Пользовательский поиск

Книга Разоблачение. Содержание - ГЛАВА 17

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 17

Проблема состояла в том, что я не знал никого при дворе в Загаде, кто мог бы указать путь к Балтару. Я никогда не служил в Загаде, только в летнем Императорском Дворце в Кафарне, поэтому здесь я знал только троих, кто мог бы снабдить меня необходимой информацией за достаточно короткое время, – Александр, его брат Кирил и его жена, принцесса Лидия. Александр отпадал сам собой, Кирил, чьи воины погибли от моей руки, тоже едва ли подходил мне. Оставалась только принцесса. Лидию нельзя было назвать спокойной и добродушной, но слушала она гораздо внимательнее, чем ее принц.

Я вернулся на рыночную площадь, нанял общественного письмоносца и велел ему отнести записку в дом Хаззира, верного человека Лидии. Я надеялся, что он переехал в Загад вместе со своей госпожой, после того как она вышла замуж за Александра. Он узнает подпись и найдет способ незаметно передать послание хозяйке.

Остаток дня я провел на рынке, слоняясь неподалеку от стола для писем. Стоять на одном месте я не осмелился, иначе меня бы заметили. Но я не смел и пропустить возвращение письмоносца, в противном случае он возьмется за следующее поручение и исчезнет раньше, чем я получу ответ. Одуряющая жара полудня заставила всех жителей забиться по домам или в тень садов и беседок. Лишь самые богатые и знатные могли позволить себе фонтаны, вода для которых бралась из горных источников за городом. Но постепенно тени начали вытягиваться, с дюн подул прохладный ветерок, люди начали снова появляться на улицах. Друзья и знакомые приветствовали друг друга и усаживались за каменные столы на рыночных площадях, чтобы сыграть партию в ульяты или выпить по чашечке назрила, обжигающего, сомнительно пахнущего чая, так ценимого дерзийцами. Женщины под прозрачными покрывалами шли к рынку за фруктами и мясом для обеда, останавливаясь поболтать с приятельницами и родственниками у общественных колодцев. Торговцы выставляли вечером свой лучший товар – драгоценности, вина, экзотические специи и благовония, – зажиточные семейства выходили за покупками лишь по вечерам. Только слуги и рабы встают достаточно рано, чтобы совершать покупки в часы утренней прохлады.

Я уже собирался купить небольшой вертел с жареными колбасками и вернуться к Фионе, когда на пыльной улице, ведущей от внутренней стены города, за которой пылали в закате купола Дворца Императора, появился одетый в синюю форму письмоносец.

– Есть ответ? – Я подскочил к нему, прежде чем он успел перевести дух.

– Господин сказал, что он и ваш добрый друг будут сегодня вечером в Храме Друйи, у внешней стены. Вы сможете обсудить все дела после принесения жертвоприношения в честь завтрашнего празднования. Но встреча будет короткой, потому что в доме у господина очень важные гости, которых он не сможет оставить надолго.

Я дал вестнику монету и поспешил в гостиницу, чтобы дождаться шестой стражи, поскольку Друйя – бог ночи и тьмы. В Храм Друйи мой «добрый друг» придет за час до полуночи.

– Я иду с тобой, – заявила Фиона.

– Нет. Она тебя не знает. Я не хочу, чтобы ты напугала ее.

– Не думаю, что дерзийскую принцессу легко напугать. Я надену это проклятое платье, и она решит, что ты пришел с женой. Так ей будет даже проще.

С женой… Сны, страхи и путешествия последних месяцев заслонили от меня образ Исанны, хотя он постоянно был со мной. Я опасался, что то ужасное, что произошло между нами, было всего лишь проявлением более серьезной проблемы, которую я старательно не замечал очень долгое время, уверенный, что любовь найдет решение за нас. Она была королевой, в этом была ее жизнь. Она постоянно повторяла мне это, но я никогда не слушал. Я был… тем, чем я стал за долгие годы в разлуке, и, что бы она ни говорила, я никак не мог примириться с ее положением. Ее обязанности делали невозможной ее веру в меня. А мне же было необходимо доверие. Теперь наши пути разошлись окончательно, я опасался, что мы уже никогда не встретимся. Смеет ли она, позволяет ли она себе думать о сыне… и обо мне? Погрузившись в пучину воспоминаний, я не расслышал последних доводов Фионы, но, когда я вышел на шумную улицу и двинулся в сторону бронзового купола Храма Друйи, за мной хвостом следовала завернутая в белые одежды фигура.

В храме было темно, горели только свечи под красно-золотым мозаичным изображением быка у дальней стены.

Массивный купол поддерживала целая роща колонн, раскрашенных оранжевыми и красными полосами. Они мешали рассмотреть огромное изображение бога, от которого оставалось лишь ощущение чего-то гигантского и подавляющего. Толстые стены храма не пропускали шумов улицы, зато под колоннами на крюках были развешаны колокольчики, маленькие и большие, серебряные, медные и золотые. Колокольчики закачались от наших шагов, зазвенели и продолжали звенеть все время, пока мы шли к алтарю. В храме было несколько прихожан, они раскладывали на пяти алтарных камнях, уже и без того заваленных цветами, свои подношения. Я начал делать то же самое, медленно двигаясь от одного гранитного монолита к другому и оставляя на них букетики душистых трав, которые только что купил в цветочной лавке у ворот храма.

– Вы уже помолились? – спросил низенький дерзиец с аккуратно подстриженной бородой, который стоял рядом со мной у третьего камня, ожидая своей очереди положить цветы.

– Да.

– Тогда поспешим. – Он дружески подхватил меня под руку и повел в темную нишу между двумя камнями. – А эта женщина, которая идет за нами?..

– Она со мной, – сказал я, усмехаясь. – Совершенно безобидная. Клянусь жизнью.

– Хорошо. Мой кинжал всегда при мне. У вас есть четверть часа, не больше.

Прежде чем я успел поблагодарить его, Хаззир уже отошел и принялся пристально разглядывать фрески, изображающие загадочную пещеру Друйи глубоко под землей. Я шагнул в нишу, чувствуя, как за мной по пятам следует Фиона. Из тени поднялась женщина в бледно-голубом одеянии. Ее сияющие рыжие кудри были уложены в высокую прическу, открывающую самую изящную шею, какую я когда-либо видел. Я сразу почувствовал, что дела мои плохи.

– Сейонн! Ты сошел с ума, если пришел сюда!

– Ваше высочество! – Я опустился на колени, но она не протянула мне руки, ее изящной нежной руки, той самой, которая за полчаса могла переломать кучу мебели высотой в человеческий рост, если ее хозяйка была чем-то расстроена.

– Кирил был здесь две недели назад. Я не могла поверить тому, что он рассказал нам. – Я встал, глядя в ее зеленые глаза, требующие ответа, почему она должна выслушивать того, кто предал ее возлюбленного. – Александр несколько недель казнил себя за то, что подверг тебя такой опасности, так обидел тебя, снова заставил страдать. А потом оказалось, что ты так цинично предал его… и как… его лошади… Ты понимаешь, что ты наделал?

– Моя госпожа, я клянусь вам, есть объяснение моим поступкам. Я не совсем невиновен… – я не стал бы притворяться перед этим взглядом, – но я всей душой был против. Если он захочет, я буду служить ему, как и прежде, пусть даже снова в цепях. Если бы у нас было время, я рассказал бы все.

Она покачала головой:

– Если ты расскажешь мне все, это ничего не исправит. Ты прекрасно знаешь, что наши слова и желания не могут изменить мир. Зачем ты пришел? – Она бросила подозрительный взгляд на завернутую в белое Фиону, но я не собирался тратить ценные минуты на церемонии:

– Я должен выяснить, как я могу найти человека по имени Балтар.

Кровь отхлынула от ее лица, рот искривился.

– Балтар… обряды? – Лидия давно выступала против рабства.

– Да.

– Неужели месть? Я думала, ты выше…

– Человек не сможет придумать, какой мести заслуживает этот негодяй. Об этом позаботятся боги. Но я должен выяснить то, что ему известно, одну очень важную для всего моего народа вещь. Прошу вас, моя госпожа, он может обладать такими знаниями… – Как мне объяснить ей свои страхи, вопросы, хитросплетения магии и истории, страдания души, обреченной на безумие? Мне понадобится не один час.

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru