Пользовательский поиск

Книга Разоблачение. Страница 29

Кол-во голосов: 0

– Блез отличный парень. Он любит нас, заботится о нас. Мы никогда не будем нуждаться, так он сказал. Другие гонят нас. Убивают, как в прежние дни. Но только не он – Она коснулась моей головы. Ее прикосновение было легким и нежным. Может быть, глаза подвели меня, ведь в комнате почти темно.

В горле у меня совсем пересохло от волнения.

– Есть ли… можно мне воды? – прохрипел я. Женщина снова закачалась, словно она забыла обо мне:

– Вода… да. У меня есть вода.

– Прошу вас. Мне бы воды.

– Дай ему воды, Сэта, и развяжи руки. Он уже проснулся и не причинит тебе вреда. Правда? – Этот вопрос был задан мне. Спрашивал жрец, бунтарь, маг… или кем еще он был.

Я покачал головой:

– Я никому не причиню вреда.

Женщина склонилась над веревкой, которую мне не удалось развязать, несмотря на все усилия. Она убрала, а вместе с веревкой исчезла и моя неподвижность.

Несмотря на то что ноги остались связанными, я смог сначала встать на колени, а потом сесть. К деревянной стене я не прикасался, хотя боль от ран на спине почти прошла благодаря наложенному женщиной заклятию, но оставались еще синяки.

Сэта подала мне глиняную чашку с чистой водой. Когда я брал ее, то посмотрел на женщину своим особенным взглядом. Она была полностью захвачена демоном.

– Спасибо, – прошептал я, отводя взгляд. На миг задумался, потом закрыл глаза и выпил воду. Как я уже знал после многих лет, проведенных в рабстве, жажда – худшее из испытаний.

Молодой человек уселся на грязный пол, скрестив ноги, и откинул назад длинные волосы. Он взял такую же чашку из рук Сэты и улыбнулся ей:

– Ты отлично справилась, Сэта. Больной быстро поправляется.

Женщина застенчиво улыбнулась:

– Ты поверил мне. Я старалась.

– Как и всегда. А теперь пойди скажи Фаррелу, где я, на случай если я ему понадоблюсь. Пока же останусь с нашим гостем.

Женщина вышла из домика. Сидя я мог лучше разглядеть комнату. Она была совсем маленькой и захламленной огромным количеством не поддающихся определению предметов. Здесь пахло гнилым мясом, холодным, давно не чищеным очагом, грязной одеждой. Все кругом кишело насекомыми, мне бы сейчас очень не помешал конский хвост, чтобы отгонять мух.

– Ты должен держаться подальше от этой женщины, – спокойно произнес я. – Ты хоть понимаешь, что в ней такое?

– Она не сделает тебе ничего дурного.

– Но она…

– Я не собираюсь обсуждать ее с тобой. Если ты дашь мне слово не пытаться бежать, я развяжу тебе ноги и мы пойдем прогуляться. Похоже, тебе не помешает немного проветриться.

– Тебе не нужно моего слова. У тебя мой сын. – Я очень хотел бежать подальше от демона.

– Значит, ты по-прежнему утверждаешь, что ребенок твой. – Блез развязал веревку одним быстрым движением своих длинных пальцев. Его сложение не предполагало в нем какой-то особой силы или выносливости, но у него была удивительно широкая кость и большие руки. Я был выше, но подозреваю, что он был тяжелее.

– Все, что я рассказал тебе, – правда.

Блез отступил назад, не сделав попытки помочь, когда я зашатался на затекших ногах. Он перебросил мне рубаху из коричневой шерсти, похожую на ту, в какой был сам, а потом с интересом наблюдал, как осторожно я надеваю ее на себя.

– Ладно. Меня приучили не верить эззарийцам, и это сложно изменить. Ты был там с дерзийцами по своей воле. На тебе не было кандалов, хотя я вижу, что когда-то они у тебя были. Но в Вайяполис ты пришел свободным человеком. Если хочешь дожить до заката, я советовал бы тебе рассказать мне более убедительную историю.

– Странно, что ты захотел ее услышать. Твой друг был готов убить меня.

– А он редко ошибается в таких вещах.

Я пошел за ним в запущенные сени, а потом наружу, в зеленую долину, очень похожую на ту, из которой накануне бежали мятежники. На берегу потока стояли четыре лачуги, еще несколько виднелось под деревьями. Коновязь. Деревья и скалы. Мы шли по берегу потока.

Кроме нас, здесь не было ни одной живой души. Я чувствовал спящих в домах, часовых у входа в долину, нескольких раненых в хижинах под деревьями. Мои собственные раны молчали. Я много раз мечтал о подобном заклятии, хотя, подозреваю, мне не понравилось бы то, как оно было сделано. И я не мог позволить одержимой демоном женщине прикоснуться ко мне еще раз.

Но сейчас главным было заставить Блеза поверить мне, поэтому я перестал думать о демонах и рассказал ему свою историю, почти не искажая правды, но и не сообщая о моих отношениях с Александром. Я был рабом после захвата Эззарии, сообщил я. Я служил в нескольких дерзийских домах, последний раз – в летнем Императорском Дворце в Кафарне. Два года назад, воспользовавшись суматохой из-за ареста и едва не состоявшейся казни Александра, я бежал и вернулся к своим. Потом родился мой сын, которого увезли из Эззарии.

– И ты выбрался из своих лесов и, рискуя свободой и жизнью, отправился за ним.

– Я должен его увидеть. – Заглянуть в его душу и увидеть то, о чем говорили Исанна и еще трое свидетелей. – Наши законы могут показаться жестокими, но на то есть причины… Некоторые дети… нездоровые дети не могут оставаться в Эззарии. Как я уже говорил тебе, я не хочу его смерти. Я хочу, чтобы он рос в безопасности, рядом с теми, кто будет о нем заботиться. – Пока не смогу войти в его душу и изгнать демона, которому там нечего делать. Но этого Блез не поймет. Он же оставил меня на попечение одержимой женщины.

– И как же ты меня нашел?

Он был воплощенным спокойствием. Мы остановились у деревянного моста, под которым резвился поток. Я понятия не имел, какими именно умениями обладает Блез, но слушал он меня всем своим существом. Нужно как можно ближе держаться правды.

– Один дерзиец из знатного семейства, Вейни, враждовал с Александром, когда я оказался в Кафарне. Он сделал вот это, – я указал на клеймо на своем лице, – чтобы досадить принцу. Он решил, что, если осмелится испортить принадлежащее принцу, это возвысит его в глазах других. Принц не убил Вейни, потому что у того были причины жаждать мести, а у принца Александра, что бы ни говорили о нем и его нраве, очень развито чувство справедливости. – «Вот теперь начнется самое опасное. Ложь. Александр говорил, что я худший лжец в мире. Пусть это будет не так!» – Когда я пошел за тобой, меня схватили дерзийцы. Вейни охотится за Айвором Лукашем, он надеется таким образом вновь завоевать расположение принца, и он почему-то был уверен, что беглый эззарианский раб должен знать все о повстанцах. Он узнал, где вы скрываетесь, и притащил меня туда, обещая отпустить, если я помогу захватить и опознать тебя. Я согласился. Не потому, что я считал тебя врагом, – я, как и многие, одобряю твои действия. Но я подумал, что простым смертным все равно не избежать гибели от дерзийцев. Когда же я увидел, кто ты…

– Так ты меня узнал?

– Есть множество признаков, по которым можно узнать человека, совсем не обязательно смотреть в лицо. Иначе почему бы я позволил тебе держать у себя моего сына?

Он насмешливо посмотрел на меня:

– Продолжай.

– Я крикнул дерзийцам, чтобы они отступали, потому что у вас пятьдесят магов, которые готовы обрушить скалы им на головы. Когда Вейни понял, что на самом деле вас совсем мало, он поклялся снова провести меня через обряды Балтара. Если ты когда-нибудь говорил с эззарийцем-рабом, ты знаешь, что смерть для нас лучше. Если бы я знал, что вы вернетесь и спасете меня, я выбрал бы менее болезненный способ избавиться от него. Благодарю вас за помощь. Я выживал во многих переделках, но не думаю, что смог бы еще раз пройти через обряды.

– Мне нелегко верить тебе, когда ты только что заявил, что был готов сдать нас дерзийцам.

– Моя жизнь в твоих руках. Думаю, что это лучше, чем быть в руках Вейни, хотя я уверен, что в мире существуют некоторые вещи, о которых ты непременно должен узнать. – Если он не смог распознать демона и не понял, что демон может сотворить с ним и его последователями, он не сможет и понять, насколько опасен избранный им путь.

29

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru