии. Через несколько лет после нашего бегства ей удалось спасти еще несколько младенцев, обреченных на смерть.

– Фаррол, – догадался я.

– Он мой брат во всем, кроме общей крови. Но я неправильно вел себя с ним… я позволил его неистовству зайти слишком далеко… ты видел. Но сдерживать его непросто… Вскоре нас стало уже семеро.

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru